• 02 ноября 2018, 00:33

    Глушаков и Колизей. Слово в защиту капитана московского «Спартака»

    Колумнист «360» рассуждает о том, почему болельщики «Спартака» устроили травлю Дениса Глушакова, и приходит к мысли, что не все так однозначно в его конфликте с уже бывшим главным тренером команды Массимо Каррерой и болельщиками.
    Глушаков и Колизей. Слово в защиту капитана московского «Спартака»

    Две самые громкие околофутбольные истории нынешней осени — с Кокориным/Мамаевым и Глушаковым. Их объединяет одно — запредельные эмоции общественности. В них мало смиренного, толерантного и христианского, зато зашкаливает что-то из глубины веков.

    Возникает ассоциация со временами Спартака — не клуба Глушакова, а гладиатора, поднявшего восстание. Тогда зрители в Колизее, поднимая или опуская большие пальцы, принимали решение — добить проигравшего бойца или оставить в живых. Сейчас творится похожее, и как-то пугающе много желающих не физической так футбольной смерти футболистам.

    При этом наверняка у любого среди знакомых или знакомых знакомых найдется юрист, который расскажет, какая принята практика в России в случаях подобных кокоринскому и мамаевскому.

    Я, например, со своим товарищем проконсультировался, он мне четко разъяснил: не иди речь о футболистах и большом резонансе, никаким СИЗО не пахло бы. Решения суда ждали бы под подпиской о невыезде. Однако общественность почему-то такие детали не волнуют, им подавай крови и немедленных посадок.

    Примерно та же ситуация и с Глушаковым. Нет, понимаю, некоторые футболисты своим чересчур наглым поведением настроили многих жителей страны против людей этой профессии. Но не до такой же степени! То, что устраивают спартаковские болельщики по отношению к капитану команды — очевидный перебор.

    Глушаков и мудрость

    В отличие от того же Кокорина я не знаком с Глушаковым, мне трудно судить о его человеческих качествах. Однако какие-то вещи на поверхности. Скажем, недостаток у спартаковца мудрости. Иначе не было бы «лайка» посту актера Дмитрия Назарова с критикой Карреры, вызвавшего бурю эмоций и стоившего Денису места в основе. Полузащитник перечитывал бы по сто раз написанное прежде, чем нажать на сердечко. Однако подставился, получил по шапке и теперь главный изгой у спартаковских болельщиков.

    Каррера и Глушаков в плане мудрости — это даже не отец и сын, а прадедушка и правнук. Итальянский специалист вообще разыгрывал свою партию, как по нотам, владение собой и умение подыграть публике у него на потрясающем уровне.

    В противостоянии с капитаном он сожрал подопечного, не поперхнувшись. В результате болельщики красно-белых готовы до умопомрачения скандировать «А тутти! Аванти! Массимо Каррера!», бойкотировать походы на «Открытие Арену» и посвящать Глушакову нецензурные кричалки.

    Во всей этой истории меня поражает, насколько едины в своей позиции поклонники красно-белых. Каррера для них царь и бог, они сотворили из него кумира, а Глушаков — враг и вредитель. И нет никакой попытки посмотреть на ситуацию глазами футболиста.

    Откуда уверенность, что Денис не прав? Я поговорил с несколькими людьми в «Спартаке», все они на стороне капитана команды. Вот какая получается картина. Красно-белые в 2017 году становятся чемпионами, в этом огромная заслуга Карреры и футболистов, они живут душа в душу.

    Далее итальянец задвигает на вторые роли поставившего отличную «физику» испанца Хавьера Сальсеса, подтягивая своего товарища Джорджо Д’Урбано — игроки перестают чувствовать свежесть в ногах. Пропадает доверие к Роману Пилипчуку — возникают проблемы с тактикой. С согласия тренера приобретают защитника Марко Петковича — никаким усилением он не становится. Что должны думать о Массимо футболисты?

    У Глушакова к этому добавляется «сага о контракте». Капитан рассчитывает, что его вклад в чемпионство будет оценен по достоинству, что никто не забудет, сколько раз он устраивал свои знаменитые «похороны», принося важнейшие очки. Однако время идет, а в переговорах царит мрачное затишье. И только личное вмешательство Леонида Федуна позволяет продлить соглашение. К тому времени капитан успевает ощутить в полной мере неуважение к своей персоне со стороны агента Марко Трабукки — неофициального спортивного директора «Спартака». Вероятно, появились дополнительные вопросы и к главному тренеру — близкому товарищу Трабукки.

    Заговор команды

    Время шло, трещина в отношениях становилась все глубже и глубже. Тренер наверняка был недоволен формой полузащитника, весной перестав ставить в состав. Глушаков же, очевидно, пережил сильнейшее потрясение из-за непопадания на домашний ЧМ-2018.

    Если в 2017 году он был незаменим в сборной, а Станислав Черчесов по итогам года поставил его на первое место среди футболистов премьер-лиги (Каррера только на четвертое после Джикии, Луиса Адриано и Головина), то спустя полгода прокатился мимо главного турнира жизни. И смотрел за выходом России в четвертьфинал по телевизору, а не с поля.

    Один скажет: плохо тренировался. Другой: как тренировали, в такой форме и нахожусь. Истина обычно где-то посередине.

    Глушакову часто приписывают участие в заговоре против Карреры, из-за этого его и третируют спартаковские фанаты. Вот только если и говорить о заговоре, то он был не капитана, а всей команды. Итальянский специалист очень грамотно эту тему микширует.

    Вот и в Instagram после ухода он поблагодарил всех персонально, кроме Глушакова, и на прощальный обед не позвал только одного человека, и на итоговой пресс-конференции негативные слова нашлись лишь в адрес Дениса.

    При этом не будем забывать, что в конфликте тренер-футболист команда встала на сторону игрока, проголосовав за него на выборах капитана. Хотя очевидно, что Каррера хотел на этом посту видеть Джикия. Тренер упустил нити управления коллективом, но вида не подал. Не найти общего языка с одним футболистом — это нормально. Потерять контакт со всей командой — совсем другая история. Тренер гениально развернул дело таким образом, что никто из болельщиков не понял: проблемы не с одним Денисом — со всеми футболистами. Десять из десяти за урок дипломатии.

    Каррера в итоге уезжает из Москвы на коне. Глушаков остается бороться как на семейном фронте, так и на футбольном. А публика еще долго будет требовать крови капитана, опуская большой палец вниз.

    Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.