facebook_pixel
  • 10 октября 2021, 12:06

    Летчик объяснил, почему парашютисты не выпрыгнули из падающего L-410 в Татарстане

    Военный летчик Попов: летчикам L-410 в Татарстане пришлось выполнять посадку прямо перед собой

    Крушение самолета L-410 в Татарстане в первую очередь связано с отказом авиационной техники. Самолет не набрал нужную высоту, и летчикам пришлось выполнять посадку прямо перед собой. Такую оценку в эфире «360» высказал заслуженный военный летчик РФ Владимир Попов.

    «Или что-то связано было с топливной автоматикой, или с регулировкой двигателей, поскольку самолет, выполняя набор высоты, не смог это сделать по технологической карте отработанных действий. Следовательно, потеря высоты. Летчикам пришлось выполнять посадку прямо перед собой. Они понимали, что набор высоты невозможен. Действия летчиков были грамотными», — сказал Попов.

    Аэродромы для таких самолетов предпочтительно располагаются в равнинной местности. Остается вопрос, почему пилоты выбрали для посадки неподходящую площадку.

    «Вполне возможно, что там какие-то производственные работы выполнялись, где-то рубили лес, складировали. Не исключено, что на удалении два-три километра от аэродрома такие площадки существуют, и в этом ничего противоестественного не может быть. Дело в другом: почему летчики выбрали именно этот район, достаточно критичный для выполнения благоприятной посадки. Это уже вопрос для тех, кто будет проводить расследование», — сообщил Попов.

    Отказ двигателей привел бы к тому, что продолжать полет было бы невозможно.

    «По инструкциям им так и положено действовать: на сверхмалой высоте подбирать место для аварийной посадки», — объяснил летчик.

    Возгорания при падении не произошло, потому что самолеты для парашютных прыжков обычно не заправляют полностью.

    «Во-первых, потому что нет необходимости. Во-вторых, он летает в районе аэродрома только. Это взлет-посадка, набор высоты, десантирование парашютистов и опять посадка. Для того чтобы облегчить работу и на органы управления, на шасси, крыло, на сам двигатель, дозаправка выполняется частично, как правило. Возможно, летчики уже успели отключить топливную автоматику, чтобы отсечь топливо от двигателей», — предположил Попов.

    Пилоты действовали грамотно, потому что отказ техники — всегда непредсказуемая нештатная ситуация, указал собеседник.

    «Стопроцентной гарантии ни одна техника не дает. Всегда есть какая-то доля, на которую мы должны рассчитывать. Поэтому летчики готовятся к полетам, отрабатывают особые случаи и готовы в определенный момент включиться в режим или обычной работы, или в нештатную ситуацию вписаться и применить все возможное, чтобы избежать самых критичных последствий. В данном случае удалось только это сделать», — отметил Попов.

    Год выпуска самолета не настолько важен, как часы налета, объяснил летчик.

    «В военной авиации мы обращаем внимание на ресурсное состояние, техническое обслуживание и на возможности продления ресурса на специальных ремонтных заводах. Имейте в виду, в государственной авиации, к которой относится ДОСААФ, строгие нормативы и правила эксплуатации. Поэтому за самолетом следят очень внимательно», — сказал Попов.

    Военный летчик также объяснил, почему парашютисты не могли выпрыгнуть из самолета.

    «Самолет находился в режиме набора высоты. Высота могла быть малой или предельно малой, и не всегда она подходит для выполнения прыжка с парашютом. Далеко не все парашютисты подготовлены к этому. А во-вторых, некоторые парашюты открываются минимально с высот до 300–500 метров», — сказал он.

    Самолет L-410 совершил жесткую посадку в Мензелинском районе Татарстана. На борту находились 23 человека: два члена экипажа и 21 парашютист местного аэроклуба. По последним данным, 15 человек погибли, семеро выжили.