facebook_pixel
  • Чей нерожденный? Женщина через суд потребовала подсадить эмбрион от бывшего мужа

    В Подмосковье пара рассталась во время проведения процедуры ЭКО. После разрыва мужчина потребовал уничтожить эмбрион, и клиника отказывается подсаживать его женщине. В историю вмешалась детский омбудсмен Подмосковья Ксения Мишонова.

    Чей нерожденный? Женщина через суд потребовала подсадить эмбрион от бывшего мужа

    Ольга уже два года борется за своего ребенка, который даже не успел родиться. В 2017 году они с гражданским мужем Сергеем решились на ЭКО. Пара прошла два года обследований и подготовки. До беременности оставался последний шаг, но в самый важный момент мужчина решил расстаться.

    «В случае прекращения отношений судьбой эмбриона должна была распоряжаться я», — уверена Ольга.

    По договору с клиникой в случае развода судьба эмбриона должна остаться в руках Ольги. Однако ее бывший возлюбленный Сергей отозвал свое согласие. А еще выяснилось, что в документах медики записали пару как законных супругов. И теперь, чтобы выполнить условия договора и разрешить женщине подсадку эмбриона, медицинский центр требует от клиентки свидетельство о разводе.

    Ситуация получается безвыходная. Предоставить свидетельство о разводе Ольга не может физически, потому что они с Сергеем не были женаты. В клинике, где, по словам женщины, им подсунули типовой договор для супругов, на все претензии отвечают, что пара видела, что подписывала. Суд первой инстанции с медиками согласился.

    Ольга продолжает оплачивать хранение эмбриона. Женщина считает, что клиника боится исков от ее бывшего гражданского мужа. Тот настаивает, что эмбрион должен быть утилизирован. Сначала Сергей объяснял это тем, что не хочет в будущем разбирательств с отцовством и возможными алиментами. Женщина даже предложила признать его неанонимным донором и таким образом любую ответственность снять, но мужчину и такой вариант не устроил.

    «Мой доверитель всего лишь реализовал свое право, отозвав заявление об информированном добровольном согласии на перенос эмбриона. В договоре, заключенном между сторонами и клиникой, указано, что хранение эмбриона может быть досрочно прекращено по письменному заявлению одной из сторон. Кроме того, как установил Зюзинский суд, заключая договор, Ольга предоставила клинике недостоверную информацию о том, что стороны состоят в браке. В следствии чего пункт, на который ссылается Ольга, не применим в данном споре», — пояснил Артем Терпячий, представитель Сергея.

    История уникальная, говорят эксперты. Подобных прецедентов не было в судебной практике. И даже в клиниках, проводящих ЭКО, такого не помнят. Вопрос здесь не только в юридической плоскости, но и в этической. К ситуации подключалась детский омбудсмен Московской области Ксения Мишонова.

    «Для нас это, конечно, невероятно этический момент. С одной стороны, у женщины есть право стать матерью, а у мужчины остается право не становиться отцом. К сожалению, наше законодательство несовершенно в этой области. И скорее всего женщина, подписывая документы в клинике, не посмотрела условия. Потому что, безусловно, такие ситуации должны быть прописаны: кто решает судьбу эмбриона в случае расставания. И для нас такая задачка сейчас стоит: на весах жизнь, и за нее борется мать этого будущего ребенка. В общем, как решить этот вопрос мы вместе сейчас думаем над этим», — пояснила Ксения Мишонова.

    В ближайшее время Мосгорсуд рассмотрит кассационную жалобу Ольги по ее иску к клинике. Еще один иск — о нечинении препятствий — женщина подала к бывшему гражданскому супругу. До конца всех судебных разбирательств в медицинском центре обязаны хранить эмбрион.