facebook_pixel
  • 23 апреля 2020, 14:18

    Пилот сгоревшего в Шереметьево SSJ-100 может сесть на 7 лет из-за конструкторских недоработок

    Следственный комитет передал материалы уголовного дела об авиакатастрофе SSJ-100 в мае 2019 года в Шереметьево в Генпрокуратуру. Спустя два дня материалы дела передали в суд. Виновным в аварии, в результате которой погибли 40 пассажиров и один член экипажа, следствие считает командира воздушного судна Дениса Евдокимова. Ему грозит до семи лет лишения свободы. Его адвокаты считают, что следователи поторопились с выводами и не учли недоработки самолета. Об этом сообщил NEWS.ru.

    «Мы просили провести дополнительное расследование, потому что кроме версии об ошибке пилота другие версии не проверялись и не отрабатывались. Но в прокуратуре нас не услышали — за два дня они изучили такое сложное технически и объемное дело, согласились со следствием и утвердили обвинительное заключение. Мы будем доказывать невиновность Евдокимова в суде. Если этих рычагов будет недостаточно, то мы обратимся в ЕСПЧ», — заявила адвокат пилота Наталья Митусова.

    Трагедия произошла в мае 2019 года в Шереметьево. Пассажирский лайнер «Сухой Суперджет» компании «Аэрофлот» совершил жесткую посадку после попадания молнии. После посадки на борту начался пожар, который привел к жертвам.

    Свою вину пилот Денис Евдокимов отрицает. По его словам, у лайнера имелись конструктивные и технические недоработки. Авиационные специалисты, с которыми побеседовало издание, придерживаются аналогичного мнения.

    Адвокаты пилота считают, что следователи не изучили техническое состояния самолета после того, как в него попала молния, из-за чего лайнером пришлось управлять в ручном режиме, и он перестал «слушаться» пилота.

    Летчик-испытатель SSJ-100 Александр Иванов считает, что после удара молнии в лайнер «из 13 электрических шин 11 оказались обесточенными в течение восьми секунд», однако «представители SSJ каким-то образом смогли убедить следствие, что это нормальная работа системы».

    «Ни один электрический разрядник, который специально установлен на крыльях самолёта, не оказался поврежденным высокой температурой молниевого разряда. Получается, что вся энергия молнии ушла на то, чтобы вызвать многочисленные отказы систем лайнера», — пояснил Иванов.

    По мнению адвокатов пилота, пожар на борту начался из-за того, что после «жесткой» посадки у лайнера сломалась стойка шасси и пробила топливный бак.

    Испытатель Александр Иванов добавил, что об этой недоработке конструкторов SSJ-100 стало известно после нескольких инцидентов, которые были еще до Шереметьево. После многочисленных испытаний Иванов еще весной 2018 года сообщал производителю SSJ-100 — АО «Гражданские самолеты Сухого» о проблемах при эксплуатации этого лайнера (Денис Евдокимов столкнулся с тремя из них в мае 2019 года). Однако менеджмент скрывал недостатки конструкции и не хотел их устранять.

    Авиаконструктор Вадим Лукашевич придерживается мнения, что хоть SSJ-100 неплохо спроектирован, он стоит дороже своих заграничных аналогов в полтора-два раза. По словам специалиста, больше вопросов имеется к двигателям, а не к стойкам шасси.

    «У него (двигетеля) предполагалось шесть тысяч часов налета. А по факту оказалось, что после двух тысяч часов двигатели начинают трескаться. То есть их нужно в три раза больше», — подытожил Лукашевич.