facebook_pixel
  • 01 февраля 2019, 19:22

    Без дочери и свободы. Актрисе Ирине Усок грозит до 10 лет тюрьмы в США

    Российскую актрису театра и кино Ирину Усок задержали в Нью-Йорке. Бывший супруг обвинил ее в похищении ребенка, с которым ранее актриса вернулась на родину. На данный момент Усок находится в следственном изоляторе штата Нью-Джерси, округа Оушен. Зампредседателя Общественной наблюдательной комиссии Москвы (ОНК) Александр Ионов рассказал «360», как может сложиться судьба россиянки и какое наказание ее ждет.

    Ирину Усок задержали по прилете в аэропорт Нью-Йорка. Актрису театра и кино подозревают в похищении своего же ребенка. Заявление в суд на Усок подал ее бывший супруг и отец ребенка — житель штата Нью-Джерси.

    После разрыва с американцем россиянка вернулась на родину вместе с дочерью, что и сочли преступлением. По какой причине Усок вернулась в США, неизвестно. Ребенка, по предварительным данным, отдали семье отца.

    Теперь актриса может остаться и без свободы, и без дочери. Сейчас Усок находится в следственном изоляторе округа Оушен штата Нью-Джерси, туда женщину перенаправили из Манхэттенского суда в Нью-Йорке — в соответствии с местом жительства отца. В Нью-Джерси похищение человека котируется как одно из наиболее серьезных преступлений. Максимальное наказание него — заключение сроком до 30 лет.

    Заместитель председателя Общественной наблюдательной комиссии города Москвы Александр Ионов сообщил «360», что больше 10 лет россиянка не получит.

    Если бы ребенка не вернули, то мог бы развиться самый печальный вариант. Обычно это 5-10 лет заключения. 20-30 лет никто обычно не дает. Особенно учитывая, что судимость первая

    Александр Ионов.

    А если стороны пойдут на мировую, то Ирину Усок могут осудить условно или даже отпустить, как происходит чаще всего в подобных случаях, отметил Ионов. Но она, по словам собеседника, в любом случае останется на учете у американской полиции. Это значит, что если актриса захочет встретиться с дочерью, то в силу вступят некоторые ограничения. Свидания будут проходить редко и в присутствии органов опеки.

    В любом случае, считает Ионов, если Усок захочет привезти ребенка в Россию, то нужно будет разрешение бывшего мужа. При этом наличие уголовного дела может оказаться веским аргументом при принятии судом решения о контактах дочери и матери.

    Зампред ОНК Москвы отметил, что больше всех в данной ситуации страдают малыши.

    Это плачевно сказывается на ребенке. Если он рос на территории России, то социализирован уже в российское культурное и языковое пространство. Знает, что у него есть мать, может не знать отца, например. Если его помещают в чужую для него семью, то это, конечно, травма, которая не проходит бесследно

    Александр Ионов.

    Ситуацию Ирины Усок Ионов сравнил с делом Богданы Осиповой, которую в США также обвинили в похищении собственных детей. Вместе с ними женщина сбежала в Россию от супруга, который ее избивал. Муж подал в суд. В 2017 году Богдана вернулась в Штаты, чтобы подать апелляцию на решение суда. Тогда же женщину арестовали. С тех пор она находится в тюрьме. Дети Осиповой остаются в России.

    По словам Александра Ионова, подобные случаи не редкость. «Ситуация с США — это не единичный эпизод. Я знаю случаи и на Ближнем Востоке, и в Латинской Америке, когда наших гражданок либо задерживали, либо просто не давали им выехать из страны после развода», — отметил Ионов.

    В частых судебных разбирательствах россиянок с бывшими мужьями-иностранцами, по мнению Ионова, виновата демографическая ситуация в России, которая заставляет многих женщин искать любовь за рубежом. И здесь, по словам Александра, главное — понимать последствия возможного развода.