Сергей Чобан, основатель архитектурного бюро SPEECH. Архитектура для работы и жизни

Кинотеатр "Кубикс" в Берлине, башня "Федерация" и микрогородок в Красногорском районе Подмосковья. География работы и сам результат говорят об авторе без слов. Почему известный немецкий архитектор, рожденный в СССР, заинтересовался областью, узнаем прямо сейчас. У нас в студии архитектор с мировым именем — Сергей Чобан, это "Интервью 360".

— Вы в начале 90-х уехали в Германию, и сейчас смело можно сказать, что спроектировали практически половину Берлина. Только в 2003-м году вернулись в Россию, скажите честно, сейчас проще работать или нет? Какие возможности есть у архитекторов в России?

— В России, во-первых, очень интересно работать, и было интересно, когда я приехал в 2003-м году, это было время, когда качество в архитектуре начали замечать, это вполне естественно, когда страна только оправилась от довольно серьезных экономических потрясений.

— Появились новые возможности.

— Да, сначала, конечно, качество архитектуры было не очень высоким, но с начала 2000-х мы заметили, что сначала в дорогом секторе жилья, и, скажем, в домах для отдельных девелоперов, которые имели больший вкус, или большего хотели достичь в архитектуре, может быть, имели большие возможности, возникла архитектура, которая мне показалась интересной. Мне показалось интересным работать снова в России, и я попробовал свои силы. Не знаю, можно ли сказать, что возможности сейчас возросли. В целом, они остались интересными. Конечно, мы пережили кризис в 2008-м году, который сузил возможности архитекторов, но вот сейчас, после кризиса, как раз в Московской области появляются совершенно новые возможности. Мы начали проектировать "Микрогород в лесу" в 2009-м году, прошло 5 лет, первая очередь готова, вторая находится в процессе строительства, и детский сад один построен, школа будет введена в строй в сентябре, это всё очень хорошие результаты. Думаю, возросло не только качество архитектуры, но и качество взаимодействия разных архитекторов, мы привлекаем и западных архитекторов.

— Почему? Не хватает?

— Дело не в том, что в России не хватает, просто хочется добиться разнообразия фасадов и домов. Если вы ходите по историческому городу, то вы видите, что каждый дом выглядит по-другому. И вам, вероятно, это нравится, мне это нравится. Поэтому мы ездим в такие города, смотрим на них. А когда мы создаем новые городские образования, почему-то мы начинаем проектировать огромные однообразные фасады, даже, может быть, хорошего качества, но с повторяющимися деталями, с повторяющимися подъездами. А в действительности человеку, который живет в этом доме, особенно интересно видеть фасад, "лицо" своего дома, проходя по улице, легко находить свой подъезд, отличать его от подъезда соседа.

— Одно дело, когда здания разные, а другое, когда они не сочетаются никак друг с другом. Вот этот разнобой, который сегодня существует, Вы, когда ходите по Москве, по городом Подмосковья, Вы, наверняка, как архитектор, это замечаете. Вам это по вкусу, или Вы изменили подход?

— Понятно, что есть две тенденции. Одна — это поиск правильного масштаба, правильного пути развития городского образования, которые находятся с позиции генерального плана, комфортная форма жилья, комфортная форма кварталов, находится правильный масштаб для отдельных зданий, приглашаются хорошие архитекторы на проектирование этих зданий. Конечно, есть большое количество архитекторов, которые работают с большим вкусом, есть определенное количество архитекторов, которые работают с меньшим вкусом, всегда было так, но мне кажется, чтобы избежать этого, как раз и нужно порцеллировать, то есть, уменьшать масштаб домов, чтобы и масштаб потерь, масштаб ошибок тоже был меньше. Например, если один дом не так хорош, то соседний дом получится лучше. Если же мы будем делать масштаб зданий очень большим, то, соответственно, если весь квартал или весь район решен в плохой архитектуре, то понятно, что это бросается в глаза.

— Нужно строить по чуть-чуть, но качественно.

—Да, по чуть-чуть, но качественно. Или, если мы строим с “человеческим” масштабом, то вероятность того, что будет построен дом меньшего качества тоже существует, но в то же время следующий дом будет лучше. А вот если мы задумываем, постройку огромного образования одним домом, одной секцией, где незаметна разница с точки зрения структуры застройки, то, конечно, если в этой структуре допущена ошибка, то это ошибка глобальная, потому что огромное количество жильцов вовлечены в эту ошибку.

— Вы строили Олимпийские объекты, принимали в этом активное участие. Строительство спортивных объектов и гражданских — абсолютно разные вещи?

— Спортивный объект связан с притоком большого количества посетителей, с достаточно сложной логистикой прихода и ухода зрителей со спортивного мероприятия. Сейчас по нашему проекту реализуется стадион футбольного клуба "Краснодар" в Краснодаре. Мы участвуем в реализации спортивного стадиона “Динамо” в Москве. Это — безусловно крупные объекты, которые связаны с очень сложной логистикой, это, конечно, знаковые объекты по своей архитектуре, но с точки зрения логистики, с точки зрения функциональности использования этих объектов, перед нами стоят очень важные задачи. Если говорить о гражданских объектах, мы проектировали отель в Сочи в комплексе с медиа-центром Олимпиады, там тоже была очень сложная логистика, но, конечно, не было такого огромного потока посетителей на спортивные мероприятия, который существует на спортивных объектах.

— Я понимаю, что этот баланс между современными зданиями, в том числе и спортивными, и историческими архитектурными, сегодня соблюдать очень сложно, потому что это новый взгляд, это другие темпы жизни. Тем не менее, когда Вы ездите по Подмосковью, что Вам нравится? Как мы можем использовать наш потенциал, эти огромные пространства для того, чтобы и исторические центры сохранить, и развивать те окраины, где есть потенциал?

— Это уже делается сейчас, я только могу подчеркнуть, что это правильно. Нужно локализовать участки высотной застройки, нельзя строить высокие дома повсеместно, нужно локализовать те части, где возможна высотная застройка, соединить высотную застройку с активной многофункциональной средой. На оставшихся территориях высота застройки должна быть редуцирована, и понятно, что это разнообразие, более мелкий масштаб отдельных зданий, должен приближаться к той исторической среде, которая существует. В остальном, Московская область обладает большим количеством жемчужин, интересных мест, которые еще не изведаны, и может быть, меньше известны, до организации туризма, в том числе туризма выходного дня, и поэтому, я думаю, что здесь очень активное поле для дальнейшего восприятия традиции архитектуры Московской области, её развития, но самое важное - это найти близкий человеку масштаб и общественных пространств, которые его окружают на первом этаже, и порцелляции зданий, то есть измельчения масштаба застройки, потому, что обычно гигантский масштаб — это то, что вызывает у людей некий страх еще до того, как они познакомятся с архитектурой.

— Но это экономическая выгода, и от этого никуда не денешься.

— Конечно, повторяемость - это экономическая выгода. Если вы повторяете одну деталь, один тип дома, то понятно, что вы можете строить несколько дешевле, но нужно понять, что экономическая выгода вступает в очень жесткое противоречие с тем восприятием, которое возникает у будущих жителей таких монообразований. И здесь, мне кажется, нужно больше учитывать, и это уже происходит. То есть, приглашать большее количество архитекторов на один проект, создавать более мелкий масштаб застройки, более внимательно относиться к первым этажам, к их общественной функции, к созданию индивидуальных интерьеров, индивидуальных же домов и таким образом добиваться соразмерной масштабности.

— Нужно просто определить, что важнее в данном случае, и будем надеяться, что в Подмосковье с каждым годом будет становиться жить всё комфортнее.