• «По пути треша и угара»: родственники актера Марьянова два года борются за наследство

    Родные актера Дмитрия Марьянова, который скончался два года назад, до сих пор не могут поделить оставшееся после него наследство. Вдова артиста и адвокат семьи Марьянова рассказали «360», как движется процесс.

    Ксения Бик, вдова актера, уверила, что всегда старалась действовать исключительно в правовом поле, но столкнулась с травлей в Сети.

    «Другая сторона решила пойти по пути треша и угара. В результате часть семьи Димы, в том числе я и Анфиса (дочь Бик от первого брака — прим. ред.), находится в состоянии жесточайшего буллинга — классического, чудовищного, беспрецедентного, который требует защиты со стороны правоохранительных органов. <…> Это уже уголовщина. В этом состоянии я живу два года», — поделилась вдова Марьянова.

    По словам Ксении, «истории с баснописными вещами» ей чужды, а все связанное с делом Марьянова на самом деле упирается в наследство.

    «Как только мы поделим наследство, найдем вменяемое решение, тут же все стихнет. Тут же поймете, кто это поднимал, для чего и почему», — заключила Ксения.

    Представляющая интересы сына актера Даниила Марьянова адвокат Виктория Крылова заметила, что никто из семьи артиста не ведет себя подобным образом.

    «Никто из семьи себя так не ведет. Какая травля в Сети? Никто не позволил себе слова сказать плохого про Ксению и ее маленькую дочку. Первая, кто пришел на ТВ спустя год смерти, — это Ксения. <…> Назвала алкоголиком на всю страну, когда об этом не знал никто. Марьянов никогда в этой связи не обсуждался, никто даже при жизни не подозревал о его проблемах», — подчеркнула юрист.

    Крылова подтвердила, что сейчас Даниил Марьянов действительно не пользуется ничем, что осталось от отца. В распоряжении Ксении Бик находятся трехкомнатная и однокомнатная квартиры и «все транспортные средства». Доступа к банковским счетам нет ни у кого.

    «На то, чтобы Дане добровольно вдова передала какое-то имущество в пользование, речи вообще не шло. Как все находится в ее руках — так и находится. <…> Мы просили отдать сыну в память об отце шпаги и набор ножей. На что Ксения первоначально отвечала „нет“, потом сказала, что готова передать, но воз и ныне там», — рассказала адвокат Даниила Марьянова.

    Переговоры о наследстве ведутся, уточнила юрист, с сентября 2018 года. Изначально Ксения заявляла, что ее интересует только трехкомнатная квартира. Недвижимость превышала долю Бик по деньгам. Речь зашла о компенсации, но в итоге и отец, и сын Дмитрия Марьянова от нее отказались — хотели закончить все «как можно более мирно». Потом вдова артиста подала в суд на признание ее дочери иждивенкой, хотела делить наследство на четверых. Жалобу ее отклонили, но в декабре назначено еще одно рассмотрение — теперь в Мосгорсуде.

    В квартиры, уточнила Виктория Крылова, по закону могут зайти все. Но ее клиенты не хотят скандалить — даже после того, как не смогли осмотреть однокомнатное жилое помещение.

    «Можно было бы обратиться к участковому, устроить „десант“ внаглую, ворваться в эти квартиры, застолбить свои права, но никто так не хочет делать. Вокруг имени Димы и так много грязи», — заключила адвокат.