• 30 апреля 2020, 10:01

    Сотрудник музея пояснил, почему штурмовой флаг Идрицкой стрелковой дивизии символизирует Победу

    Заместитель директора Центрального музея Вооруженных сил Владимир Лукин вспомнил, как штурмовой флаг Идрицкой стрелковой дивизии превратился в главную реликвию Победы. Об этом сообщил сайт телеканала «Звезда».

    По словам музейного сотрудника, многие штурмовые флаги претендовали на роль главного символа Победы.

    «Штурмовые флаги были не только у армии, они были у батальонов, полков и даже солдат. Личный такой штурмовой флажок, так было принято в нашей армии — когда освобождали какой-то населенный пункт, то солдатам передовым давался такой флаг, на котором было написано, например, сержант Иванов. И вот он ставил маленькое знамя победы на освобожденных территориях. Собственно говоря, то же самое было и на Рейхстаге», — пояснил Лукин.

    Он отметил, что красные штурмовые флаги украшали все здание рейхстага.

    «Конечно, это была та финальная точка, как написано на этом фрагменте — это часть облицовки Рейхстага — там написано „Дошел до Берлина“. Этот штурмовой флаг как бы символизировал — вот я дошел до Берлина. А чтобы стать Знаменем Победы, чтобы это стало реликвией нашего государства… Это суждено было непосредственно этому знамени. И уже в 2000-х годах был принят закон о том, что это символ Победы. Государственная реликвия», — добавил заместитель директора.

    Лукин обратил внимание на то, что Знамя Победы хранить трудно: нужно через века сохранять его состояние.

    «У музейных предметов есть некие правила. Что из себя представляет музейный предмет? Это предмет, который может храниться длительное время. А это знамя было изготовлено из недорогого материала. Все происходило на фронте, поэтому и материал был недорогой. Дело в том, что если его показывать в открытом виде, за 75 лет оно бы потеряло очень многое. Эта реликвия хранится сейчас на особом режиме, в особом климате, в фондах, в закрытом состоянии. А точная копия, выполненная реставраторами нашего музея, она выставлена здесь», — заключил сотрудник музея.