facebook_pixel
  • 06 октября 2016, 11:46

    Прикоснуться к вечности. Интервью с Андреа Морриконе

    С композитором и дирижером Андреа Морриконе мы встретились в гостиной отеля «Метрополь». В конце осени в Москве состоится концерт, посвященный творчеству его отца — прославленного композитора Эннио Морриконе. А сейчас полным ходом идет подготовка к нему. Андреа только что вернулся из концертного зала и выглядит немного уставшим, но когда мы начинаем разговор, глаза маэстро загораются, а голос начинает звучать по-особому, словно наполняясь музыкой. Как и многие итальянцы, свою экспрессивную речь Андреа дополняет оживленными жестами, а когда и жестов перестает хватать, внезапно вскакивает с места и начинает петь…
    Прикоснуться к вечности. Интервью с Андреа Морриконе

    Материал газеты «Новые рубежи»

    — Андреа, вы первый раз в Москве. Как вас встретила столица России?

    — Очень хорошо! Мне здесь очень нравится. Во всяком случае, те места, где я был, очень красивы. Мне показалось, тут все так выстроено, организованно: дороги, здания, тротуары, все очень четко. И огромная энергия во всем. Местами Москва напоминает Рим, это тоже живой и энергичный город, но в целом Рим, конечно, другой. В нем меньше организованности, но там идешь по улице и не знаешь, куда смотреть — вокруг такая красота… Кругом: над тобой, справа, слева — шедевры архитектуры, и это просто потрясающе! Я живу в самом центре Рима, и каждый раз, когда мне нужно куда-то поехать, я стараюсь выбирать наиболее красивый и интересный маршрут. С учетом траффика, разумеется, у нас не всегда просто проехать именно так, как хочется, из-за пробок.

    — Вы с такой любовью говорите о Риме. Как вы считаете, этот город, его ритм, его уникальность, повлияли на ваше творчество?

    — Думаю, да. Конечно, Рим повлиял, но не только он. Еще повлияла жизнь в Соединенных Штатах, я там много времени провел, и, разумеется, это тоже отразилось на моей музыке.

    /media/uploads/2016/10/06/photo848369295408867299.jpg

    — В ноябре вы выступите в Москве с концертом. Какую программу вы готовите?

    — О! Это будет очень сильная программа! Она пронизана такой, знаете, умной красотой… Я поясню. Есть великий русский шахматист, Гарри Каспаров. Когда следишь за партиями, видишь, что у него конь всегда задействован, и движение этого коня по полю в руке Каспарова создает ту самую умную красоту, о которой я хочу сказать. Важно не только, что будут играть на концерте, но также кто будет играть и как. Большинство произведений, которые услышат люди, пришедшие на концерт — конечно же, произведения моего отца, Эннио Морриконе, но звучать они будут в моей аранжировке.

    — Можете остановиться на этом поподробнее?

    — Музыка моего отца — это музыка высокого класса, поэтому мне бы хотелось, чтобы она звучала и воспринималась как классическая. И здесь очень важно, какие инструменты будут играть то или иное произведение, как они это будут делать, с какой экспрессией, какой инструмент будет играть громче, какой тише. Вы ведь знаете, наша с отцом музыка — это музыка, первоначально созданная для кинематографа. Это, можно сказать, описательная музыка, она описывает то, что зритель видит на экране. Аранжировка помогает дополнить эти образы, по-другому раскрыть то, что заложено в музыку изначально. Я приведу пример. У Мусоргского есть цикл фортепьянных пьес «Картинки с выставки». Это ведь тоже описательная музыка: толчком для ее создания послужили рисунки, увиденные Мусоргским на выставке. И есть те же «Картинки с выставки», но в оркестровке Равеля, благодаря которой к циклу, наконец, пришла известность. Цикл один и тот же, но есть Мусоргский, и есть Равель — и в результате мы видим два разных музыкальных подхода, где одни и те же образы звучат абсолютно по-разному.

    — Андреа, вы и сами пишете музыку для кинофильмов. Будет ли она звучать на предстоящем концерте?

    — Разумеется. Tema d’Amore из «Нового кинотеатра Парадизо», которую мы создали вместе с отцом, куда же без нее. Скорее всего, будет музыка из фильма «Промышленник»…

    — Скажите, Андреа, как происходит процесс создания музыки для кино?

    — Ну как? Сначала нужно написать музыку. Только хорошую музыку! А потом берешь фильм — и готово! Если музыка действительно хорошая, она подойдет. Шучу. Конечно, прежде всего, это работа с режиссером, именно режиссер решает, как и что должно быть в фильме.

    /media/uploads/2016/10/06/photo848369295408867298.jpg

    — А сами смотреть кино вы любите?

    — Если хороший фильм, почему бы не посмотреть? Хотя мне не нравится, что в современном кинематографе многое определяет маркетинг: в первую очередь, фильм должен продаваться, но то, что хорошо для рынка, не всегда хорошо для искусства.

    — Что вы знаете о русском кинематографе? Видели ли вы что-то из фильмов, приходилось ли общаться с режиссерами?

    — Наверное, нет. Хотя… «Красная палатка» — это же ваш фильм? Вот его я видел. Больше, к сожалению, ничего. С кинорежиссерами из России пока не общался, хотя это было бы интересно. Возможно, в будущем получится.

    — На днях у вас была встреча с московскими музыкантами и композиторами, где вам вручили Диплом от Союза композиторов России…

    — О! Это было так приятно и неожиданно! Меня особенно тронуло, что встреча проходила в квартире Шостаковича. Шостакович — величайший композитор! Музыка, которую он писал, великолепна, она… настоящая. И сам Шостакович — именно настоящий!.. Побывать в его квартире для меня — большая честь.

    — Андреа, как вы проводите свободное время?

    — Ну, прежде всего, со своей семьей. У меня есть любимая женщина, которая очень многое для меня значит. Если говорить об увлечениях, то я люблю читать книги, листать партитуры, путешествовать, ходить на концерты.

    — Концерты, на которые вы ходите — преимущественно классические или вам нравится слушать разную музыку?

    — Красота, гармония может быть в любой музыке. Взять, к примеру, известную композицию Yesterday группы The Beatles — это же великая вещь! Поэтому я слушаю не только классику. Важен не жанр, важен уровень произведения. Не так давно я был в Берлине на рок-концерте, и это было прекрасно! Сейчас о нем вспоминаю и в очередной раз поражаюсь, насколько сильной может быть музыка, сколько всего может дать человеку… Ведь музыка, знаете, никуда не уходит, она остается с нами, в наших сердцах. Кроме того, она присутствует буквально во всем, и в этом смысле она вечна. Вот даже этот разговор, записанный вами на диктофон — это тоже своего рода музыка, мы пойдем по своим делам, а она останется, запись можно будет проиграть заново, а можно просто воскресить в памяти. И это удивительно и прекрасно! Кроме того, именно музыка, и в особенности музыка высокого класса, позволяет человеку прикоснуться к вечности. Так что приходите на концерт, думаю, он запомнится!

    Юлия Дозорец, «Новые рубежи»

    Фото Сергея Антипова

    Справка

    Андреа Морриконе — итальянский композитор и дирижер, лауреат премий «Apoxiomeno», «Золотой глобус» и обладатель премии BAFTA, разделенной со своим отцом Эннио Морриконе за саундтрек «Tema d’Amore» к фильму «Новый кинотеатр Парадизо».

    Родился 10 октября 1964 г. Проживает в Риме.

    Концерт «Морриконе: музыка вечна» пройдет 30 ноября в Государственном Кремлевском Дворце в сопровождении оркестра Московского академического Музыкального театра им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко и Государственной академической хоровой капеллы России им. А. А. Юрлова.