• Как работают «группы смерти»

    Как работают «группы смерти»

    Тема «групп смерти», появившись в информационной повестке в прошлом году, до сих пор не уходит с «первых полос». Почти каждую неделю появляются сообщения о том, что тот или иной ребенок покончил с собой, оказавшись под влиянием интернет-собеседников. Доцент кафедры психиатрии ЮУГМУ Андрей Мингазов, занимающийся этим феноменом, в интервью Ura.ru рассказал, как защитить подростков от смертельного влияния и чем «группы смерти» так привлекают детей.

    Как работают «группы смерти» | Изображение 1

    «В таких сообществах оказываются ребята, которые испытывают чувство одиночества. В других социальных группах они зачастую отвергнуты. А тут возникает ощущение осмысленности своего существования. Поэтому основной метод профилактики — просто уделить внимание своему ребенку. Хотя бы по 15 минут в день надо просто с ним разговаривать, быть в курсе его дел и переживаний. Если у человека возникают суицидальные мысли, он ими, как правило, делится с тем, кто готов его выслушать. Даже если подросток не расскажет о своих переживаниях напрямую, он даст какую-то зацепку, которая поможет родителю понять, что его ребенку очень плохо».

    — По какому принципу функционируют «группы смерти»? Почему они построены в игровой форме?

    — Понимаете, любая игра — это измененное состояние сознания. Во время игры человек теряет способность критически осмыслять свои действия. Влияние на подростка достигается постепенно, уступка за уступкой. От ребенка не требуют мгновенного суицида. Для начала, например, просят уколоть иголкой палец. Вроде бы ничего страшного, но это уже выход за грань. А любой выход за общепринятые рамки вызывает положительные эмоции. Человек увлекается этим. Тут важно его заранее остановить, иначе потом будет поздно.

    — Как мне кажется, каждый из нас в детстве хотя бы раз задумывался о смерти. Получается, каждый ребенок в России находится в потенциальной опасности?

    — Есть дети, которые легче поддаются влиянию, есть менее восприимчивые ребята. Но в целом с 12 до 24 лет риск насильственной смерти у человека и, в большей степени у мужчин, максимально высок. Подростковый возраст опасен тем, что в это время еще не сформированы отделы мозга, отвечающие за прогнозирование будущего. Ребенок, готовый к суициду, рассуждает так: «Вот я умру, и все узнают, как без меня плохо». Но он не осознает, что его самого-то уже не будет.

    — Тема «групп смерти» очень широко освещается в СМИ. Так или иначе, подростки о ней уже наслышаны. Как стоит вести себя родителям? Стоит ли разговаривать с ребенком на эту тему?

    — Знаете, я специально накануне просмотрел много материалов на эту тему в интернете. Там просто шикарные рекомендации, которые действительно помогут. С ребенком стоит поддерживать контакт, быть для него в хорошем смысле примером для подражания. Нужно создать для ребенка интересный досуг: допустим, показать, что с помощью смартфона можно не только в соцсетях общаться, но и, допустим, снимать видео с замедленной съемкой или музыку записывать. А школьные педагоги должны обратить внимание родителей на то, что такие группы есть.

    Как работают «группы смерти» | Изображение 2

    — Мы много обсуждаем психологию подростков, а что вы можете сказать о кураторах этих групп? Какая у них логика? Зачем они подталкивают детей к суициду?

    — Это люди, которые получают удовольствие от манипуляций другими. Когда человек ощущает власть над жизнью другого, это вызывает острейшие эмоции. А что это за конкретные люди — это уже, скорее, вопрос к МВД, ФСБ или разведке.

    — На ваш взгляд, помимо заботы о ребенке в семье, как еще можно бороться с этим явлением?

    — Законодательно. Должна быть цензура, без нее никуда. Это мое личное мнение. Эти странички должны отслеживаться и блокироваться.

    — Проблема детских суицидов всегда была актуальной? Или ситуация, которую мы наблюдаем сейчас, из ряда вон выходящая?

    — Этот вопрос был актуален всегда. Насколько я знаю, в советское время он замалчивался, сейчас мы о нем больше узнаем благодаря тем же соцсетям и СМИ. Однако те детские психиатры, с которыми я общался, отмечают также, что сейчас пик распространенности суицидов. Это связано не только с «группами смерти», но и с другой бедой. Подростки все чаще употребляют психоактивные вещества. Психоделики, соли, синтетические наркотики. В наркотическом состоянии совершается большинство суицидов. Я работаю в наркологии, видел таких ребят. Под кайфом они испытывали жгучее желание причинить себе боль. Пугающая картина.