• 20 апреля 2018, 15:44

    «В Московской области лучшая ситуация с полигонами». Оливер Кайзер — о рекультивации «Кучино» и проблемах свалок

    Генеральный директор компании «Экоком» Оливер Кайзер рассказал в интервью «360» о том, как проходит рекультивация полигонов в Московской области. Эксперт поделился опытом работы в других российских регионах и знаниями о том, как превратить свалку в экологически безопасный полигон.
    «В Московской области лучшая ситуация с полигонами». Оливер Кайзер — о рекультивации «Кучино» и проблемах свалок

    — В московском регионе остро стоит проблема полигонов ТБО. Если сравнивать Подмосковье и ситуацию в целом по России, что можно сказать?

    — Я с 2006 года объезжаю свалки, полигоны по всей России. Последний год активно работали в Вологодской области. Я могу сказать, что в России вообще ситуация плачевная. Сегодня на территории Российской Федерации 95% всех мест захоронения отходов нельзя назвать полигонами — это свалки. Только переименовка не сделает их полигонами. У них нет достаточных инженерных сооружений, чтобы их называть полигонами.

    Из всех этих мест в РФ, надо сказать, что в Московской области самая лучшая ситуация. И последние два, три, может, четыре года чувствуется существенное улучшение некоторых объектов. Можно сказать, что некоторые объекты несколько лет назад начали превращение из простых свалок в экологически безопасные полигоны.

    — Вы говорите, что в Московской области наилучшая ситуация. А какие регионы в аутсайдерах, где самая плачевная ситуация?

    — Это трудно сказать, конечно. Но я помню, что в Ростовской области было много свалок, которые горели. На юге средняя годовая температура гораздо выше, и поэтому возгорания встречаются чаще. Есть одно такое правило: чем меньше агломерация, чем меньше сам полигон, тем хуже его состояние. Это, в принципе, логично, потому что когда у вас меньше мусора, вы собираете меньше средств через тариф, у вас меньше денег, чтобы вкладывать в полигон. И технически не требуется такой высокий уровень, чтобы предотвратить бедствие. Если у вас большой полигон, туда поступают большие объемы отходов, вы просто обязаны применять определенную технику, иначе у вас сразу полигон загорится. Этого допускать нельзя. Поэтому большие города из-за необходимости последние годы постепенно проводили полигоны в более-менее приличный вид. Самое плохое всегда в областях, там в населенных пунктах маленькие полигоны. Часто там отсутствует даже входной контроль, нет техники.

    — Ваша компания начинала работы по дегазации в экстренных ситуациях на полигонах, которые надо закрыть. А вот что можно сделать на тех полигонах, которые еще могут работать?

    — Полигоны, которые еще работают, безусловно, надо перепроектировать, что предусматривает определенное перевооружение этих объектов. Надо устанавливать там определенные сооружения: систему сбора фильтрата, систему сбора и обезвреживания, в лучшем случае еще и систему утилизации свалочного газа.

    — Это большие деньги всегда.

    — Знаете, есть такое международное правило: самый дешевый способ обращаться с отходами — это полигоны. Но вопрос в том, будет это свалка или экологически безопасный полигон. Чем выше уровень автоматизации и переработки, тем дороже. Обычно после полигонов уже идут мусороперерабатывающие заводы, а после этого мусоросжигательные заводы. Потому что уровень технологии, оборудования — все это стоит денег и нуждается в обслуживании.

    «В Московской области лучшая ситуация с полигонами». Оливер Кайзер — о рекультивации «Кучино» и проблемах свалок | Изображение 1

    — Чем опасны органические вещества? Все экологи говорят, что это самое опасное на полигоне.

    — Это органика, она разлагается, ее разлагают бактерии. Это живые организмы, они питаются этими отходами, у них есть свои собственные отходы. И при этом они превращают определенные компоненты в газы, в сероводород. Плюс при переработке образуется этот фильтрат, который тоже содержит много вредных компонентов.

    На самом деле это общеизвестный процесс: что-то рождается, а потом умирает. Органика, которая попадает на полигон, она уже мертвая, она разлагается и превращается в исходные компоненты — в CO₂ и определенные газы. На полигонах органика находится вперемешку с пластиком и другими отходами. Там повышается температура, нет доступа кислорода. И когда такой процесс происходит, его надо контролировать. И, самое главное, что на свалках он происходит бесконтрольно, а на полигонах есть контроль. Там ограниченное место, есть системы сбора газа, которые отбирают вредный газ, системы сбора фильтрата, они тоже собирают эти воды и очищают. И после этого следующий этап эволюции — компостирование. Если мы правильно распределяем отходы и отправляем органику на определенный участок, там мы его временно захораниваем и контролируем процесс: доступ кислорода, перемешивание пленка. В этом случае мы уже не получаем вредные вещества.

    — Экстренная дегазация, которой занимается ваша компания, нам нужна на полигонах или на свалках?

    — Она нужна и на свалках, и на полигонах.

    — То есть полигон может быть настолько загружен, что нужно принимать экстренные меры? Системы дегазации, которые есть не полигоне, не справляются?

    — На свалках эта система нужна, потому что там тоже генерируется свалочный газ. У него состав немного другой, он может быть и вреднее. Он не пахнет так сильно, но если смотреть компоненты, то он вреднее. Это связано с тем, что на свалках обычно существуют какие-то очаги возгораний, это приводит к появлению других примесей. И на полигонах дегазация нужна. Просто на полигонах, особенно тех, которые доставляли проблемы в последние недели в Московской области, был вопрос в объемах.

    В последние три года были закрыты свалки, которые совсем не соответствовали никаким нормативам, и потоки мусора были направлены на оставшиеся объекты, которые отвечали определенным требованиям. Была цель совершенствовать эти объекты, их модернизировать. Можно сказать, что с приходом министра экологии Московской области Александра Борисовича Когана был запущен механизм совершенствования этих объектов. Также были созданы для этого источники финансирования. Это был ключевой момент, который два года назад эта команда ввела. Чем больше у вас объектов, тем больше вам нужно денег тратить. Лучше скапливать определенные средства, их направлять на несколько объектов. Таким образом мы меньше земли загрязняем и можем фокусировать все технологии именно на эти объекты.

    — Расскажите, что сделано на полигоне «Кучино»?

    — На полигоне «Кучино» сегодня установлена система дегазации, которая состоит из 55 скважин. Она способна собирать до 2,5 тысячи кубов свалочного газа в час. Через три недели там будет установлена дополнительная станция, которая тоже будет собирать 1500 кубов в час. Получается, у нас там будет дегазация, которая в состоянии будет собирать и обезвреживать четыре тысячи кубов в час.

    «В Московской области лучшая ситуация с полигонами». Оливер Кайзер — о рекультивации «Кучино» и проблемах свалок | Изображение 2Источник фото: РИА «Новости»

    В последние недели склоны полигона были покрыты так называемыми шторами, работы еще идут, но мы в конце апреля — начале мая будем их заканчивать. Шторы — это такие специальные пленки, которые должны предотвратить свободный выход свалочного газа. У системы дегазации нерекультивированных полигонов есть одно слабое место — это склоны. Но эти мероприятия ведутся.

    Когда начнется рекультивация полигона, к которой сейчас ведутся подготовительные работы, эти шторы на склонах во время рекультивации помогут уменьшить нагрузку на население. Потому что все равно будет перемещение масс, будет вскрыто тело полигона, и это может временно привести к неудобствам — запах будет выходить, и эти шторы позволят нам ограничить место свободного выхода. Будут еще дополнительно установлены пушки, которые в состоянии ограничить и нейтрализовать запах.

    Как давно вы начали сотрудничать с правительством Московской области?

    — Мы всегда сотрудничали. Просто около трех лет назад пришла новая команда с новым министром, и надо сказать, что с того момента появляются ощутимые результаты. Раньше было много разговоров, много планов на бумагах, а последние два года, действительно, все эти планы, проекты превратились в действия. Это для меня очень позитивный результат. До этих инвестиционных программ, которые внедряла команда Когана, у нас был только один объект — это полигон «Тимохово» в Ногинском районе, который постепенно превратился в современный полигон. На остальных полигонах ничего не происходило.

    — А со сколькими полигонами работаете сейчас?

    — Мы работаем сегодня с полигоном «Тимохово», с «Алексинским карьером» в Клину, с «Кучино» в Балахихе, с полигоном «Лесной» в Серпуховском районе. Там ведутся работы, которые скоро будут закончены. Первый этап — везде будет установлена система сбора свалочного газа, и до конца августа — система сбора и обезвреживания фильтрата. На других полигонах Московской области мы сегодня активно еще не работаем, но идет частично проектирование, частично — подготовительные работы.