Илья Шестаков, заместитель министра сельского хозяйства РФ. Развитие рыболовства в России

Минсельхоз предложил внести запрет на рыбные консервы из ЕС, США, Канады и Норвегии. Что же останется на прилавках? Узнаем у заместителя министра сельского хозяйства России, руководителя федерального агентства по рыболовству Ильи Шестакова.

- Про бычки в томате я немного утрирую, но, тем не менее, какую рыбу мы ловим сами, а какую приходится завозить?
- Мы ловим достаточно своей собственной рыбы. Я могу сказать, что в целом, объем вылова составляет 4 300 тысяч тонн, из которых 1 800 тысяч тонн мы в 2013 году экспортировали, и лишь миллион импортировали. Безусловно, что касается общего ресурса, то здесь у нас профицит. Но есть и те виды продукции, которые мы сами не выращиваем или не вылавливаем. И уже набивший оскомину атлантический лосось, который, действительно, приходил к нам из Норвегии. Я думаю, что он будет заменен нашей рыбой, выращенной аквакультурно в Мурманской области, и импортными поставками из таких стран, как Чили и Фарерские острова. Мы надеемся, что полки российских магазинов сможет занять российская рыба океаническая, которая действительно полезна и выловлена нашими рыбаками. И таких видов рыб у нас достаточно много. К сожалению, для того, чтобы выйти на рынок в розницу, было достаточно много проблем и препонов. Сейчас, я думаю, что такие проблемы решатся.

- То есть, можно сказать, что потребители не должны переживать, и вкусная свежая рыба останется на прилавках наших магазинов.
- Вкусная рыба у нас точно останется. Вопрос в том, что наши потребители уже привыкли к определенному ассортименту рыбы, в том числе, когда мы импортировали больше, чем производили сами, у нас пропадает атлантический лосось и атлантическая сельдь, которая немного другая, чем тихоокеанская, которую мы тоже вылавливаем с избытком, и сейчас надеемся, что она тоже прийдет на российский внутренний рынок, ну и такие более экзотические виды рыб, которые используются в том числе и для консервной промышленности и креветки.

- А цена вопроса, это такой немаловажный фактор, тем более, Вы сказали о барьерах, которые всё еще существуют. За цену стоит переживать, она будет значительно выше?
- Я могу сказать, что атлантический лосось - это премиальный сегмент, и его стоимость, гораздо выше, чем у рыбы, которая есть у российских рыбаков, в том числе и треска, и минтай, и другие виды рыб. Поэтому, переживать за цену с точки зрения наших граждан, с точки зрения доступности рыбы, я, конечно бы, не стал. Те виды рыб, которых действительно будет мало, в том числе и этот лосось, конечно, незначительные колебания возможны. Они всегда есть на рынке, и выбор будет даже лучше, чем был до этого.

- Если говорить об импортозамещении и консервном сегменте, рыбное хозяйство России справится с тем объемом, который раньше был на прилавках, или будут проблемы здесь?
- Я в самом начале сказал, что мы экспортируем больше, чем импортируем. Здесь наша основная задача - сделать так, чтобы та рыба, которую мы сейчас экспортируем, сейчас развернулась и шла на внутренний рынок. Я могу сказать, что рыбаки, с которыми мы общались, они в целом положительно настроены. Сейчас добывающие компании оценивают возможности и либо не заключают экспортных контрактов, либо там, где есть долгосрочные, пересмотривают их с тем, чтобы развернуть рыбу на внутренний рынок. Здесь большинство рыбаков проявляет, мне кажется, социально-ответственную политику, и мы надеемся, что они в рамках этой политики и останутся.

- Вы уже говорили, что многие виды рыбы выращивают в России, то есть, здесь у нас проблем быть не должно. То, что касается мальков и корма, как Вы считаете, не рановато ли мы ввели санкции, и как это может отразиться на рынке?
- Я не сказал бы, что мы большую часть выращиваем. На самом деле мы выращиваем долю не такую большую в нашем потреблении.10% - то, что мы выращиваем именно по лососю. Что касается мальков, то предложения мы в правительство уже отправили с тем, чтобы вывести поставки из-под действия постановления. Корма и не были в него включены. Я думаю, что после того, как постановления будут внесены, проекты, которые у нас есть, они смогут получить дополнительный импульс для своего развития и больший доступ на рынок. Я думаю, что это будет позитивно воспринято теми предпринимателями, которые думали заниматься этим бизнесом и теми, кто уже занимается.

- О каких проектах мы сейчас говорим, можем назвать некоторые из них?
- На самом деле, таких проектов достаточно много. Самые крупные - в Мурманской области, есть интересные задумки в Калужской области. В Подмосковье тоже существуют аквакультурные проекты. То есть, в целом, хотя объем выращиваемой аквакультурной рыбы не достаточно большой, но идей у предпринимателей мы видим много, и с той поддержкой, которую мы им планируем им оказать с 2015 года, я думаю, таких проектов станет еще больше.

- О какой поддержке идет речь?
- Мы планируем, что с 2015 года мы начнем субсидировать инвестиционные проекты по аквакультуре. В том числе, строительство смолтовых заводов, которые выращивают мальков, и комбикормовых заводов. В целом, мы предполагаем, что у нас есть все возможности при оптимистичном сценарии к 2020 году с нынешних 155 тысяч тонн выращивать 350 тысяч тонн именно аквакультурной рыбы.

- Вы говорите о поддержке аквакультуры, значит, это достаточно перспективное направление в России. Насколько оно активно сейчас развивается, учитывая, что какие-то меры действительно предпринимаются по поддержке?
- С этого года вступил закон об аквакультуре, сейчас мы готовим все необходимые подзаконные акты. Я думаю, что в целом, перспективы аквакультуры у нас большие. В нашей общей доле рыбных ресурсов аквакультура составляет всего лишь чуть больше 3%, хотя в целом по миру эта цифра уже приближается к 50%. То есть чувствуется, что есть большой потенциал у нас. Мы ориентировались на это направление в меньшей степени, поскольку считалось, что у нас достаточно своего ресурса, который мы вылавливаем в океане. Сейчас, понимая еще и то, что есть логистические проблемы, ведь у нас основной потребитель хочет больше охлажденной рыбы, которая всего лишь 2 или 3 дня как выловлена. Понятно, что эта рыба будет дороже. Так что когда растет покупательская способность, то, безусловно, сейчас эти проекты становятся всё более актуальными.

- Если говорить в целом о развитии рыбной отрасли в России, то на каком этапе она сейчас находится? Как Вы оцениваете общую ситуацию и можем ли мы сказать, что зарубежные поставщики являются нашими конкурентами?
- Я могу сказать, что рыбная отрасль сейчас находится в хорошем состоянии, хотя, конечно, проблемы существует. В целом, наши рыбаки планомерно, год из года, увеличивали объемы вылова рыбы. Еще раз могу сказать, что проблем очень много, как с точки зрения регулирования рыбной отрасли, так и с точки зрения дополнительных издержек, которые рыбаки несут. Здесь наша задача все эти вопросы нивелировать с тем, чтобы дать рыбакам четкие правила. Я думаю, что это и в интересах государства.

- Если говорить о нашей продукции на зарубежном рынке: камчатские крабы, русская икра, насколько уверенно мы себя чувствуем на Западе?
- Я могу Вам сказать, что зачастую на Западе черная икра - не российского производства, а икра, выращенная, в том числе, в той же самой Европе, хотя и наша, безусловно, сейчас еще идет туда на экспорт. Это исключительно черная икра аквакультурного производства. Если говорить о камчатском крабе, то здесь мы себя на рынках чувствуем очень хорошо, и основной потребитель у нас, конечно, не Европа, а Азиатский и Тихоокеанский регион: Корея, Япония, Китай, которые потребляют достаточно много нашей продукции.

- То есть, можно сказать, что по-прежнему эти продукты являются брендом на Западе?
- С точки зрения бренда - безусловно. И я думаю, раз Вы даже задаете такой вопрос, Вы думаете, что в Европе черная икра только отечественного, российского производства, хотя это давно уже не так. Конечно, такие бренды, как русская икра, они до сих пор пользуются популярностью за рубежом.

- Будем надеяться, что вкусная рыбная продукция останется на рыбных прилавках и мы не почувствуем никакого дефицита.
- Я уверен.