• Тимати устроил публичную перепалку с уходящим из Black Star L’One. Пригожин предложил рэперам помириться

    Вслед за Егором Кридом о своем уходе с лейбла Black Star объявил рэпер L’One. Он столкнулся с теми же проблемами, что и его предшественник. Имя, под которым выступает Леван Горозия, а также все его песни принадлежат лейблу Тимати. Об этом сам L’One написал на своей странице в Instagram.

    В своем сообщении он отметил, что перестал быть сотрудником лейбла Black Star еще 16 марта. Он поблагодарил всех, кто работал с ним на протяжении семи лет. Но тут же подчеркнул, что в Black Star ему запретили выступать под именем L’One и исполнять собственные песни.

    «Вместо слов благодарности, хотят забрать у меня мои песни, хотят забрать мое имя. Они решили, что могут запретить мне петь песни, написанные мною же. Оплаченные моим же трудом. Они хотят забрать у меня возможность выступать. Они хотят мне заткнуть рот, чтобы общество не узнало всю информацию, которой я обладаю», — написал рэпер.

    О какой именно информации он говорит исполнитель не уточнил, но при этом отметил, что потребует у лейбла «отчет за каждый рубль за все семь лет».

    Владелец и основатель лейбла Black Star хип-хоп-исполнитель Тимати не оставил в стороне выпад своего бывшего артиста. Он тут же поинтересовался, какой «секретной информацией» обладает L’One. Он пояснил, что никто не собирается затыкать исполнителю рот и он может продолжать работать тамадой. При этом Тимати напомнил, что в контракте, который Леван подписывал, был пункт о том, что контент, который артист произведет под эгидой лейбла становится собственностью компании.

    «Ты же в трезвой памяти его подписывал, своими руками. Я бы с удовольствием тебе бы его передал, если бы ты хоть раз набрал и со мной встретился, и поговорил, а не прибегал в офис с толпой невнятных „юристов“.», — написал разгневанный продюсер.

    По его словам, никто никого ничего у рэпера не забирал, так как у него ничего и не было. «Это априори не твое Лева, ты просто этого так и не понял, — написал Тимати и добавил, «Теперь желания расставаться с тобой полюбовно нет», — намекнул Тимати на историю с уходом Егора Крида, которая закончилась для артиста благополучно.

    Однако L’One решил, что последнее слово все же останется за ним. Он заявил, что не привлекал никаких юристов, а работал над альбомом, который в итоге вышел. По его словам, он до последнего держал слово и неоднократно говорил о своем желании уйти, однако мирно сделать этого не получилось.

    «Чья там очередь следующего? Кого ты заточишь замочить? Какой ты, новый шоу бизнес?» — подытожил исполнитель.

    «Артист должен выкупить себя»

    Музыкальный продюсер Иосиф Пригожин в беседе с «360» отметил, что не готов занимать чью-либо позицию в конфликте двух артистов, но поделился собственным опытом подобных ситуаций.

    Он напомнил, что в свое время у него был свой продюсерский центре «НОКС мьюзик», в котором работали множество исполнителей.

    «Артисты люди свободолюбивые. Когда продлеваются контракты, они продлевают их только при одном условии: если им удобно. Если артисты не заканчивают контракты, а хотят его прервать, то они должны выкупить себя», — пояснил Иосиф Пригожин.

    Он отметил, что не знаком с ситуацией в Black Star, но если у ребят закончились контракты, и у них хотят забрать их псевдонимы и все остальное, то артисты могут это выкупить. «Если они подписали такие договора, значит они приняли эту историю. Если они не подписывали этого, а их вынуждают, то тогда это просто преступление», — заявил продюсер.

    Он отметил, что в конфликте Тимати и L’One участникам нужно сесть и обсудить. Кто-то из них должен уступить, потому что насильно быть партнерами просто нельзя. «Надо договариваться и искать компромиссные решения», — сказал Иосиф Пригожин.

    Ранее из Black Star ушел Егор Крид. В марте у него закончился срок контракта, который он продлевать не стал. Изначально появилась информация о том, что лейбл не отдаст ему права на сценическое имя. Однако потом все разрешилось. Как заявил сам Тимати на своей странице в Instagram: «С Егором мы разошлись полюбовно, подписали конфиденциальное соглашение о нашем расходе, сегодняшним днем»