• На случай войны. Что ждать россиянам от закона о защите Рунета

    С 1 ноября в силу вступил закон об устойчивой работе российского сегмента интернета. В беседе с «360» эксперты рассказали, чего ждать от нововведения и зачем Рунету нужна защита.
    На случай войны. Что ждать россиянам от закона о защите Рунета

    Существенных перемен не ждет руководитель Агентства кибербезопасности и член экспертного совета Комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Евгений Лифшиц. Со временем, считает он, только возрастет техническая нагрузка для операторов.

    «Оборудование нужно обслуживать и на вопросы абонентов отвечать. Это больше сервисных запросов, больше сервисного времени и так далее. <…> С точки зрения рядового пользователя не думаю, что все заметят, насколько станет медленнее интернет», — сказал Лифшиц. Сам он надеется на отсутствие больших задержек по скорости. Как именно будет все работать в масштабах страны, предстоит выяснить.

    Для отдельных секторов деятельности скорость трафика играет важную роль. Например, в финансовой сфере задержки критичны.

    Весь мир борется за каждую миллисекунду для того, чтобы не терять на биржевых торгах — у нас появятся какие-то дополнительные задержки

    Евгений Лифшицруководитель Агентства кибербезопасности.

    «Естественно, как-то подорожание медленно, но уверенно ляжет на плечи граждан», — добавил специалист.

    Открытым остается вопрос о том, какие сервисы могут прекратить свою работу и почему. Правила, по которым Роскомнадзор намерен разделять трафик на «плохой» и «хороший», пока не ясны. Само название закона пока не отвечает за его содержание.

    Кто вот этот, собственно, палач, который будет говорить: «Вот это плохо, это хорошо», — я пока не очень понимаю

    Евгений Лифшицчлен профильного комитета ГД РФ.

    «Мы это наблюдали, когда в прошлый раз блокировали Telegram: масса ни в чем не повинных сервисов по всей стране были случайно отключены, начиная от стоматологического оборудования и заканчивая PlayStation и xBox», — напомнил Лифшиц.

    По его мнению, если в стране, например, будут блокировать весь зашифрованный трафик, то около 30-50% сервисов в России перестанут работать.

    Интернет-эксперт Антон Меркуров считает, что сам по себе вступивший в силу закон — «странная штука даже по своему названию».

    «Интернет никому не принадлежит. <…> По большому счету, как-то нас ограничить невозможно», — считает он.

    После вступления закона в силу, заключил Меркуров, жизнь россиян изменится вряд ли.

    Вступление документа в силу может вообще не привести ни к каким ограничениям, «если не наступят соответствующие обстоятельства — угроза национальной безопасности или начало войны», подчеркнул журналист и общественный деятель, замглавреда журнала «Русский репортер» и замдиректора Института общественного проектирования Михаил Рогожников. Если же такие обстоятельства появятся, то станет понятно, что закон является необходимым.

    Если нас могут извне ограничить, если у нас перестанут работать онлайн-сервисы, надо предусмотреть ситуацию, когда бы они работали вне зависимости от внешних ограничений или необходимости от них отгородиться

    Михаил Рогожниковжурналист.