• Семья из Нижневартовска поборется с нижегородской опекой в суде за усыновление ребенка-инвалида

    Балахнинский районный суд Нижегородской области провел предварительное слушание по делу об усыновлении сироты-инвалида, которого не хотят отдавать утвержденному ранее опекуну, сообщил сайт RT.

    Виктория Силантьева, 32-летняя мать троих детей из Нижневартовска, через суд пытается добиться усыновления ребенка. В 2018 году она увидела его фотографию и узнала, что желающих его усыновить нет.

    Женщина с мужем получили положительное заключение опеки в своем городе, чтобы забрать в семью пятилетнего слепоглухого Максима. Однако нижегородская опека и руководство детского дома-интерната отказались отдать ребенка.

    Чиновники из Нижегородской области усомнились в возможности воспитания ребенка-инвалида в семье и заявили, что им не ясны мотивы усыновителей.

    Не состоявшаяся усыновительница подала иск в суд. На прошлой неделе состоялось предварительное слушание по делу.

    «Судья спросила у сотрудницы опеки, что ее не устраивает. Чиновница ответила, что у кандидата в опекуны маленькая квартира и четвертый этаж. Я ответила, что поднять ребенка на четвертый этаж не проблема. Я могла бы за руку с ним подняться, ведь он ходит с опорой. Хотя в опеке убеждены, что он не ходит и ходить никогда не будет, — поделилась Виктория Силантьева. — Моего внимания и любви хватит на всех».

    Также усыновительница рассказала, что вопрос транспортировки решен: Максима повезут поездом в специальном купе для инвалидов.

    Между тем женщине даже не дали встретиться с ребенком перед заседанием, хотя она имела на это законные основания.

    «Перед предварительным заседанием хотела повидать Максима. В итоге меня не пустили. Директор заявил, что мне не положено видеть ребенка, так как я не взяла направление на посещение в опеке. Хотя по закону я, как одобренный усыновитель, вправе навещать ребенка для установления контакта без специальных разрешений, — рассказала Виктория. — Я попросила директора написать официальный отказ с указанием причин, по которым я не могу увидеться с ребенком. Но она не стала этого делать».

    «Как я понимаю, меня просто не хотели пускать. Потому что я показывала нашему омбудсмену фото связанного Максима», — предположила Виктория Силантьева. Она рассказала об истории с фотографией.

    «На фото пожаловались, начались проверки. Я рассказала об этом на суде, на что мне ответили, будто я просто не понимаю специфику этого детского дома. Конечно, я не медик, но, как бы то ни было, связывать ребенка нельзя, особенно такого, как Максим. Ведь у него глаза — это руки. Как он может развиваться тогда?» — поразилась женщина.

    Окончательное решение суд вынесет 14 ноября. Детские омбудсмены Нижегородской области и ХМАО заявили, что в случае вызова в суд поддержат Силантьеву.