• Война за товарные знаки. Поможет ли цифровизация Роспатенту

    23–24 апреля на конференции «Цифровая трансформация: Фокус на IP» обсудят использование «больших данных» и искусственного интеллекта в интеллектуальной собственности. Это совместное мероприятие Роспатента и Всемирной интеллектуальной собственности. Ожидается, что в конференции примут участие эксперты из 20 стран мира, в том числе представители стран БРИКС.
    Война за товарные знаки. Поможет ли цифровизация Роспатенту

    На мероприятии обсудят экспорт российских технологий на международный рынок, опыт зарубежного патентования и возможности патентной аналитики в создании стратегии развития бизнеса. Главная функция Роспатента — регистрировать интеллектуальную собственность и товарные знаки. Но некоторые эксперты считают, что служба превращается в закрытую корпоративную структуру и может мешать работе бизнеса.

    Проблемы российских фармацевтов

    По словам генерального директора «Центра политической информации» Алексея Мухина, ранее в Госдуме поднимали вопрос об ущемлении прав отечественных фармпроизводителей. Роспатент якобы хотел отдать предпочтение иностранному препарату вместо российского аналога.

    Политолог считает, что ведомство и Палата по патентным спорам, по сути, управляются одним лицом, а это уже говорит о конфликте интересов. Палата может легко отменить решения Роспатента, который зарегистрировал или выдал документ, удостоверяющий авторство. Западные фармацевтические корпорации могут использовать это в своих интересах.

    «Если эта информация подтвердится, то обвинений в адрес руководства Роспатента о намеренном торможении отечественной фарминдустрии, нарушении интересов российских производителей, а также препятствованию реализации стратегии импортозамещения, будет не избежать», — считает Мухин.

    Сквотерский бизнес

    Роспатент часто действует в интересах отечественных компаний, но и здесь чьи-то права могут быть ущемлены. Речь идет о так называемых сквотерах — российских компаниях, которые запатентовали на территории своей страны товарные знаки, принадлежащие известным брендам.

    Один из примеров — ситуация со швейцарским подразделением Interbrand Group, рассказал Мухин. Оказалось, в Москве существует «Интербренд Русконсалтинг», у которого такие же визитки, логотипы и сайт, как у иностранной компании Interbrand Zintzmeyer & Lux. Товарный знак Interbrand так и не удалось вернуть, хотя под ним компания работает по всему миру, кроме России.

    «В экспертном сообществе вообще бытует мнение, что патентный рынок России уже напоминает закрытую корпоративную структуру», — заявил политолог Мухин.

    Цифровизация не для всех

    В 20-х числах марта состоялось заседание коллегии Роспатента, на котором собравшиеся обсудили прошлое и будущее ведомства. Оказалось, что выделенные на цифровизацию 700 миллионов рублей Роспатент уже потратил. Он обновил сайт Федерального института промышленной собственности, закупил компьютеры для экспертов и обновленное ПО для своих поисковых систем, пишет сайт kp.ru.

    Ранее о поиске в патентной системе говорил омбудсмен в сфере интеллектуальной собственности при уполномоченном при президенте России по защите прав предпринимателей Анатолий Семенов. В интервью RNS он назвал это одним из пунктов, над которым Роспатенту стоит хорошо поработать.

    Семенов хочет, чтобы для бизнесменов открыли реестры и можно было бы искать товарные знаки по описанию, а не только по номеру и сразу же проверять регистрацию в базе. По его словам, пока эта услуга доступна за деньги, а база закрыта.

    Еще одна вещь, которая негативно влияет на экономический и инвестиционный климат, по мнению омбудсмена, это работа Палаты по патентным спорам. Речь о ней шла выше. Эксперт называет ее квазисудом — дела рассматриваются год, а заключения, по его словам, настолько плохи, что в итоге «все серьезные процедуры по исследованию доказательств перекладываются на суд». Дело при этом могут отправить на повторное рассмотрение.

    «Это плохо, потому что какой-нибудь фальшивый патент может вам мешать. Вы целый год не можете его прекратить, не можете нормально вести бизнес. Зарегистрировал кто-то „Кока-колу“ или лекарство популярное, и вот пока ты ее не убьешь, она всем мешает, хотя все понимают, что это злоупотребление», — объяснил Семенов.