facebook_pixel
  • 16 июня 2016, 17:20

    Ректор школы "Сколково" Андрей Шаронов о рейтинге инвестиционной привлекательности, экономике и будущем

    16 июня начался Петербургский экономический форум.

    На Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ) 17 июня будет представлен третий по счету Национальный рейтинг инвестиционного климата в субъектах РФ, составляемый Агентством стратегических инициатив (АСИ). Телеканал "360" поговорил с председателем рабочей группы АСИ по развитию конкуренции и совершенствованию антимонопольной политики и ректором Московской школы управления "Сколково" Андреем Шароновым о перспективах рейтинга, экономической ситуации, будущем и Москве.

    - Кто же расположился в топе?

    - Я не могу назвать победителей, поскольку по условиям игры этот рейтинг будет объявлен завтра на круглом столе, который начнется в 10 утра. Называется он, кстати, Национальный рейтинг инвестиционного климата в субъектах Российской Федерации. В этом году он будет проводиться в третий раз. Все регионы за маленьким исключением рассматриваются в четырех категориях.

    Ректор школы "Сколково" Андрей Шаронов о рейтинге инвестиционной привлекательности, экономике и будущем | Изображение 1

    Это регуляторная среда, это институты для бизнеса, это инфраструктура и ресурсы. И отдельная категория - это поддержка малого бизнеса, которая является наиболее чувствительной ко всем этим вопросам. Что очень важно, регионы оцениваются самими предпринимателями. То есть, это оценка самочувствия предпринимателя в конкретно каждом регионе. Для того чтобы составить это рейтинг, было опрошено несколько сотен тысяч человек. Это очень представительный и достоверный рейтинг. Могу сказать, что лидеры прошлого года…

    - Лидеры, я заметил, они почти не меняются.

    - …они подтверждают свой статус, хотя есть новые имена и ряд российских регионов, субъекты РФ, сделали большие скачки по отдельным номинациям. Но предлагаю дождаться официального представления этого рейтинга со стороны Агентства стратегических инициатив на форуме.

    - И все же в лидерах рейтингах традиционно значатся регионы, которые обходятся активной поддержкой из центра, как рассматриваете.

    - Поддержка поддержке рознь. Есть компенсация слабости, а есть поддержка прорывных проектов. Я думаю, что в данном случае речь идет о втором кейсе, когда регионы запускают крупные проекты. Которые по некоторым федеральным программам могут претендовать и, в конце концов, получают софинансирование, или другие формы поддержки, из федерального бюджета. Это хороший пример, и это достаточно понятные правила игры, что поддерживают тех, кто прилагает максимум усилий и изыскивает собственные ресурсы.

    - Я сегодня с утра читал интервью водителя Агентства стратегических инициатив. Он обещал, что рейтинг всех удивит.

    - Раз обещал, значит, завтра будет удивлять. Как я сказал, есть новые имена, новые результаты, и возможно это неожиданно. 

    - А самый впечатляющий скачок?

    - Я не могу называть ни одного результата, время еще не настало.

    - Это рейтинг, который составляет Агентство стратегических инициатив. Есть еще несколько рейтинговых агентств. Я видел, что "Эксперт" [рейтинговое агентство одноименного журнала с 1996 года составляет инвестиционные рейтинги регионов России] что-то подобное делает, и "Медиалогия". Их данные расходятся.

    - Вопрос, что вы сравниваете - вы можете сравнивать рост, цвет глаз, длину волос, качество одежды, поэтому результаты будут разные. Этот рейтинг оценивает качество инвестиционного климата через субъективное восприятие предпринимателей, которые живут и работают в данном конкретном регионе. Поэтому мы можем видеть, что традиционно сильные регионы, может быть, не так хорошо смотрятся на общем фоне. В том числе, потому что у предпринимателя в этом регионе очень высокие ожидания. То есть эти предприниматели не готовы довольствоваться каким-то малым. Они ожидают большего и поэтому дают более низкую оценку текущему состоянию.

    Ректор школы "Сколково" Андрей Шаронов о рейтинге инвестиционной привлекательности, экономике и будущем | Изображение 2

    И наоборот: если это регион с небольшими возможностями, то появление какого-то улучшения очень позитивно оценивается, воспринимается. И предприниматели дают высокие оценки вот такому изменению, вот такому скачку. Лидерам улучшать свое положение объективно сложнее, чем тем, кто догоняет и у которых есть большой потенциал для развития.

    - Я помню где-то читал, что вы в одном из интервью признавались, что иностранным рейтингам не доверяете.

     - Я? Нет, почему. Совершенно неправильный подход оценивать качество рейтинга по стране происхождения. Иностранный он или отечественный - это вопрос методики и вопрос качества. Опрос, качество информации респондентов, которых вы опрашиваете. Другое дело, что нужно смотреть за тем, что это рейтинг мерит. И мы очень часто сталкиваемся с тем, что не понимаем природу тех или иных цифр. Кстати, если говорить об иностранных рейтингах, то этот рейтинг Doing Business, который делает Всемирный банк.

    Долгое время Россия оценивалась достаточно низко. И одна из причин состояла в том, что авторы рейтинга и те, кто опрашивал респондентов, ну, в общем, не до конца понимали процессы, правила. И ушло 1,5 года для того, чтобы объяснить команде Всемирного банка некоторые расхождения в их методике расчетов, в нашей статистике, которой они пользовались, дать им более свежую статистику. Оказалось, что они работали по весьма устаревшей статистике. Поэтому это тоже важный вопрос - какими данными вы оперируете.

    - В мае бизнес-школу "Сколково" посетил господин Греф. Я читал описание этой встречи, тогда из зала раздался вопрос: "Господин Греф, а что будет через 10 лет?" Господин Греф не ответил, вопрос задавали вы, что вы хотели услышать?

    - Ну это, безусловно, провокационный вопрос, и я бы удивился, если бы человек попытался детально описать будущее. В общем, человеческому разуму это не под силу. Хотя тема лекции Германа Грефа как раз и касалась прогнозов. И он предложил очень интересный фильм, который сделал "Сбербанк". Который опирается на прогнозы вот таких вот глобальных визионеров, которые существуют, таких жюль вернов, если хотите.

    И, в общем, вокруг этого и шло обсуждение. Что важное прозвучало на встрече: то, что есть много тенденций, которые действительно могут понять глобально картину мира и основных игроков, и основные индустрии, речь шла о финансовых индустриях. И все сходятся во мнении, что банк будущего - это ваш телефон, ваш смартфон, который уже отвоевывает позицию традиционных банков.

    - Это проповедует Тиньков.

     - Классические банкиры, в общем, с этим соглашаются. И очень сильно думают о том, как им строиться в новую эпоху. Когда не будет огромного количества офисов и необходимости физического посещения отделений банков. Когда все транзакции вы сможете делать через ваше мобильное устройство. В области транспорта, в области индустрии впечатлений, которые все больше и больше места в мире занимают, появляются новые возможности, новые рабочие места.

    И, кстати, исчезает много старых мест. И на самом деле, это всегда рассматривается как возможность, как угроза - любое изменение. И реальная угроза есть. У нас в школе год назад вместе с Агентством стратегических инициатив был подготовлен атлас будущих профессий, которые вместе с будущим рассматривал и прошлые профессии. Которые отмирают и отомрут в перспективе 5-10 лет. Это тоже очень важный сигнал и людям, и образовательным учреждениям, и властям. Для того, чтобы понимать, как будет двигаться рынок занятости.

    Ректор школы "Сколково" Андрей Шаронов о рейтинге инвестиционной привлекательности, экономике и будущем | Изображение 3

    - Профессия журналиста есть в этом списке?

    - Профессия журналиста, по-моему, да, но компетенции журналиста будут серьезно меняться.

    - Интересное понятие, журналисту отводится роль пишущей машинки или агрегата в новостях.

    - Нет, не берусь строить из себя эксперта по этим вопросам, но, думаю, что это, конечно, должен быть человек, который легко оперирует в больших массивах информации. Умеет общаться с ньюсмейкерами и имеет какую-то индустриальную перспективу в той области экономики, науки, промышленности, в которой он работает. Вам есть, на что обратить внимание.

    - И все же тот вопрос, который вы задавали господину Грефу, пускай не через 10 лет, а через пять лет, что будет?

    - С кем и где? Ну, вообще мы с вами находимся на Санкт-Петербургском экономическом форуме. Цель которого как раз и говорить о том, что будет в предстоящий год и в предстоящие годы. Я думаю, что лучше задавать это вопрос сразу после форума. Когда огромное количество людей и россиян, и гостей нашей страны. В том числе и те, которые хотят инвестировать, выскажут свои мнения, о том, что ждать в России.

    Что от них ждать, хотят ли они работать и жить в России, хотят они инвестировать в Россию. На каких условиях, какие изменения они ожидают. Думаю, что это как раз главное, зачем люди приезжают сюда, на Санкт-Петербургский международный экономический форум.

    - Вы успели пообщаться, побеседовать, как человек, который постоянно здесь бывает по роду деятельности. Как атмосфера, на ваш взгляд?

    - Он [форум] еще формально не начался, открытие будет через несколько часов. Хотя события уже идут, сессии уже идут, встречи уже идут. Но в некотором смысле все очень похоже. Люди приезжают на самое большое экономическое событие в России в течение года - сюда, на Санкт-Петербургский экономический форум. Все ждут выступления президента.

    И все знают, что это главный форум, на котором глава государства выступает, фактически декларируя свою программу, свое представление о политике на предстоящий год. Выступает много членов правительства, выступает большое количество иностранных инвесторов, и представители глобальных корпораций, которые говорят, как им жилось, и как они будут жить предстоящий год.

    Интересно, что это третий форум за период санкций, интересно посмотреть на изменения настроения иностранных инвесторов, регуляторов. Которые, собственно, ввели этот режим санкций. Понять, будут ли какие-то изменения с точки зрения внешних ограничений, которые наложены этими санкциями. Ну и, конечно, все ждут понимания, как правительство и президент будут справляться с кризисом, поскольку общее мнение, что все-таки кризис не порожден санкциями, его причины более глубокие.

    Я имею в виду экономический спад, и это заставляет пересматривать модель развития. Та, которая помогала нам жить в предыдущие десятилетия, с начала 2000 годов по 2011 год, она уже больше не работает. Нужно искать новую модель, новые источники роста. И в этом смысле низкая конъюнктура на нефть - это болезненно, но помогает, заставляет мобилизовать мозги и волю, политическую волю, с тем, чтобы делать какие-то. В том числе и непопулярные изменения, которые дали бы нам новую модель, с которой мы бы смогли прожить очередное десятилетие.

    - Вы проработали в команде Сергея Собянина, вы работали в правительстве Москвы. И тоже я помню вашу фразу, вы сказали, что вам там нравилось работать. Вы говорили: Собянин строит новую Москву, с новыми людьми. А вот те самые непопулярные решения, который Сергей Семенович тоже принимал. Я имею в виду сносы ларьков, платные парковки, вы как к этому относитесь?  

    - Если говорить в целом, то, на мой взгляд, сила политика состоит в том, что он может себе позволить принимать непопулярные решения. Те, которые не воспринимаются аплодисментами и не превышают его рейтинг. Что у него достаточно кредита доверия, чтобы он смог убедить людей в важности непопулярных решений. Я не говорю сейчас о каких-то конкретных решениях, они разные. С какими-то я больше согласен, с какими-то меньше согласен.

    Но в принципе если политик уверен в своей правоте, он не может двигаться только через популярные решения. Это попытка лечить все болезни сладким сиропом. Она, в общем, не работает нигде в мире, поэтому качество любого политика - это наличие авторитета воли и уверенности в себе. И способность объяснить это, и непопулярные решения [принимать], и способность быть последовательным в принятии таких решений. И я думаю, что часть решений болезненных, которые принимал мэр Москвы, они, в конце концов, оправдались. В частности, ситуация с транспортом, с ограничением. Я здесь считаю, что это были единственно возможные [решения], и мировая практика это подтверждает.