• 23 октября 2018, 10:13

    Футболисты «Спартака» против Рауля Рианчо. Поезд испанца уже ушел

    Колумнист «360» делится информацией, полученной от источников в московском «Спартаке», и рассуждает о том, почему у Рауля Рианчо ничего не выйдет.
    Футболисты «Спартака» против Рауля Рианчо. Поезд испанца уже ушел

    «Спартак» Массимо Карреры в чемпионском сезоне-2016/17 был настоящей машиной — команда летела, фонтанировала эмоциями, а удовольствие от совместной работы футболистов и главного тренера было заметно невооруженным глазом. Когда же мотор забарахлил?

    Разбираясь в ситуации, я поговорил с людьми, которые знают о происходящем изнутри. И они сходятся в одном — Каррера резко изменился сразу после чемпионства. Его перестали интересовать успехи клуба, главным стало собственное финансовое благополучие.

    Уже тогда удивило расставание с водителем клубного автобуса и доктором Лю. Есть ведь золотое правило — не надо чинить то, что работает. Мои собеседники, впрочем, говоря о начале конца, называли не Лю и водителя, а приглашение новых итальянских помощников.

    При «чемпионском» тренере по физподготовке Хавьере Сальсесе команда бежала, пожалуй, лучше всех в премьер-лиге. При новом «физруке» Джорджо Д’Урбано у футболистов повисли гири на ногах. Испанец Хави, как его звали в команде, оставался в штабе, но ключевых решений уже не принимал. Сейчас он в «Рубине», а казанцы в числе лучших в РПЛ по пробегаемым километрам за матч. Д’Урбано начал «грузить» штангой, однако бежалось от этого футболистам тяжелее и тяжелее.

    Задвинул Каррера и другого помощника, игравшего весомую роль в «золотом сезоне», — Романа Пилипчука, доверяя своим соотечественникам. Плюс непонятные трансферы, которые проворачивал друг Массимо — агент Марко Трабукки. Оценивая способности того же самого новичка Марко Петковича, спартаковцы понимали, что здесь идет речь не об усилении состава, а о каких-то посторонних вещах. Скорее всего, связанных не с футболом, а с деньгами. Это только увеличивало раскол между командой и главным тренером.

    Речь обо всех футболистах «Спартака», включая легионеров, а не только об ОПГ «Ромашка», как называли себя сами Глушаков, Комбаров и Ребров («Ромашка» — название кафе братьев Комбаровых). Поэтому популярная точка зрения о том, что Каррера не поладил лишь с несколькими игроками, далека от правды. Итальянец действительно взъелся на капитана Глушакова, считая его лидером заговора против себя, так что в дубль Денис отправился, конечно, не за «лайк» в Instagram. Это был лишь повод. Не будь «лайка», нашлась бы другая причина, ко взрыву дело шло давно.

    Вот только радикальные меры уже никак не могли погасить пожар. Наоборот, Каррера лишь подлил масла в этот огонь — пропасть между командой и тренером стала гигантских размеров. Дни итальянца были сочтены — футболисты не чувствовали себя готовыми ни физически, ни тактически. Абсолютно все в коллективе единым фронтом не одобряют схему «4-3-3», считая ее пагубной для «Спартака».

    Почему команда против Рианчо

    Самое же интересное во всей этой истории — фигура не Карреры, а Рауля Рианчо, нынешнего и. о. главного тренера красно-белых. Испанец работал помощником в «Рубине», киевском «Динамо» и сборной Украины, и в последнее время не скрывал амбиций возглавить какой-то клуб. «Рауль начал перегибать и не совсем корректно высказываться. Стал вести себя как главный тренер», — вспоминал бывший администратор киевского «Динамо» Александр Чубаров в интервью Tribuna.

    Нынешней зимой испанца зимой прочили на место «главного» в этом украинском клубе — не вышло. А потом назначили помощником Карреры.

    Уже тогда стало понятно — вот готовый сменщик итальянцу. Как, в общем-то, и Каррера приходил к Дмитрию Аленичеву без особого на то желания российского тренера. Схема проверенная. Поговаривают, что Рианчо — креатура агента Марко Трабукки, который понимал шаткость позиций Карреры, но не желал расставаться с ролью неофициального спортивного директора клуба.

    Придя на роль помощника, испанец Рауль решал практически все — и «физика» была на нем, и занятия на поле, и теоретические разборы. Даже во время матчей порой выскакивал к бровке, давая указания футболистам. Главный же тренер в последнее время лишь называл состав на игру, да мог изредка во время занятий внести какие-то коррективы. У коллектива сложилось впечатление, что Массимо просто устал, без борьбы отдав помощнику все полномочия.

    Вот только отношения с командой у нового тренера еще хуже, чем были у Карреры. Тому футболисты хотя бы благодарны за чемпионский сезон, за незабываемые эмоции, за то, что почти год жили одной семьей, двигаясь к заветной цели.

    У Рианчо такого бэкграунда нет, зато с первых же дней он проявил сварливый характер, начав «пихать» игрокам по поводу и без. Не добавляет авторитета испанцу и поставленная им «физика» — свежести в ногах никто не чувствует, интенсивность на тренировках низкая, а о занятиях в тренажерном зале красно-белые вообще забыли.

    Не лучше дела и с тактикой — разборы не дают понимания, как команда планирует выигрывать. Футболистам есть, с чем сравнивать, у многих других наставников им было все ясно, здесь же с теоретических занятий Рауля спартаковцы выходят в недоумении. А потом и на поле замечают, что установки совершенно не работают. За три месяца удовлетворение команда получила только от двух матчей — с «Динамо» и с «Вильярреалом», когда действительно происходил всплеск. В остальном футболисты больше мучались, чем играли.

    Итог же простой: вся команда в полном составе против назначения Рианчо главным тренером. Знает ли об этом Леонид Федун? Должен знать. По крайней мере, вице-президент клуба Наиль Измайлов точно в курсе. Он в тесном контакте с игроками, посвящен во все процессы и, по мнению коллектива, явно заинтересован не в каких-то околофутбольных делах, а в победах «Спартака».

    Видимо, поэтому-то красно-белые и заняты поиском нового специалиста, а не сделали ставку на испанца. Рианчо уже вышел из режима «Биг Босс», старается по-человечески общаться с подопечными, найти с ними контакт, но поезд, судя по всему, ушел — выстроенную между командой и тренером стену разрушить практически нереально.