• 13 мая 2019, 12:49

    «Исправьте недостатки, и мы полетим». Эксперты объяснили участившиеся отмены рейсов SSJ100

    Несколько рейсов SSJ100 отменили в короткий промежуток времени. Авиаперевозчики объясняют это техническими причинами. Эксперты говорят о возросшей внимательности летчиков к малейшим неисправностям. Раньше с ними спокойно поднимались в воздух.
    «Исправьте недостатки, и мы полетим». Эксперты объяснили участившиеся отмены рейсов SSJ100

    Заслуженный пилот России и бывший летный директор «Внуковских авиалиний» Юрий Сытник в беседе с «360» пояснил, что авиакомпании могли закрывать глаза, если пилот взлетал с какими-то допустимыми неисправностями.

    «Есть документ, который позволяет летать с определенными отклонениями, например, по гидросистеме, системе кондиционирования воздуха и другим. Они не очень важные и не влияют на безопасность полета», — рассказал он.

    По мнению Сытника, в ситуации после трагедии в Шереметьево есть политическая подоплека: на мировой рынок не хотят пускать российскую продукцию.

    «Это чистая политика — не пустить на рынок российскую продукцию, упрочить еще больше позицию Airbus и Boeing», — заметил заслуженный пилот России.

    Как отметил Сытник, самолет (Sukhoi Superjet 100 — прим. ред.) действительно надо «доводить до ума», а предпринимаемые авиакомпаниями и летчиками решения нельзя назвать иначе как правильными.

    «Все действия, предпринимаемые сейчас летчиками и руководством авиакомпаний, заставят руководство „Сухого“ (АО „Гражданские самолеты Сухого“ — прим. ред.) довести самолет до приемлемого состояния. Все, что делается, — правильно. Может, не совсем хорошо для нашего авиапрома, но пусть он немного почешет свой затылок. <…> В ситуации летчика, который угробил людей, может оказаться любой», — заключил Юрий Сытник.

    О том, что летчики стали гораздо более внимательно относиться к даже малейшим недочетам в самолетах этой марки, сказал и замглавного редактора журнала «Авиапанорама», заслуженный военный летчик РФ Владимир Попов.

    «Наверное, все-таки нужно рассчитывать на то, сейчас экипажи стали более остро обращать внимание на различные недочеты, отказы или неисправности, которые раньше по технологии полетов допускались. Например, незначительный отказ — перегорели две сигнальные лампочки или что-то еще», — пояснил он.

    Экипаж, подчеркнул Попов, в целом может продолжить выполнение полетов, но существует такое правило, как «решением командира». В этом случае решение принимается ради безопасности — собственной и пассажиров — и воздушное судно в небо не поднимают.

    «Вдруг потом что-то еще случится побочное, как в этом случае (при крушении SSJ100 — прим. ред.). Чтобы этого не произошло, делается наверняка. Отработайте, исправьте недостатки, и мы полетим. Согласитесь, такой подход более верный», — сказал Владимир Попов.

    Он привел в пример случаи из собственной летной практики, когда действительно приходилось брать на себя ответственность и выполнять полет «любой ценой».

    У меня были обстоятельства, когда я выполнял задачи государственной важности в плане боевых действий. И тогда я действительно где-то и чем-то рисковал

    Владимир Поповвоенный летчик.

    «Сегодня такой необходимости нет», — высказал свое мнение Попов. По его словам, командиры экипажей поступают правильно, когда учитывают любые замечания, которые могут повлечь за собой определенную ответственность.

    «В том числе и перед транспортной прокуратурой, не говоря уже о человеческой совести», — подытожил Владимир Попов.