• 28 августа 2018, 18:00

    «Мы полностью контролируем обстановку!»: Игорь Куринной о прошлом, настоящем и будущем российской космонавтики

    27 августа в возрасте 80 лет скончался генерал-лейтенант космических войск Игорь Куринной, который в прошлом занимал пост заместителя председателя государственной комиссии по пилотируемому космосу. Незадолго до кончины он рассказал сайту «Комсомольская правда» о первых советских космонавтах, орбитальном корабле-ракетоплане «Буран» и многом другом.

    Гагарина выбрали вовсе не по каким-то эмоциональным причинам. В пользу него свидетельствовал объективный контроль, который постоянно вели приборы и специалисты. Ему пришлось пройти около 70 различных испытаний. И еще: в отряде как-то провели самодеятельный опрос: кому лететь? Гагарин ответил: «Бате». Так звали самого опытного — Павла Беляева. Все остальные сказали: «Гагарину»

    Игорь Куриннойгенерал-лейтенант космических войск.

    Со слов второго космонавта планеты Германа Титова, Куринной поведал и другую историю, связанную с первым отрядом астронавтов. «Накануне запуска Сергей Павлович Королев решил показать космонавтам корабль, кабину, дать почувствовать им их ложемент. Это сейчас ложемент делается под каждого космонавта, а тогда делалось иначе — все кандидаты были одной комплекции, одного веса», — отметил Куренной.

    Он уточнил, что Королев привез шестерых кандидатов на полет, среди которых, помимо Гагарина и Титова, были Нелюбов, Быковский, Попович и Николаев, и приказал им по очереди подняться в пристыкованный корабль.

    Когда очередь дошла до Гагарина, он подошел к лестнице, снял обувь и поднялся наверх в одних носках. Потом Королев сказал космонавтам: «Теперь послушайте, что я вам скажу. Видели, что сделал Юра? Вот как нужно относиться к труду наших ученых, наших рабочих, тех, кто придумал и построил корабль!»

    «Как мне Герман доказывал в свое время, это сыграло решающую роль. Ведь слово оставалось за Королевым, как за генеральным конструктором и техническим руководителем госкомиссии. 8 апреля состоялось заседание, где были рассмотрены кандидаты на первый полет. Выбрали Гагарина, дублером стал Герман Степанович», — продолжил генерал-лейтенант.

    По его мнению, Титов стал «по-своему» первым, так как провел в полете целые сутки в начале августа 1961-го. Благодаря ему появилась возможность посмотреть на суточный цикл жизни человека в космосе: работа, сон, еда, естественные потребности и т. д. Куринной также вспомнил и о Григории Григорьевиче Нелюбове, о котором Хрущев будто бы сказал: «Был бы он Любов…». Он так и не отправился в космос, был отчислен из отряда, и трагически погиб.

    Что касается орбитального корабля-ракетоплана «Буран», то Куринной пояснил, что у него были две главные цели — военная и народно-хозяйственная. «„Буран“ мог подойти к спутнику, специальная лапа забирала бы его на борт, а регламентная группа, например, меняла ему поврежденную плату и ставила обратно на орбиту. Это значит, что не нужно было делать новые спутники, ракетоносители, запуски и тратить миллиарды. Во-вторых, „Бураны“ могли нести боевое дежурство, имея на борту сверхточное космическое оружие», — указал Куринной.

    Он напомнил, что впервые «Буран» был запущен в 1988 году и сделал два витка вокруг Земли в беспилотном режиме. При этом на нем не было ни одной иностранной детали.
    «Тормозной путь у „Бурана“ был меньше, чем у автомобиля. Комару в глаз сел — без пилота! Было предусмотрено двадцатикратное применение корабля. Мы сделали шесть штук, они должны были меняться на орбите. Уверен, что мы возобновим работу над многоразовыми космическими системами. Головы для этого есть — могучая структура госкорпорации „Роскосмос“, академия Можайского, вузы», — перечислил генерал-лейтенант.

    В заключение он обратил внимание, что воздушно-космические силы — это современный и надежный вид вооруженных сил и обороноспособность страны во многом зависит от них. «Мы имеем в своем арсенале систему контроля и разведки космического пространства, систему предупреждения о ракетном нападении и противоракетный щит. Мы полностью контролируем обстановку! И американцы тоже. Во время операции в Сирии наши ребята блестяще отработали целеуказание и разведку. Авиационные и космические формирования в тесном единстве с большой точностью поражали цели террористов», — констатировал Куринной.