facebook_pixel
  • 18 июня 2020, 17:16

    «Главное не блокировка, а соответствие закону». Отмена запрета на Telegram в России расставила все на свои места

    Разблокировка Telegram подтверждает коррективы государственной политики страны: она направлена не на борьбу с интернет-сервисами, которые обзавелись большим количеством пользователей. Главная ее цель — привести их в соответствие с действующим законодательством страны.

    Об этом «360» рассказал член Центрального штаба ОНФ, директор Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) Сергей Плуготаренко.

    Он подчеркнул, что удобство законопослушных пользователей при этом ставится в приоритет.

    Власть не хочет создавать дискомфорт, а блокировка сервиса — работает она или нет — большой дискомфорт. Вместо этого государственная политика делает ставку на мотивацию владельцев таких сервисов различными финансовыми и нефинансовыми мерами

    Сергей Плуготаренко.

    Экосистему нельзя запретить

    Сергей Плуготаренко отметил, что сейчас Telegram представляет из себя «целую экосистему» с уже сложившейся аудиторией, информационным полем и рекламной экономикой.

    «Все это сложилось в единую экосистему само собой, как и многие успешные интернет-сервисы. Думаю, что постепенно пришло осознание, что держать это вне рамок правового поля как минимум недальновидно. Мы же знаем, что Telegram сегодня уже крупнейшая коммуникационная, рекламная и контентная площадка», — пояснил он, напомнив, что мессенджером пользуется более 20 миллионов россиян.

    Плуготаренко отметил, что сервис, который вырос до таких масштабов, не может быть вне правого поля или экономики рекламной отрасли. Собеседник считает, что это стало понятно и государству. Ведь если оно продолжит блокировать мессенджер, то лишит себя возможности не только получать с него налоги, но и влиять на контент и эффективно коммуницировать с аудиторией.

    Блокировка — крайняя мера

    Представители власти неоднократно заявляли: решения по блокировке онлайн-ресурса — это крайняя мера. Российская ассоциация электронных коммуникаций (РАЭК) постоянно твердит то же самое.

    «Благодаря тому, что отрасль и РАЭК методично привлекали внимание к необходимости унификации и упорядочивания процедур блокировки, за последние два года разработаны новые „неблокирующие“ подходы, призванные мотивировать сервисы, устранять нарушения законодательства. Например, повышенные повторные штрафы»

    Государство должно создать такие условия исполнения законодательства, при которых не создавался бы дискомфорт для пользователей, а тем более не требовалось бы дополнительных средств из бюджета на реализацию принятых мер. А весь дискомфорт за неисполнения законодательства отражался бы на доходах самих компаний-нарушителей

    Сергей Плуготаренко.

    Отмена блокировки ставит все на свои мета

    Сергей Плуготаренко отметил, что решение о разблокировке Telegram можно только поприветствовать — оно соответствует современной государственной политике в отношении цифровых сервисов.

    Сообщение Роскомнадзора не сильно удивило главу РАЭК — оно лишь расставило все на свои места. Несмотря на постановление о блокировке мессенджера на территории России, он продолжал работать. В последнее время у пользователей даже не возникало сложностей с его скачиванием и использованием.

    «При этом чисто эмоционально было сложновато понять „продолжение режима блокировки“: мы привыкли, что законы должны исполняться, а если этого не происходит — что-то, значит, неправильно работает. Сейчас же, после „отмены блокировки“, все встает на свои места. Сервис, который работал, продолжает работать. Ограничение, которое не работало, снимается», — пояснил собеседник.

    При этом он отметил, что решение о снятии ограничений вряд ли связано с «просьбами пользователей» — сам он не припомнит просьб о разблокировке Telegram. Кроме того, процессы принятия подобных решений не такие «примитивные» и «лежащие на поверхности». Плуготаренко напомнил, что решение о блокировке мессенджера принимали из-за отказа сервиса передавать ключи шифрования спецслужбам России.

    «Вряд ли просьбы граждан могли повлиять на отмену этого краеугольного камня», — заключил глава РАЭК.