• Журналистки рассказали о продолжительной травле со стороны семьи Хачатурян. Их обвинили в самопиаре

    Журналистка и заместитель председателя ОНК Ева Меркачева и ее коллега Дина Карпицкая обратились в полицию. Девушки заявили, что им угрожает племянник убитого собственными дочерьми Михаила Хачатуряна. Арсен Хачатурян назвал эти обвинения ложью.
    Журналистки рассказали о продолжительной травле со стороны семьи Хачатурян. Их обвинили в самопиаре

    «В течение года я пересекалась с Арсеном Хачатуряном и другими родственниками в судах и на съемках телепередач. Они знают мня в лицо и кто я, собственно, тоже. Заметки мои читали. При каждом удобном случае пытались что-нибудь сказать, вслед слышала и разные оскорбления: проститутка, конченая, с***а», — рассказала «360» Карпицкая.

    По словам журналистки, грозные взгляды и стиснутые кулаки она видела не раз. Это было всегда неприятно.

    «Мне всегда было даже жаль Арсена — он тоже вырос в семье Михаила Хачатуряна, в той же агрессии воспитывался и, скорее всего, по-другому даже и разговаривать не умеет с людьми. Я старалась не обращать на это внимания и списывать на издержки профессии. Но сейчас все это как-то уже вышло за рамки дозволенного. 21 июня Арсен Хачатурян приходил к нам на радио „Комсомольская правда“, на прямой эфир. Меня на эфире не было, но он у моего коллеги Антона Арасланова все интересовался за кулисами, мол, а где найти эту Карпицкую, я ее порву. Потом, правда, добавил — „порву аргументами“. Я была в командировке и решила, что как вернусь, сразу пойду в полицию с заявлением. А сейчас узнала, что он угрожал и Еве Меркачевой. Мы созвонились и вместе пошли на Петровку, 38», — добавила журналистка.

    В своих заявлениях девушки попросили полицию провести расследование в связи с препятствованием законной деятельности журналиста.

    «Наши заявления приняли сразу же. Уже даже прошла сводка от МВД, что две журналистки написали заявления. В полиции подтвердили, что будет проверка», — добавила автор «Комсомолки».

    Заместитель председателя Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Москвы журналистка Ева Меркачева также обратилась в полицию с заявлением. Хачатурян попытался запугать и ее.

    «Да, в полиции сообщили, что подали заявления две журналистки. Это я и Карпицкая. Мы написали заявления на одного и того же человека — Арсена Хачатуряна. Дина пострадала даже больше: в течение года она подвергалась угрозам со стороны семейства. Сначала она считала, что они просто эмоциональные люди. Но потом Хачатурян пообещал ее порвать. Это не в первый раз. Он ничего не боится — послушать только, что он говорит о других. Это люди, которые потеряли всякое ощущение реальности, думают, что они у себя в горах», — рассказала Меркачева.

    По словам журналистки, нужно показать зарвавшимся людям, что они выпали из действительности. Напомнить, в какой они живут стране и в какое время.

    «Чтобы никто не смел журналиста трогать. Чтобы это было святое, как во все времена», — заключила Меркачева.

    Арсен Хачатурян между тем заявил, что он никому не угрожал. Девушки заняты самопиаром, уверен мужчина.

    «Что заявления написали — я об этом слышал. А что угрозы были — это, конечно, неправда. То, что этого не было, это 100%. Для каких целей они делают, не знаю. Карпицкая, мне кажется, та вообще очень плотно к этому делу относится. Потому что когда убийство произошло, мы ее застали в квартире. Она хотела зайти с адвокатом и подругой в квартиру, и мы даже писали заявление. Как так — журналист в 11 часов ночи хочет пройти в квартиру, где произошло убийство! Нам показалось это очень странным», — рассказал Хачатурян.

    Меркачеву мужчина просто просил перестать говорить неправду.

    «Мною ей было лично сказано, чтобы она не врала. Потому что когда была программа „Пусть говорят“, она сказала, что она уже знает результаты экспертизы, она ознакомлена с документами, бумажками. Получается, это разглашение. Если просьба не врать — это угроза жизни, то пусть будет так. Я не буду с женщиной спорить. Пусть пишет. С моей стороны никакой угрозы их жизням нет. А с их стороны это пиар и провокация», — добавил Хачатурян.