facebook_pixel
  • 27 мая 2020, 13:56

    Джабаров объяснил, почему Россия не могла послать в Ливию самолеты

    Запрос о переброске российских военных самолетов в Ливию в Совет Федерации не поступал, а без санкции президента и верхней палаты парламента отправить военных за рубеж невозможно. Об этом в беседе с «Интерфаксом» заявил первый заместитель главы комитета Совета Федерации по международным делам Владимир Джабаров.
    Джабаров объяснил, почему Россия не могла послать в Ливию самолеты

    Заявления о российских военных самолетах в Ливии — это очередная попытка выставить Россию в неприглядном свете перед другими странами, считает Джабаров.

    «Российских военных никто без санкции президента РФ и Совета Федерации никогда за рубеж не отправляет. Никаких запросов на это не было. Это попытка компрометации России на мировой арене», — сказал сенатор.

    Россия выступает за мирное решение в Ливийском конфликте, чтобы стороны сели за стол переговоров, а не привлекали сторонников за рубежом, чтобы достичь своих целей.

    С заявлением, что Россия перебросила в Ливию военные самолеты, выступило Африканское командование Вооруженных сил США. По их словам, на территории, которую заняла Ливийская национальная армия, оказались шесть истребителей МиГ-29 и пять бомбардировщиков Су-24. Якобы их доставили из Сирии и пытались перекрасить.

    Конфликт в Ливии между руководителем Национальной армии освобождения маршалом Халифом Хафтаром и правительством национального согласия под руководством Фаиза Сараджа продолжается уже не первый год. Новый виток противостояния начался весной 2019 года, когда Хафтар отправился в новый военный поход на Триполи. Россия и страны Европы пытались помирить участников конфликта, но успехом это не увенчалось.

    29 апреля этого года Хафтар заявил, что вся власть в Ливии перешла под контроль Национальной армии. Его слова раскритиковали все. Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что Москва никогда не одобряла действия Сараджа за уклонение от переговоров, но теперь не одобряет слова Хафтара, который намерен лично решать судьбу всего народа страны.