• 13 августа 2018, 03:17

    ФНС пресечет незаконную практику «дробления» бизнеса для ухода от налогов

    Федеральная налоговая служба (ФНС) продолжает бороться с компаниями, использующими схемы дробления бизнеса для ухода от уплаты налогов. Ликвидация данной практики сможет позволить вернуть в бюджетную систему крупные суммы платежей, не поступающие в нее в настоящий момент, сделать рынок более конкурентным, а также обеспечить защиту прав потребителей. Об этом пишет «Российская газета».
    ФНС пресечет незаконную практику «дробления» бизнеса для ухода от налогов

    Схема «дробления» бизнеса используется средними и крупными предприятиями. Таким образом компании стараются избежать нежелательных проверок, проходящих со стороны контролирующих органов, а главное, получить положенные небольшому бизнесу льготы в виде возможности уменьшить налоговую нагрузку.

    Суть заключается в том, что малым бизнесом используются специальные режимы налогообложения — это либо упрощенная система налогообложения (УСН), либо единый налог на вмененный доход (ЕНВД). У малых предприятий налоговая нагрузка меньше, чем у более крупных, которые работают по общей системе налогообложения.

    При применении режима УСН индивидуальные предприниматели (ИП) и организации уплачивают 6 процентов от дохода, либо 15 процентов от прибыли, а также страховые взносы. Данные ставки ниже совокупных налоговых ставок на добавленную стоимость (18 процентов), а также налога на прибыль организаций (20 процентов), которые применяют компании, и налога на доходы физлиц (13 процентов), если речь идет об ИП. При этом Налоговый кодекс (НК) устанавливает ограничения. К ним относятся: количество работников — их не должно быть более 100 человек, остаточная стоимость основных средств — она должна составлять не более 150 миллионов рублей. Ограничение по доле участия других юридических лиц установлено на уровне 25 процентов. Лимит специального режима налогообложения УСН по доходам, которые получены за год, составляет 150 миллионов рублей. Налогоплательщик теряет право на применение УСН, если хотя бы один из вышеперечисленных критериев не соблюден.

    ЕНВД позволяет организациям и предпринимателям не исчислять выручку от продаж, а определять сумму налога от физических показателей торговых площадей. Данный режим налогообложения также, как и УСН, имеет свои ограничения, среди которых, например, есть и такое: торговая площадь магазина для розничной торговли не должна занимать больше 150 квадратных метров.

    Желая пользоваться преференциями, положенными малым и средним компаниям, владельцы крупных предприятий «дробят» свой бизнес на несколько, на первый взгляд, самостоятельных организаций или ИП для того, чтобы их деятельность формально соответствовала требованиям закона.

    Такое разделение бизнеса приводит к тому, что бюджет недополучает существенные суммы налогов, малый бизнес страдает из-за недобросовестной конкуренции со стороны более крупных компаний, а потребители вводятся в заблуждение тем, что на деле они покупают товары у номинальных предпринимателей и организаций, а не у настоящего продавца, что в итоге усложняет защиту их прав. Законное право налогоплательщиков использовать преференции по налогам для экономии средств никто не отменял. Однако есть четкая грань между разрешенной законом оптимизацией и нарушающим законодательные нормы «дроблением» бизнеса, целью которого является необоснованная выгода.

    Проявлением недобросовестности считается создание (выделение) юрлица только для того, чтобы уменьшить налоговую нагрузку, не имея при этом цели ведения фактической предпринимательской деятельности. Исходя из общих законодательных принципов судебная практика выработала данный подход уже давно. Теперь это зафиксировано и отдельной статьей 54.1 Налогового кодекса «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов».

    «Дробление» бизнеса является лишь частным случаем создания фиктивных документов для прикрытия настоящей ситуации, а также снижения выплат налогов.

    Верховный суд в последнем обзоре прямо указал, что если «видимость действий нескольких юрлиц прикрывала фактическую деятельность одного хозяйствующего субъекта», налоговый орган может доначислить платежи «исходя из подлинного экономического содержания их деятельности путем консолидации доходов и исчисления налогов по общей системе налогообложения».

    В такой позиции нет никаких новшеств, практика преодоления подобных злоупотреблений сложилась уже в большей части регионов страны. Конституционный суд в июле 2017 года признал конституционными действия налоговиков по проверкам и привлечению к уплате недобросовестных предпринимателей в таких ситуациях, поскольку, по мнению суда, «налогоплательщик не вправе распоряжаться по своему усмотрению той частью принадлежащего ему имущества, которая в виде определенной денежной суммы подлежит взносу в казну». Такие выводы были подкреплены позициями Европейского суда по правам человека, признавшим, что «попытки злоупотребления системой налогообложения должны пресекаться».

    На все претензии «оптимизаторов» по поводу того, где в законе термин «дробление бизнеса», было сразу отвечено. Конституционный суд также с использованием европейской практики указал на то, что «невозможно ожидать, чтобы законодательное положение описывало во всех подробностях все способы, с помощью которых данный налогоплательщик мог бы вводить в заблуждение налоговые органы».

    Несмотря на ясность ситуации, некоторые налогоплательщики все еще пользуются подобными схемами. А когда возникают вполне обоснованные претензии налоговых органов, они пытаются доказать законность своих действий. Судя по последним публикациям и судебной практике, центр притяжения данных схем сложился в Дальневосточном регионе.

    Показательный пример был с сахалинским предпринимателем Анатолием Змачинским. Он имел собственную АЗС, и предоставляя ее в аренду компаниям, которые применяли УСН, он выступал поставщиком ГСМ. Когда объем выручки достигал установленного законом предела для льготного налогообложения (60 миллионов рублей) арендатор автозаправочной станции менялся, и схема начинала работать заново, до тех пор, пока новый арендатор не достигнет предела выручки. Налоговая инспекция вынесла решение, по которому предпринимателю было предписано заплатить в четыре раза больше налогов, чем предусматривается малому бизнесу (известно, что до налоговой проверки за два года предприниматель заплатил только около шести миллионов рублей, в то время как выручка всех подконтрольных лиц была около 600 миллионов). Правоту налоговиков подтвердили суды.