facebook_pixel
  • 14 июня 2015, 10:00

    Ради чего молодые люди уходят в ИГИЛ

    360 Подмосковье узнал, как вовремя понять, что человек стал жертвой вербовщиков.

    Студентка МГУ Варвара Караулова пропала в Москве 27 мая. Ее следы были обнаружены в Турции, откуда она, предположительно, могла направляться в Сирию, чтобы присоединиться к террористической организации Исламское государство. 4 июня она была задержана турецкими властями на границе с Сирией. 12 июня студентка прибыла в Москву, где ее должны были допросить следователи. Эта история взбудоражила общество и вызвала широкий резонанс в СМИ.

    Почему молодые люди готовы присоединиться к террористической организации и куда обращаться, если это произошло? На вопросы "360 Подмосковье" ответили кандидат психологических наук, научный сотрудник МГУ имени М.В. Ломоносова Александр Рикель и доктор исторических наук, востоковед Алексей Малашенко.

    Отвечает Александр Рикель

    – Исламское государство – ультраконсервативная террористическая организация. Если верить информации СМИ, это "людоедская" тоталитарная секта. Почему молодые, перспективные, одаренные ребята уходят в ИГИЛ – выбирают такой странный путь для самореализации? Чего они ожидают от этой террористической организации?

    Каждый ищет свои пути самореализации, и у каждого этот путь может быть рассмотрен с позиции условной нормы и патологии. Что такое  странный путь самореализации? Странным его называем мы, поскольку для большинства людей нормативно реализовывать себя через поступление в университеты. То, что делает большинство людей, мы считаем нормальным. То, что делает очень малое количество людей, мы считаем ненормальным. И в этом смысле это зыбкая грань между тем, что нормативно и что патологично. Понятие об этом опирается исключительно на представления большинства о норме.

    Тем не  менее, мы можем исходить из каких-то рамок морали, потому что, вы правильно сказали, организация является "людоедской", и в этом смысле она является негативной для развития общества. В этом плане мы назовем такой сценарий и вариант самореализации негативным. Что же делает его более привлекательным? Тут могут вступить различные социально-психологические законы, связанные с формированием закрытых обществ, закрытых групп, закрытых структур. Элитарные, уникальные, малочисленные общности, как правило, объединенные какой-то потенциальной идеологией, всегда были интересными людям.

    – То есть это выбор какой-то ролевой модели? 

    Тут многое зависит от того, что понимать под ролевой моделью. Скорее, здесь речь идет о том, что, если мы говорим о норме и патологии, то понятно, что семя какой-то такой пропаганды, манипулирования, оно должно упасть на благодатную почву. Человек должен обладать каким-то набором личностных качеств, быть внушаемым, быть с определенной возможностью близости к каким-то психическим отклонениям для того, чтобы он, как элемент мозаики, подошел под эти манипулятивные технологии.

    Вот пошла девушка учиться на философский факультет, могли бы быть какие-то у нее внутренние психические проблемы или склонность к ним. Она пыталась найти вариант для самореализации в рамках философского факультета. Ей предложили гораздо более радикальный вариант самореализации, чем предлагал ей философский факультет. Она оказалась восприимчива к таким моделям. Так, видимо, этот пазл и сложился. 

    – Таким образом, в этом вопросе все индивидуально? 

    На самом деле у людей, которые попадают в различного рода тоталитарные секты, конечно, есть какой-то определенный социально-психологический портрет. Не являясь крупным специалистом именно по психологии сект и таких тоталитарных организаций, можно предположить некоторые склонности, например, склонность человека к каким-то психическим заболеваниям ближе к шизофрении (вялотекущая или на грани), плюс большая подверженность к каким-то манипулятивным технологиям. Все это также "помогает" человеку оказаться в рядах адептов подобных организаций. 

    – Является ли на данный момент Варвара Караулова студенткой МГУ? 

    По моим данным, она до сих пор числится студенткой, но ее могут отчислить по объективным причинам: она не явилась на экзаменационную сессию. Так что у нее есть как минимум такие основания для отчисления. 

    – Простой вопрос: как быть родственникам, друзьям, близким таких людей? Как можно определить, что человек попал под влияние? 

    Забавно, что вы самый сложный вопрос называете простым. Для меня это самый сложный вопрос, потому что здесь еще меньше четких рецептов, чем во всем нашем предыдущем разговоре. Здесь вступает в силу большое количество личностных особенностей. Мне этот вопрос напоминает вопрос о том, как родителям распознать, что ваш ребенок стал увлекаться наркотиками. В принципе, есть определенный набор каких-то определенных качеств, каких-то особенностей поведения. Однако этот набор нельзя бездумно применять к каждому.

    Например, родители этой девушки Варвары говорили, что их не удивило появление у дочки в семье на полках исламской литературы, в частности Корана, потому что она училась на философском факультете. Их так же не удивило то, что она заинтересовалась арабским языком, потому что она и до этого интересовалась языками. А то, что она перестала в какой-то момент носить нательный крест, родители могли не заметить, в чем в принципе тоже нельзя их обвинить.

    Пожелать иного, кроме  как быть внимательным к неожиданным изменениям в человеке, нельзя. Попадание в секту сильно меняет поведение человека, поскольку идентификация себя такой группой очень сильная, и она не может поменять человека слабо. Естественно, при первом же понимании того, что человек поменял свое поведение по таким причинам как секта или наркотики, нужно бить тревогу.

    Отвечает Алексей Малашенко

    Можно ли определить, что близкий вам человек стал жертвой вербовщиков?

    Я не психолог и не врач. Есть некоторые косвенные внешние признаки, такие, как ношение хиджаба – если помните, про эту девочку писали.  Но от ношения хиджаба до автомата Калашникова и взрывчатки – долгий процесс. Да и барышню эту звали туда вести преподавательскую деятельность, учить людей русскому языку.

    Что следует делать, если человек уехал или собирается уехать?

    В первую очередь, нужно задать вопрос себе: почему близкий человек, находящийся рядом с вами, выбрал именно такую стезю. Есть влияние, которое перевешивает влияние семьи – вот что главное. Как же так-то? Ты, например, православный или атеист, а дочь твоя пошла в ислам. Неубедительно себя вел, возможно, именно своим поведением подтолкнул человека. 

    Я считаю, что это очень сложный, религиозно-политический процесс со множеством побочных культурных, социальных, психологических побочных явлений. Это очередной виток в развитии человеческого общества, не нужно истерик.