25 мая 2018, 17:17

Российский продукт полюбят за рубежом, если мы сначала полюбим его сами ‐ директор «Союзмультфильма» Юлиана Слащева

Читать 360tv в

Студия «360» продолжает работу на Санкт‐Петербургском международном экономическом форуме. Экспортный потенциал креативных индустрий России, об этом говорим с председатель правления киностудии «Союзмультфильм» Юлианой Слащевой.

— Юлиана, здравствуйте. Давайте сразу определимся, что такое креативная индустрия?

Реклама

— Креативная индустрия - это все, что связано с творчеством. К креативной индустрии мы относим анимацию, компьютерные игры, которые требуют большого количества придуманных персонажей, моду, промышленный дизайн, архитектуру, культуру в широком смысле этого слова, оперу, балет - это на самом деле все креативная индустрия. Просто мы долгое время в нашей стране к культуре не относились как к индустрии или как к отрасли. Например, анимация всегда считалась младшим братом кино и самостоятельной отраслью не считалась. И вот за последние годы мы стараемся убедить всех государственных людей, тех, кто занимается развитием культуры, в том, что анимация - самостоятельная отрасль. То же самое должно произойти и с компьютерными играми, тоже самое должно произойти и с модой - это отрасль, это индустрия. Просто она относится к формату индустрий, в которых творчество, мысли, идеи превалируют.

Реклама

— То же самое, что было с фотографией, когда благодаря Александру Родченко [пионер советской фотографии] это стало искусством.

— Именно так. Это стало искусством, это стало частью именно отраслевой культуры, потому что это то, что можно продавать, это то, что можно начинать считать в цифрах, это то, что можно планировать, и фактически, это индустрия, в которой большую роль играют мозги, творческий потенциал и творческие возможности или талант. Это там, где Россия точно может конкурировать. Почему мы вчера говорили именно об экспортном потенциале, потому что я убеждена в том, что в России живут очень талантливые, очень образованные люди. Во всех странах, куда я приезжаю, с развитым технологическим производством, с развитыми технологическими решениями, мне всегда говорят: да, у нас технологии, но у вас-то мозги, у вас идеи. И это правда!

— Креативная индустрия, название, которое было на панельной сессии, оно откуда? Давно ли его стали употреблять?

— В России его стали упоминать недавно. Раньше и долгие годы мы говорим о творческом потенциале, творческих возможностях. Мы считаем, что нужна единая платформа, которая бы объединила и дала бы людям с творческими способностями и творческим потенциалом реализовать это в индустриальном, в отраслевом смысле, и для этого получить поддержку государства. Как это сделано во многих странах мира, где государство конкретно поддерживает именно творческое развитие, творческий потенциал, переводя это в бизнес, переводя это в отрасль. Чем индустрия отличается от просто культурной среды? Тем, что там могут зарабатываться деньги. Вливать инвестиции, как государственные, так и частные, и оттуда может выходить культурный, творческий продукт, способный продавать страну в мире. Например, мода, например, дизайнеры, например, наши аниматоры, которые уже стали популярны в мире. Это все продвигает очень сильно Россию.

— Такой вопрос. Кино, дизайн, мода. За рубежом молодые наши имена известны, но не так они известны у нас в России. И, если взять анимацию, очень много зарубежных на нашем рынке.

— Вы очень правы в своем вопросе, и как раз об этом мы вчера говорили сразу на двух секциях - на секции про креативную индустрию и экспортный потенциал и на секции, которая так и называлась "Сделано в России". Как сделать российский продукт популярным и известным за рубежом? И я на этот вопрос ответила: сначала надо полюбить его самим. Надо полюбить то, что мы делаем. Надо поверить в свои возможности. Надо сначала сделать здесь. Самим поверить в то, что сделали хорошо, самим по-настоящему это полюбить и самим этим гордиться. И тогда мы сможем продавать это за рубежом. Посмотрите на российское кино: за последние 5-6 лет российское кино невероятно выстрелило, потому что государство в лице Министерства культуры повернулось лицом к российскому кинематографу, стала его активно поддерживать. Создался Фонд поддержки кино. И благодаря этому мы сейчас с уверенностью можем сказать, что мы полюбили свое современное кино. Мы голосуем за него рублем, мы ведем своих детей на русские мультфильмы. Мы смотрим на телеканалах и интернет-платформах все больше и больше российского. У нас есть все возможности и в кино, и в анимации доминировать над иностранным контентом, ну или, по крайней мере, войти с ним в паритет.

— Уолт Дисней в свое время, чтобы получить кредит, обошел 300 банков. А наши молодые таланты, они утекают за рубеж или идут тем же путем?

— Обходят 300 банков, конечно. Все наши продюсеры и режиссеры кино, после того, как получают государственную поддержку, а она обычно покрывает всего 50% расходов на кино или на анимационный сериал, дальше идут по рынку искать дополнительные частные деньги. И эта та же история, надо обойти 300 банков, пробить 300 стен, часто головой, для того, чтобы получить дополнительное финансирование. Но многие работают и на западе. Многие, которые не могут найти себя, не могут получить здесь поддержку, они уезжают. Наша как раз задача в том, чтобы они перестали уезжать. Вот эта платформа для поддержки творческих креативных индустрий нужна, чтобы оставлять свои мозги здесь, чтобы оставлять своих талантливых людей здесь.

— Анимация. Насколько государство поддерживает, и какова доля государства и частных инвестиций?

— Сегодня пропорция примерно 50 на 50. Государство поддерживает, поддерживает оно анимацию через Министерство культуры и специально созданный для этого Фонд кино, который поддерживает полнометражную анимацию, а Министерство культуры поддерживает сериальную. Но честно надо сказать, сегодня государственной поддержки в анимации катастрофически не хватает. Я люблю приводить этот пример: сегодня на все государственное финансирование, которое получает отрасль, можно снять примерно 15 минут голливудского фильма “Шрек”. Этого мало. Конечно, для того, чтобы анимация продолжала развиваться хотя бы в том темпе, в котором она развивалась последние 6-7 лет, нужно в два раза больше финансирования. А для того, чтобы сделать настоящий прорыв и настоящий рывок, его должно быть кратно больше. Я искренне считаю, что для государства это не очень большие деньги. Сегодня вся поддержка анимации - это чуть меньше 1 миллиарда рублей. А если мы начнем финансировать анимацию в размере хотя бы в размере 2 миллиардов рублей в год - это уже будет очень серьезный рывок. И мы можем, у нас много идей, у нас много проектов, но нам не хватает денег. А что говорит вам частный инвестор? Он у вас спрашивает: а государство вас поддержало? Если государство поддержало проект, значительно больше шансов найти частного инвестора, найти банковские кредиты, выйти в прокат - все это намного проще. Анимации нужны не просто дополнительные деньги, наверняка любая отрасль это может сказать, но анимация может кратно вырасти, в том числе в части экспорта.

— Какие проект, по Вашему мнению, актуальны, интересны, прибыльны, либо не прибыльны, но хороши?

— У нас в "Союзмультфильме" есть два типа проектов: мы делаем проекты или ради денег, или для души и славы. Есть проекты, которые приносят фестивальные награды, которые приносят известность среди специалистов, среди критиков, которые завоевывают студии уважение. Поэтому мы делаем и те, и другие. К первым проектам, которые для души, для славы, для этого уважения профессионального сообщества мы завершили огромный 15-летний труд - полнометражный фильм, который производился на "Союзмультфильме" много лет, он называется "Гофманиада". Это кукольный полнометражный фильм по трем сказкам Гофмана, плюс вплетенный в них биографическая история самого Гофмана. Это абсолютно анимационный шедевр кукольной анимации. Я уверена, что ничего подобного больше в мире создано не будет, просто потому что такое огромное количество ресурса - и финансового, и человеческого, и творческого было вложено в этот фильм за 15 лет, что это уникальный экземпляр. Этот фильм мы уже показали в рамках спецпоказа на Берлинском и Каннском кинофестивалях. Сейчас мы едем, и мы попали в очень престижную категорию, которая называется Out of Competition на самом престижном анимационном кинофестивале в мире, который проходит в Анси во Франции. А дальше в июне - это изюминка этой программы - нас отобрали в основную конкурсную программу Шанхайского кинофестиваля, который пройдет с 17 по 25 июня, и там будет мировая премьера этого фильма.

— А "Простоквашино", которое Вы перевыпустили, это про деньги или про славу?

— "Простоквашино" - это редкий случай, когда и про то, и про другое. Нам очень хочется, и очень нужно дать новую жизнь нашим героям "Золотой коллекции". И новую жизнь они могут получить в разных форматах. Некоторые, как "Простоквашино", получат продолжение. Некоторые будут перевыпущены в других форматах, в обучающих и развивающих коротких мультфильмах, роликах для детей, в компьютерных играх, различных квестах. Конкретно с "Простоквашино" мы считаем, что это тот проект, который сделан с душой и для души, который также должен принести студии коммерческую выгоду.

— А что детям нравится? Вот, допустим, "Ежик в тумане" Юрия Норштейна - гениальное произведение, но детям, в большинстве, не нравится.

— Детям сложно это смотреть. Детям надо вырасти. Это мультфильм для взрослых.

— А что нравится современным детям?

— Современным детям нравятся очень динамичные мультфильмы с очень быстрой сменой событий, с очень большим количеством так называемых гэгов. Гэги - это шутки. Причем современная мультипликация двигается все больше и больше к физическим гэгам, когда нет языка, нет слов. Хорошим примером историческим этого были "Том и Джерри" или "Ну, погоди", а современные - это "Маша и медведь", когда очень мало текста, в основном это физические гэги. И поэтому в Италии в ресторане, когда вы приезжаете, вы можете совершенно спокойно увидеть ребенка, который смотрит "Машу и медведя" на русском языке - такое количество юмора заложено в саму драматургию сюжета. Мы делаем поэтому достаточно много мультфильмов сейчас без слов, а только с музыкой, вот с такими физическими гэгами.

— "Монсики"?

— "Монсики" - это не проект "Союзмультфильма", это мой личный, социальный проект, связанный с детским дошкольным развитием, я в этот проект инвестирую собственные средства уже больше года и начала делать это задолго до прихода на "Союзмультфильм", то есть больше двух лет уже. "Монсики" делаются студией "Рики" - это питерская студия, которая производила "Смешарики" и проект "Малышарики". Я, так как финансирую это сама, специально для того, чтобы избежать конфликта интересов, передала это производство другой студии. Я не исключаю, что когда-то, когда проект уже будет профинансирован, у него могут быть партнерские программы с "Союзмультфильмом", потому что это обучающий, развивающий такой мультфильм. А вот то, что мы делаем на "Союзмультфильме" для детей более младшего возраста - это, например, пластилиновый сериал "Циферки". Это когда из пластилина сначала делается цифра, а потом любой другой предмет или персонаж. И дети, смотря его (это для возраста 2-3 лет), они могут взять пластилин и начать точно также лепить. Это обучалки, и к 1 июля будут сделаны 10 серий по 2 минуты, и уже в работе еще 10 серий.

— То есть, нет одной концепции - и советские мультфильмы переделываете, "Попугая Кешу" тоже собираетесь...

— На самом деле, есть четыре направления, которым занимается "Союзмультфильм". Мы сохраняем и развиваем нашу авторскую анимацию со всеми присущими там технологиями: технологиями рисованной анимации, пластилиновой анимации, кукольной анимации. Авторское мы будем обязательно сохранять и развивать. Второе направление - это как раз продолжение прошлых - "Золотой коллекции" - проектов. Это отдельная команда, это отдельные люди, которые работают. Мы не хотим перерисовывать и переозвучивать существующие мультфильмы, поэтому мы будем делать современные продолжения с современными литературными сценариями, с современными литературными образами, актуальными для сегодняшних детей.

— Третье направление - это совсем новые сериалы, которые мы делаем. Вот я вам назвала "Циферки". Также в производстве еще пять сериалов. Три сериала для возраста 4-6 лет: это "Оранжевая корова", "Зебра в клеточку" и "Капитан Кракен". Есть сериалы для возраста 6-9 лет - это "Богатырята" и "Пиратская школа". Кстати, "Пиратская школа" попала в основной конкурс престижного фестиваля анимации в Анси. Единственный мультсериал, который попал в основной конкурс. Попала первая серия, мы еще даже сериал не успели выпустить. К лету будет готово три серии "Пиратской школы", а к сентябрю уже пять.

— И четвертое направление - это полный метр. Про "Гофманиаду" я уже расскзаала. У нас в производстве совместно с киностудией "Аттис" полнометражный фильм "Суворов": история полководца, рассказанная глазами мальчика-крепостного, который вместо графского сына волею судеб попадает в ставку Суворова к нему адъютантом. И он раскрывает там заговор наших союзников-австрийцев против Павла III - там большая приключенческая история. Фильм должен быть готов к концу года, и к февралю-марту сможем выпускать. Это семейное массовое кино.

— О том, где показывать. Первую серию "Простоквашино" вы отдали для трансляции во "ВКонтакте" и "Одноклассникам". Соответственно, Вы доверяете цифровым технологиям больше, чем телеканалам?

—Вы знаете, нет. Мы не противопоставляем одних другим. Мы ровно верим в перспективу и телеканалов, и интернета, и считаем, что они очень эффективно держат каждый свою аудиторию, которая частично пересекается, но не полностью. Отдали мы это сначала на интернет-платформы по двум причинам. Во-первых, это для нас коммерческий проект, и мы договорились с Mail.Ru о разделении всей выручки, которую они получают от трансляции. А во-вторых, потому что на телеканал нужно накопить больше серий. У нас всего две серии. 5 июня выйдет третья серия, а для того, чтобы показывать на телеканалах нужно хотя бы 10. Как только у нас будет до конца года 10 серий - мы выйдем на телеканалах.

— Какие продукты в Digital еще интересны "Союзмультфильму"? Может быть, игры или приложения?

— Мы уже делаем очень много всего в Digital. Дело в том, что мне кажется, когда я в прошлый раз давала интервью вашему каналу год назад на форуме, я говорила, что самая большая проблема с интернетом у нас была в том, что нам не принадлежали интернет-права. И мы потратили почти целый год на возврат интернет-прав. Сегодня интернет-права вернулись на киностудию "Союзмультфильм", и поэтому можем и будем делать много всего. Начали мы уже со стикеров, уже делаем стикеры в Viber, стикеры в iMessage, обсуждаем стикеры с теми же Mail.Ru - это стикеры наших известных и популярных героев "Золотой коллекции". Дальше мы работаем над созданием сразу нескольких приложений. И, безусловно, выйдем в игры и квесты в онлайне.

— Еще один интересный Ваш проект - Вы выпустили кроссовки с Puma, коллекция разошлась на ура.

— Разошлась за два часа, всю коллекцию продали.

— Еще какие коллаборации планируете?

— Мы провели в этом году первый в истории "Союзмультфильма" лицензионный форум. И по его итогам, где мы в том числе представили результаты коллаборации с Puma, мы получили несколько предложений от крупных компаний, и мы находимся сейчас в обсуждении как раз коллаборации. Конечно, одежда является основным направлением, которые мы сейчас обсуждаем, но тем не менее, кроме одежды, например, вчера на нашей секции по креативным индустриям я познакомилась с директором Императорского фарфорового завода, и мы сразу с ней на месте договорились о коллаборации в части фарфора и стекла. Первая идея у нас возникла выпустить "Гофманиаду", потому что она может быть выпущена и в статуэтках, и в чашках, и в стекле, то есть это может быть большая очень номенклатура. А следом пойдем в "Золотую коллекцию".

— Как обстоят дела с лицензионной продажей персонажей?

— Это, наверное, самая сложная тема. Чтобы продавать лицензии, нам надо сначала закончить процесс возвращения прав студии. Весь год мы работали над сложнейшей задачей возвращения прав, и мы сегодня безусловно очень серьезно продвинулись, но все равно, наверное, мы только на половине пути. Студия очень много лет раздавала свои права, часто за копейки, не получая от этого достаточного ни морального, ни финансового результата. Поэтому мы должны сейчас закончить процесс возврата прав, и параллельно с этим мы выстраиваем очень большое лицензионное направление, где наши персонажи будут уже официально и законно появляться на различной детской и взрослой продукции.

— Какие сроки непонятно?

— Работу мы ведем, очень много лицензионных контрактов мы уже перезаключили, и уже работаем по новым. Наверное, из 300 лицензионных контрактов, которые у нас были - из которых практически 90% оказались невыгодными студии - на сегодня мы пересмотрели и по-новому работаем примерно с 30%. Я думаю, что нам для окончательной очистки всего нужно еще год-полтора.

— Спасибо за интересный разговор! В студии "360" была председатель правления киностудии "Союзмультфильм" Юлиана Слащева.

Реклама

Реклама