• Дополненная реальность и технология захвата движений. Глава «Союзмультфильма» рассказала о будущем российской анимации

    «Союзмультфильм» в 2019 году выпустит более 650 новых минут анимации. Об этом «360» сообщила председатель правления киностудии Юлиана Слащева. Она обозначила возможные пути развития мультипликационного кино и рассказала о технологиях, позволяющих втрое сократить сроки создания мультипликационных фильмов.
    Дополненная реальность и технология захвата движений. Глава «Союзмультфильма» рассказала о будущем российской анимации | Изображение 1
    Источник фото: телеканал «360»

    — Юлиана Юрьевна, по Вашим словам, в ближайшее время индустрию ждет большой скачок. С чем это связано? Подросло новое поколение зрителей или это господдержка?

    — Только «Союзмультфильм» произведет в этом году более 650 минут анимации. Другие студии еще произведут совокупно в три-четыре раза больше. То есть рост анимации составляет порядка 15-20% ежегодно. Это связано со многими факторами. Я думаю, что поколение современных детей — это, безусловно, важный и определяющий для этого аргумент, но кроме того, государство начинает все больше и больше уделять внимание анимации как стратегически важной отрасли. Мы получаем поддержку от Министерства культуры, полные метры в анимации получают поддержку от Фонда кино, мы получаем разные налоговые льготы по распоряжению президента. Это все является драйверами роста анимационной отрасли. Но, на самом деле, конечно, влияет и внимание зрителей. Последние исследования показывают, что анимацию смотрят не только дети, ее смотрят очень много взрослых. Например, самая большая аудитория у «Нового Простоквашино» — это взрослые 25-45 лет.

    — Потому что они смотрели это в детстве. Ну, а все-таки, как победить засилье зарубежных мультфильмов? Рекламой, специальной сеткой вещания? Как найти выход из этой ситуации и нужно ли его искать?

    — Искать его точно нужно. Потому что я убеждена в том, что наши дети должны расти на нашем отечественном контенте. Это не исключает наличия качественного иностранного контента. Я — мама троих детей, мои дети смотрят все качественное, которое приходит из-за рубежа. Но, к сожалению, наряду с качественным из-за рубежа приходит очень много некачественного детского контента, который я своим детям смотреть не даю и не рекомендовала бы другим мамам. Как с этим бороться? Первое, на самом деле, это все равно вопрос денег. На рынке анимации в России до сих очень мало денег. Так как недостаточно денег государственных, соответственно, очень мало денег частных. Как только в анимацию придет дополнительный рубль государственных денег, мы — как студия «Союзмультфильм» (я убеждена, такая ж ситуация у других студий) — можем привлечь на него минимум рубль частных денег, и тогда это будет развивать отрасль. Потому что наличие конкуренции нашего и иностранного контента — это только объем этого контента, сколько мы производим российских мультфильмов. Чем больше их будет производиться, тем больше будет вопрос вытеснения постепенного некачественного иностранного контента, качественное останется все равно. Поэтому я призываю зрителя не бояться, что будут какие-то мегапротекционистские меры, которые лишат детей и взрослых хорошей анимации из-за рубежа, их не будет. Я сама являюсь сторонником анимации «Диснея», «Пиксара», «Дримворкса», я обожаю качественную европейскую анимацию, японскую. Но сегодня нужен баланс с отечественными фильмами — детскими и анимационными. Для этого их нужно больше производить. Нужны деньги, продвижение, реклама, слоты для российского контента на телевизионных каналах.

    — А как относятся современные дети к нашим старым мульфильмам оцифрованным?

    — К моему большому сожалению, динамика смотрения современными детьми «Золотой коллекции», безусловно, снижается, она отрицательная. Это понятно: большинство наших самых известных брендов в этом году празднуют 50 лет, а остальные празднуют эту дату в следующем году или через год. То есть, конечно, это контент с очень большой историей, большими традициями, но сделанный для детей того поколения. Для современных детей он бывает медленным, недостаточно ритмичным, недостаточно динамичным. Наша задача состоит в том, чтобы тем брендам, тем персонажам «Золотой коллекции», которые до сих пор входят в топ-30 или топ-40 самых узнаваемых и любимых персонажей, придать новую жизнь. Мы считаем, что современные дети полюбят этих персонажей, если они заживут в понятных для них форматах. Поэтому какие-то из персонажей наших старых мультфильмов заживут в продолжениях, с какими-то мы сделаем анимированные комиксы, какие-то мы выпустим в компьютерных и мобильных играх. Но каждый из персонажей будет жить по-новому, потому что мы очень хотим, чтобы современные дети смотрели. Сегодня это зависит только от желания и готовности их родителей им показывать [старые мультфильмы — прим. ред.]. Но мы хотим заинтересовать детей так, чтобы они делали это сами.

    — Цифровизация — главное слово на ПМЭФ. Технологии VR/AR и мультипликация — совместимы? [VR — virtual reality, искусственная реальность. AR — augmented reality, дополненная реальность — прим. ред.]

    — Точно совместимы. Вообще, очень большой объем анимации сегодня уходит в digital, уходит в цифру. Я бы сказала, что заказ и спрос от телевизионных каналов снижается, а запрос от цифровых и диджитальных платформ растет. Я думаю, что буквально еще два-три года — и цифровые и интернет-платформы, интернет-агрегаторы контента будут существенно больше платить (даже чем телевизионные каналы), у них будет запрос на больший объем детского контента. На самом деле, в интернете самый выгодный контент — если его монетизировать по рекламной модели — это именно детский. У него самый высокий CPN (цена контакта), и его очень выгодно делать.

    — С точки зрения VR/AR-технологий. На мой взгляд, VR — это очень тяжело для детей. Очки должны быть очень правильно откалиброваны, настроены индивидуально под каждого ребенка, для того чтобы у него не болела голова, чтобы не портить ему зрение. Поэтому мы в VR практически не идем, мы считаем, что пока технология не доработана. Когда у моих детей через 20 минут начинает болеть голова, я понимаю, что это неправильно. Но мы очень серьезно работаем с технологией AR — дополненной реальности, когда ты можешь навести гаджет на предмет, на персонаж — и попасть в его мир. И это то, что мы хотим развивать. Сейчас на финальной стадии ведется разработка концепции нашего мультимедийного парка «Союзмультфильм» на ВДНХ. И там большая часть экспозиции будет сделана в форматах этого самого попадания гостей, детей, взрослых в сказочный мир персонажей «Союзмультфильма» через технологию дополненной реальности.

    — Новая технология Motion Capture или захват движений, что это такое?

    — За последние пять-шесть лет очень много иностранного полнометражного кино сделано с использованием технологии захвата движений или Motion Capture, как она называется в оригинале. Практически все фильмы в стиле «фэнтези» используют эту технологию на 30-40 процентов в создании своего контента. Почти все хорошо сделанные большие чудовища, большие драконы, невероятного размера ящерицы — актеры, которые в этой технологии играют мимику этих ужасных существ. На «Союзмультфильме» стоит самое современное оборудование в части технологии захвата движения. Мы сегодня очень много экспериментируем в этой технологии. Фильм «Суворов», который выйдет в прокат в следующем году, на 70% снимается с использованием Motion Capture, потому что в нем очень много батальных сцен — там, где нужно прорисовать огромный взвод, огромную армию. И было бы очень сложно, если бы это была рисованная или сделанная с помощью CGI-технологии [CGI — неподвижные и движущиеся изображения, сгенерированные при помощи трехмерной компьютерной графики — прим. ред.] анимация. Захват движения дает возможность сделать такие сцены. Технология требует очень серьезной профессиональной работы поверх — то есть обработки этого кадра. Но как только мы научимся делать это профессионально — сроки создания анимации уменьшатся втрое.