facebook_pixel
  • 25 апреля 2018, 05:46

    СМИ рассказали о разрешении суда продать с молотка личные вещи и письма Мадонны

    Решением суда Манхэттена снят временный запрет на продажу на аукционе Gotta Have It личных вещей, фотографий и писем певицы Мадонны. Лоты были выставлены бывшей подругой и консультантом американской звезды Дарлин Лутц, сообщила газета The New York Times.

    СМИ рассказали о разрешении суда продать с молотка личные вещи и письма Мадонны

    Исковая жалоба Мадонны была удовлетворена в июле 2017 года. Теперь требование певицы отклонили из-за истечения срока, который был отпущен для урегулирования вопросов прав собственности на 22 лота.

    Суд признал, что вещи по праву принадлежат экс-подруге и консультанту поп-дивы Дарлин Луц, которая стала ответчиком в иске. Свою позицию американка обосновала наличием соглашения с Мадонной от 2004 года. В нем звезда обязалась не опротестовывать любое решение Луц о том, как поступить с вещами.

    Мадонна хотела снять с торгово более 20 лотов. Среди них оказались ее нижнее белье, расческа, чековая книжка, фотографии и два письма.

    Первое — от рэпера Тупака Шакура — датировано январем 1995 года и пришло из исправительного учреждения, где музыкант отбывал наказание за сексуальное насилие. В послании он рассказал о причинах своего решения расстаться с певицей. Стартовая цена письма составляла 100 тысяч долларов.

    Второе содержало нелицеприятные характеристики, которыми Мадонна наградила актрису Шэрон Стоун и певицу Уитни Хьюстон.

    Поп-дива, предъявив Луц претензии, утверждала, что женщина обманула ее и забрала все вещи без спроса.

    По словам владельцев Gotta Have It Эдварда Козински и Пита Сигела, перед принятием вещей на аукцион была проведена тщательная проверка.

    «Мы были уверены, что у Мадонны нет оснований для жалобы, теперь суд подтвердил нашу правоту», — подчеркнули они.


    На аукционе Sotheby’s одним из лотов станет картина итальянского живописца Амедео Модильяни «Лежащая обнаженная». Полотно было написано в 1917 году. Его оценили в 150 миллионов долларов.