• «Дейенерис и Гора знают о нас». Чемпионка мира по средневековым боям — об «Игре престолов», травмах и аудитории

    В день, когда весь мир смотрит начало финального сезона «Игры престолов», чемпионка мира по средневековым боям в составе сборной России Марина Головина в беседе с «360» рассказала, что это за вид спорта, как влияет на него легендарный сериал и с какими трудностями ей приходится сталкиваться по ходу состязаний.
    «Дейенерис и Гора знают о нас». Чемпионка мира по средневековым боям — об «Игре престолов», травмах и аудитории

    Справка:

    Марина Головина — 30 лет;

    чемпионка мира по историческому средневековому бою в формате 5 на 5 (2018 год);

    кандидат в мастера спорта по вольной борьбе;

    мать двоих детей;

    рестлерша.

    Исторический средневековый бой — полноконтактные сражения с использованием защитного и наступательного вооружения, характерного для Средневековья. Участники используют настоящее оружие и доспехи, сделанные по историческим образцам. Удары наносятся в любые части тела (с учетом ограничений, зафиксированных в правилах), разрешены как ударные, так и борцовские приемы. Битва наций — чемпионат мира по средневековым боям.

    Как проводятся турниры

    Во всем мире, когда какая-то идея набирает популярность, она становится объектом дележа. Разные люди пытаются найти к ней свой подход, создать свои версии, лиги, федерации с блекджеком и маркитанками… Наверное это неизбежно для такого зрелищного и азартного занятия, как исторический средневековый бой. Я сторонница организации HMBIA (Международная ассоциация исторического средневекового боя). Именно ей средневековый спорт обязан своим развитием и недосягаемым уровнем качества современных рыцарских боев.

    Под эгидой этой организации по всему миру проводятся мероприятия разного уровня. Самое крупное из них — Чемпионат мира «Битва Наций» — проводится уже десятый год и привлекает всё больше национальных сборных. Организаторы, работая в постоянном сотрудничестве с HMBIA, согласовывают список номинаций, PR, приглашают бойцов, ведут регистрацию и учет результатов.

    Чем больше зрительский интерес, тем больше шанс привлечь материальную поддержку с разных сторон. Я настолько погружена в активную работу по популяризации нашего любимого дела, что не могу адекватно анализировать. Но мне кажется, что мы идем верной дорогой и захватываем всё больше эфира.

    В последнее время бои даже выходят на некую окупаемость за счет компенсаций тех же призовых. Это связано с тем, что мероприятий становится больше, и так организаторы мотивируют к участию и держат в тонусе лучших бойцов — тех, кого публика особенно хочет видеть. Некоторые называют нас стальными гладиаторами.

    Аудитория

    Измеряется тысячами. Турниры имеют фестивальный формат и на них большая проходимость. Фанаты с утра занимают места на трибунах, зеваки приходят и смотрят, блуждают по ярмарке, осматривают артефакты, узнают больше об истории и её спортивной составляющей. В таком формате предусмотрено несколько точек интереса для любых возрастов, в том числе боевая арена, на которой проводится турнир. В Праге, например, амфитеатр почти всегда был забит зрителями.

    Один из чемпионатов мира (в Испании) я пропустила из-за травмы и комментировала прямую трансляцию из дома, переживала вместе с девочками. А в прошлом году, на чемпионате мира в Риме, было подключено китайское вещание, и оно побило все рекорды. Кажется, по Китаю было несколько миллионов просмотров.

    Что касается их участия на турнирах, то какое-то время «воины дракона» приезжали биться в качестве легионеров, но не так давно стали полноправной национальной сборной на «Битве Наций». Я слышала, что в Сербию в этом году снимать китайцев приезжает профессиональная команда из 20 человек съемочной группы.

    Пока что наш вид спорта в России не является официальным и даже не входит в реестр неофициальных видов спорта, хотя мы к этому стремимся. Нам приходится искать другие пути, чтобы как-то функционировать. Все держится на энтузиастах, активистах и партнерах на местах, осознающих потенциал таких культурно-спортивных мероприятий.

    Боевые травмы

    Был бой, когда мою соперницу дисквалифицировали. Гарда ее меча (крестовина, которая защищает кисть) попала мне в глазницу шлема и пропорола нос. Медики запретили мне продолжать бой, хотя адреналин толкал обратно на ристалище… Еще я порвала связку колена во время тренировки, а потом добила в ходе турниров. Как раз из-за этой травмы я пропустила тот чемпионат.

    Статистика травм не выше, чем в футболе. Особая нагрузка в рейтинговых поединках с таймингом на три раунда. В железе не то, что драться — тяжело стоять, а тут еще надо показывать класс все эти бесконечные несколько минут. И это не командные бои — никто не поможет тебе, все сам. У меня было однажды, что бой затянулся, и вместо шести минут надо было драться девять! Вот это была жесть! Горжусь тем, что не свалилась в обморок прямо на глазах у зрителей, хватило сил скрыться от камер и сделать это в безлюдном месте.

    В 2016 году в первый раз на ЧМ была женская номинация формата три на три, мы совершенно ничего не умели делать. Мужчины очень скептически к ней относились. Мы толкались, возились, и, хоть борцовский опыт мне здорово помог, все равно было непривычно. Особенно тяжело было с украинками. Бой длился уже больше 10 минут, включилось туннельное зрение. И без того в шлеме обзор специфический, а тут вообще буквально всё погасло… Гипоксия, стук крови в ушах и жар раскаленных на солнце доспехов. Я вцепилась в соперницу, стараясь просто не упасть. И тут слышно с трибун: «Россия! Россия!». Можно было даже различить голоса наших мужчин-бойцов. Дальше все как в спортивных драмах… Это особенное чувство — на тебя смотрят, в тебя верят, ты жив более, чем когда-либо, ты пока стоишь и еще что-то можешь. И мне хватило рывка, чтобы свалить соперницу и уже дальше методично с девочками разобрали остальных.

    Еще интересный момент был, когда мы летели в Рим со всем своим оружием, и с нами по соседству оказалась команда по стендовой стрельбе. В очереди на досмотр какую-то женщину злило, что содержимое наших рюкзаков долго изучают, она не выдержала и кричит: «Да пропустите нас, мы тут с нормальным оружием!» Где-то внутри у меня все закипело и, что называется, «упало забрало», но мы с товарищами только улыбнулись друг другу. Мы не даем никому повода обвинить нас в излишней кровожадности. Нам хватает этого всего на ристалище.

    «Игра престолов»

    У нас всегда как-то не складывается с пиаром самих себя, хоть зрелище мы можем показать беспрецедентное. Если в этом нам помогут ассоциации с «Игрой престолов», то в глобальном смысле это тоже неплохо. Как-то ребята ездили по обмену боевым опытом в США, они там встретились с Горой (Григор Клиган — персонаж из сериала). Он проявил большой интерес к доспехам, и многие парни хотят с ним поспарринговать. Потом еще Эмилия Кларк (Дейнерис Таргариан) что-то писала в инстаграме про наши бои, и в нашей среде это разошлось. Они знают о нас, обращают внимание.

    Мне самой нравится Бронн. Он с простыми понятиями, без лишней патетики. В этом кровавом мире он сохраняет жизнелюбие и рассудок. Верен своим принципам и друзьям. Честен в своих мотивах, но способен на подвиги. Достаточно умён, чтоб выживать несколько сезонов. Бриенна Тарт — истинный рыцарь, но она недостаточно гибкая для того, чтоб быть любимым героем. Я за нее очень болею, но если выбирать, то это Бронн.

    Кто занимается

    У нас есть чем заняться людям всех возрастов и интересов. Основа нашего движения — это ведь даже не бои прежде всего, а быт. Реконструкторы умеют шить, готовить, ковать, строить в любых условиях, даже без современных технологий.

    Дети соревнуются на мягком снаряжении по правилам спортивного меча и HMB Soft. Есть целые династии бойцов: в одной команде могут сражаться отец и сын (ребята с Урала, «Восточный Берег»), мать и дочь (наша команда женская «Катюша»)… А по профессии у нас много врачей, представителей силовых структур, IT — все есть. В общем, если мы создадим общину, то она будет очень самодостаточна и боеспособна в случае зомби-апокалипсиса (смеется).