facebook_pixel
  • 23 мая 2021, 01:54

    Встреча Блинкена и Лаврова стала кошмаром для Украины — National Interest

    В начале этой недели в Рейкьявике встретились госсекретарь США Энтони Блинкен и глава МИД России Сергей Лавров. Обе стороны осторожно выразили готовность изучить возможность сотрудничества несмотря на глубинные различия в политике. Двусторонних заявлений сделано не было, но встреча вызвал паническую реакцию на Украине.

    Встреча Блинкена и Лаврова стала кошмаром для Украины — National Interest

    Журналист издания National Interest Марк Епископос привел в пример высказывание украинского блогера Максима Бужанского. Он сравнил встречу Блинкена и Лаврова с соглашением 1944 года. Тогда якобы британский премьер-министр Уинстон Черчилль и Иосиф Сталин разделили Восточную Европу на сферы влияния. Бужанский заявил, что «прошло 77 лет, но ничего не изменилось».

    Проведению встречи предшествовали сообщения о том, что Белый дом приостановит введение санкций против части компаний, занятых в строительстве газопровода «Северный поток — 2». Это вызвало тревогу Киева.

    Глава МИД Украины Дмитрий Кулеба заявил, что запуск российского проекта будет означать «провал американской дипломатии». Причем Киев потеряет на этом до шести миллиардов долларов в год в виде прямых и косвенных убытков.

    Десятки украинских политиков опубликовали открытое письмо, в котором осудили отказ от санкций на фоне серьезного наращивания военной мощи на границе республики. Для Киева имеет решающее значение возможность обсуждать жизненно важные отношения при двусторонних контактах с Вашингтоном. Налаживание американо-российских контактов его пугает.

    «Недавние усилия Байдена по стабилизации американо-российских отношений могут стать еще одним ударом по перспективе единого западного фронта для противостояния и сдерживания России, что еще больше ослабит геополитические позиции Украины в отношении ее восточного соседа», — отметил автор статьи.

    Сергей Лавров после встречи с Энтони Блинкеном сообщил, что увидел у американского партнера готовность разбирать завалы в отношениях двух стран. Состоявшаяся беседа, которая длилась два часа, показалась ему конструктивной.