facebook_pixel
  • 11 апреля 2015, 09:55

    США и Россия поделили сферы влияния. Космическая гонка закончилась?

    Вторая зарисовка про космос, в которой державы умеют сотрудничать, а Дмитрий Пайсон называет знаковые события российской космонавтики.

    Мы продолжаем знакомить вас с планами космической экспансии России . В первой части директор исследовательско-аналитического центра Объединенной ракетно-космической корпорации Дмитрий Пайсон объяснил, почему изучать надо Луну, а не Марс. Можете еще раз взглянуть на материал, который мы снабдили отличными иллюстрациями.

    - Сотрудничество в рамках МКС продолжится до 2024 года, существуют ли какие-то конкретные планы по совместной деятельности с американцами, с европейцами?

    - Недавно на Байконуре состоялась встреча руководителя Роскосмоса Игоря Комарова с руководителем NASA Чарльзом Болденом, и они договорились про 2024 год принципиально. Европейцы должны будут принять решение в следующем году.

    Несмотря на все эти нынешние геополитические неоднозначности, руководители космических агентств подтвердили приверженность идеям сотрудничества. Пока не идет речь о том, в каких конкретных формах это сотрудничество будет реализовываться, потому что у американцев прописана дорожная карта, ведущая к Марсу. У нас сейчас прописывается дорожная карта, ведущая к Луне. Наверное, мы сможем друг друга дополнять.

    Есть интересная модель, которая европейцами сейчас реализуется, когда приборы одной из стран ставятся на научную станцию другой страны. В этом смысле программы могут быть взаимодополняющими. Поэтому очень хорошо, что этот диалог идет, что это все продолжается, что он сохраняет свой многосторонний характер: тут и европейцы, и американцы, и мы, и канадцы, и японцы. На мой взгляд, это одна из ключевых ценностей всего проекта МКС. Это существенный большой проект международного космического сотрудничества, по которому мы строим планы на будущее.

    Астронавт НАСА Скотт Келли (США), космонавты Роскосмоса Геннадий Падалка (Россия) и Михаил Корниенко (Россия) во время примерки скафандров на космодроме "Байконур". Фото: Стрингер\РИА Новости

    - Вот мы поговорили о будущем, у нас Луна, у американцев Марс, европейцы определяются, тоже участвуют в программах. А знаковые события для российской космонавтики, которые состоялись за прошедшие полгода-год? Вы какие выделите в первую очередь? Допустим, топ-3?

    - Топ-3 сложно сказать. Во-первых, запуск 23 декабря 2014 года "Ангары-5А" с космодрома Плесецк, потому что это программа, которая ведется практически с начала 90-х, прошла через все годы развития российской космонавтики. Ракету наконец запустили, и она отработала по полной программу летных испытаний, это очень хороший задел на будущее. Теперь нужно этот успех закреплять, вводить постепенно "Ангару-5" в эксплуатацию, добиваться снижения затрат на нее в производстве. Это однозначно. Но там помимо "Ангары-5" летом была еще легкая версия запущена, тоже в порядке отработки. То есть, Ангара - это хит сезона.

    Старт ракеты "Союз ТМА-14М" с основным экипажем 41/42-й длительной экспедиции на МКС на космодроме "Байконур". Фото: Рамиль Ситдиков\РИА Новости

    Далее запускается космический аппарат, он с группировкой Глонасс поддерживается, восполняется, запускаются аппараты дистанционного зондирования. Вот в 2014 году запустили космический аппарат Луч, а также создана на орбите многофункциональная система ретрансляции для обмена данных с космических аппаратов, с Международной станции, с Землей. У нас когда-то давно при Советском Союзе такая система была, у американцев есть, у нас не стало, сейчас вот она опять в принципе восстанавливается на орбите, то есть, у нас есть такой ретранслятор с космосом теперь. Вот это значимо.

    Россия планирует создать собственную орбитальную станцию

    Член основного экипажа 42/43-й длительной экспедиции на Международную космическую станцию космонавт Роскосмоса Антон Шкаплеров (Россия) во время заключительного осмотра космического корабля. Фото: Роман Соколов\РИА Новости

    И в принципе, за 2014 год есть несколько очень интересных космических аппаратов, уже запущенных по прикладным и по коммерческим программам. Например, сделали аппарат Иджиптсат для Египта, для дистанционного зондирования Земли, который там, это выход на принципиально новый интересный рынок. Сделали аппарат Кондор для ЮАР, то есть, это тоже интересно, как направление выхода на новые рынки.

    Дмитрий Рогозин - о ГЛОНАСС и космосе

    Страны первой пятерки космической пятерки имеют все свое, они не во всех наших спутниковых проектах заинтересованы. А вот рынок быстроразвивающихся стран, стран БРИКС - это наш рынок. И более того, отработав там новые решения, мы потом эти спутники сможем на внутреннем рынке продвигать. Это интересный подход, что мы начинаем активно продавать космические аппараты третьим странам. Это очень здорово, такая занятная тенденция.

    Читайте также: