facebook_pixel
  • 31 января 2019, 18:07

    Депутат Госдумы посчитал решение ЕСПЧ по делу депортированных грузин политизированным

    В Госдуме назвали ЕСПЧ политизированным и антироссийски настроенным. Так член комитета Госдумы по международным делам Антон Морозов отреагировал на решение суда обязать Россию выплатить 10 миллионов евро Грузии «для возмещения морального ущерба» грузинам, депортированным из России в 2006–2007 годах за нарушение миграционного законодательства. Об этом сообщило РИА ФАН.

    Депутат Госдумы посчитал решение ЕСПЧ по делу депортированных грузин политизированным

    В последнее время решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) в отношении России становятся все более политизированными и антироссийски направленными.

    «Мы исходим из того, что участие России в Совете Европы и решения ЕСПЧ могут вообще потерять для нас свою актуальность и юридическую силу, учитывая практику притеснения в правовом поле интересов РФ», — рассказал Антон Морозов.

    При этом, по мнению парламентария, Россия хорошо относится к гражданам Грузии, проживающим на территории РФ. Они успешно ассимилировались. Поэтому из страны высылают только нарушителей визового режима, введенного по инициативе грузинской стороны. Так Россия предприняла ответный шаг, отметил Морозов.

    «Нам необходимо пересматривать визовый режим и снимать ограничения, чтобы в дальнейшем не было таких эксцессов. Учитывая нашу многовековую дружбу, введение безвизового режима возможно, если на то будет политическая воля грузинских властей», — заявил Антон Морозов.

    В 2006–2007 годах Россия депортировала 1,5 тысячи грузин за нарушение миграционного законодательства. Большая палата Европейского суда по правам человека посчитала это правонарушением. ЕСПЧ призвал РФ выплатить 10 миллионов евро в качестве возмещения морального ущерба. Должностные лица объяснили, что коллективная высылка иностранцев запрещена. Также Россию обязали выплатить некоторым грузинам от 10 до 15 тысяч евро. В отношении этих граждан якобы не соблюдали статьи «Право на свободу и личную неприкосновенность» и «Запрещение пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения».