Иван Вырыпаев, режиссер, художественный руководитель театра "Практика". Культурный год

"Ежик и медвежонок", "Бабушки", "Золушка" и "Один день Ивана Денисовича". Как уживаются такие разные спектакли на одной сцене, а также, во что на самом деле надо вкладывать деньги? О движении вперед и проблемах России поговорим с режиссером, художественным руководителем театра "Практика" Иваном Вырыпаевым. Это "Интервью 360". 

 - Вы открыли на Фейсбуке страничку своего нового фильма "Спасение". Это своего рода возможность отчитаться, на что тратятся деньги? Что это?

 - Нет… Это просто привлечение внимания к фильму. Не я открыл, это открывает продюсер, просто ФБ - это возможность привлечь как можно больше людей и обратить внимание на фильм. Сейчас это распространенная практика. Там рассказывается о фильме. Когда фильм будет выходить, если к этому моменту у нас не закроют ФБ, то там можно будет узнать информацию.

 - Фильм с очень необычным сюжетом, давайте вкратце раскроем нашему зрителю хоть какие-то секреты?

 - Это история о том, как молодая католическая монашка из Польши в наши дни приезжает в Тибет, а точнее в Ладакх, по заданию своей католической церкви на миссию. Мы показываем первые 2-3 дня, когда она попадает в этот мир. Это молодая девушка, которая не только первый раз оказывается за границей, но и последние 6 лет она провела вообще в монастыре. Она решила навсегда уйти из мира и навсегда погрузиться в монастырскую жизнь, и тут она оказывается в совершенно ином мире, другой цивилизации, другой культуре, религии. Фильм о том, как мы наблюдаем за тем, как соприкасаются культуры, религии, как мир расширяется. 

 - Девушка из Польши, действие разворачивается тоже в другой стране, а легко ли было получить деньги у государства на создание такой интернациональной картины?

 - Конечно, наше государство находится в таком этноцентрическом мире, когда этнос является основополагающим. Большинство мира сегодня переходит на мироцентрическую систему, когда все-таки важно, что я человек планеты. Смысл в том, что необязательно в России говорить только про русское. Это не имеет значения, про что ты говоришь. Важно, что я русский режиссер, я здесь родился, у меня русская ментальность, и художник может говорить, о чем угодно. Я думаю, что национальное искусство - это не искусство, которое говорит о национальны фактах и событиях (березах, лаптях, матрешках, ложках деревянных), а о том, как просто сегодня житель этой страны, этой территории понимает мир. 

 - Это философия. Во что реально сегодня нужно вкладывать деньги на Ваш взгляд? В театр, в кино, может быть, в промышленность?

 - Нужно делать визы. Визы, чтобы можно было уехать в любой момент, когда у нас закроют скоро интернет или еще что-нибудь. Я думаю, что деньги нужно вкладывать в недвижимость за границей. 

 - В своих работах Вы о чем говорите? О том, что нужно  оформлять визы в том числе?

 - Нет, Вы спрашиваете про деньги, деньги - это деньги. Во что вкладывать  самого себя и свое сердце, душу? Нужно вкладывать в то, что тебе очень близко, в то, что тебя развивает, в то, что тебя наполняет. Я вкладываю в творчество. Конечно, культура - это очень важно сегодня, а для нашей страны просто необходимо, потому что это то, чего нам не хватает. Я не думаю, что сегодня политика может как-то помочь нашей стране, я думаю, что нашей стране может помочь культура. Мы должны сегодня заниматься образованием нашего населения, нас самих. Образованием не в плане только математики, физики, биологии, а прежде всего таким, чтобы знакомить людей с тем, что они живут в этом мире, что в мире существуют другие народы, другие культуры, другое мнение. Чтобы люди потихонечку начали ощущать себя не жителями только России, а жителями этой планеты. 

 - По своей аудитории, по зрительному залу, Вы что видите? Население хочет учиться? 

 - Наш театр, конечно, показывает мне, что люди с большим интересом хотят узнавать актуальное, новое, современное. Мы специализируемся на том, что мы рассказываем нашему городу, нашей области и даже нашей стране о самом актуальном, прогрессивном, о том, что сегодня происходит с нами, с нашими сверстниками, с людьми постарше. 

 - Это жизнь. То, что нас окружает. 

 - То, что нас окружает сейчас. Кто-то спросил у меня недавно: "Как Вы, Иван, относитесь к современному искусству?" Я подумал: не может быть несовременного искусства. Искусство обязательно должно быть современным, даже если ты говоришь про исторические вещи, то все равно ты снимаешь, или ставишь, или пишешь сейчас, и это высказывание этого художника про мир,  он описывает мир, задает вопросы сегодняшнему дню. 

 - Мне кажется, что Вы стали ломать классическую театральную систему, потому что Ваш театр отличается именно своей оригинальностью, нестандартным подходом. Вы возглавили "Практику" полтора года назад. За это время вы поставили 10 спектаклей, мне кажется, это довольно много. Как актеры отнеслись…

 - Я не поставил 10 спектаклей. Я поставил всего лишь 2. 

 - В стенах Вашего театра было показано 10 спектаклей. Как труппа отреагировала? Это большая нагрузка. 

 - Труппа отреагировала прекрасно, потому что у нас нет в театре никакой труппы, мы как раз являемся театром, в котором не существует труппы, и это одно из наших отличий от других театров. Мы пока что  держимся на том, что такую современную западную модель хотим внедрить, где нет труппы, это очень сегодня удобно. Мне кажется, это тоже один из путей развития театра. 

 - Нагрузки на актеров не было такой, какой бы она была, если бы была устоявшаяся труппа, допустим? Как сами актеры относятся?

 - У нас каждый проект - это новый режиссер, который набирает своих актёров. Есть те, которые попадают в 1 или 2, или 3 спектакля, то есть есть несколько актёров, которые играют в нескольких спектаклях нашего театра. В прессе по привычке их называют "актеры театра "Практика", хотя такого статуса не существует. На каждый спектакль есть отдельный договор, отдельный контракт и т.д. Конечно, для нашего театра 10 премьер - это было чрезвычайно тяжело. Мы планировали, что семь - очень высокая планка, и это бы было нам тяжело, а оказалось 10. В этом году, кстати, этот год наш юбилейный, 10-й, именно поэтому мы решили сделать всего 4 премьеры. 

 - Чего ждать зрителю в этом сезоне? Чем будете удивлять?

 - Юбилейный сезон, конечно, мы будем говорить о театре. Первая наша премьера пройдет в декабре, она называется "Black & Simpson", потому что  это фамилии Гектор Блек и Айвон Симпсон…

 - Это реальная история?

 - Это реальная история. Ее поставит американский актер, живущий сейчас у нас в России, Казимир Лиски. Это действительно очень трогательная и реальная история, не буду сейчас раскрывать, в чем ее секрет, но это душещипательная невероятная реальная история. Мы сделаем спектакль, который будет называться "Этика"  Станиславского. Во-первых, мы в этот год хотим вообще поговорить о театре, поскольку нам 10 лет. Сейчас у нас есть конкурс на выбор нескольких режиссеров из Австрии, потому что мы сотрудничаем с одним банком, который является австрийским. Также с австрийским культурным центром, чтобы как раз представить искусство австрийского театра, потому что я этот театр знаю, и это сегодня очень интересно. Он очень  современно развивается, я бы хотел познакомить зрителя. Будет еще одна премьера, четвертая, которую я бы пока не стал называть, потому что несколько спектаклей претендуют на это, мы сейчас выбираем. 

 - Остается только ждать. Иван, не могу Вас не спросить об ажиотаже вокруг Оскара. Выбран "Левиафан", но продюсеры картины "Горько!" обиделись и предложили даже Звягинцеву отозвать свое участие на номинацию в премии. Как Вы считаете, именно такой должна быть борьба за престижную премию, или  Вы за позицию Кончаловского?

 - Бороться за Оскар - это тратить время только, ну если именно бороться. Я бы был не против, если бы мою картину выдвинули на Оскар, но так, чтобы я потратил на это свои силы и время, наверное, я бы даже не стал. Оппозиция Андрея Сергеевича мне очень понятна тоже, я ее слышал и от него лично в беседе, и я к этому отношусь с большим уважением. 

 - Иван, спасибо Вам большое за интересный разговор, будем ждать новых премьер и обязательно посетим Ваш театр.