Дмитрий Янин, председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей. Продовольственная безопасность

Украинские фрукты и сыр покинут российские прилавки: наша страна запретила ввоз растительной и молочной продукции из соседней страны. Как это отразится на обычных покупателях, попробуем разобраться. У нас в студии председатель правления международной конфедерации обществ потребителей Дмитрий Янин. Это "Интервью 360".

 -  Россельхознадзор объясняет запрет тем, что украинское молоко не соответствует нормам, а растительная продукция не получает соответствующих сертификатов. На Ваш взгляд, это действительно так? Или это какая-то политическая история?

 - Мы живем в ситуации, когда торговые войны являются частью нашей жизни. Я напомню, что 2006 году нам также рассказывали про опасность грузинской минеральной воды, зелени, мандаринов и вина, потом были молдавские запреты, сейчас это все повторяется с Украиной. Я не думаю, что эта продукция настолько опасна, что ее следовало бы запрещать. Мы не слышим ничего подобного от наших соседей из Белоруссии и Казахстана, которые ровно по таким же нормативам проверяют эту продукцию. Ни разу ни Казахстан, ни Белоруссия, ни члены Евразийской экономической комиссии не вводили ограничений ни в отношении Грузии, ни в отношении Украины и Молдавии. Я думаю, что это неудачная попытка экономического давления. Почему она неудачная? Потому что Украина просто переориентирует поставки быстрее на рынок ЕС, на рынок третьих стран, а человеческие отношения, конечно, будут нарушены, потому что фермеры теперь будут знать, что подешевевшее молоко - это результат запрета России на ввоз сыра, потому что, как известно, сыр делается из молока. 

 - Насколько российский потребитель ощутит отсутствие украинского товара?

 - Украина - очень серьезный поставщик сыра. Наряду с Белоруссией они формируют уровень цен в нижнем, самом доступном сегменте,  и это достаточно качественная продукция. Я могу сказать, что любая страна, маленькая, как страны Балтии, как Белоруссия, Молдавия, Украина, заинтересована в том, чтобы поставлять продукцию на российский рынок. Сюда традиционно шла одна из лучших линий продукции, потому что это гарантированные продажи большого объема. Я приведу пример. Одна крупная торговая сеть под Новый Год в день продает 50 вагонов мандаринов. Представляете объем нашего рынка? И, конечно, поставлять сюда непонятно что, рискуя всем своим бизнесом, никто бы не стал. Мы просто делаем то, что большие страны не должны допускать. Потребители это ощутят подорожанием в нижнем сегменте. На тех, кто покупал сыр по 500-600 рублей за килограмм, безусловно, это решение никак не отразится. Те, кто покупал сыр по 300-350, увидят подорожание. 

 - А можно ли утверждать, что в связи с этим запретом, в том числе и по этой причине, на рынке станет больше российского продукта?

 -Да, можно. Но не сразу. Вначале нужно купить коров, вырастить, построить фермы, найти ветеринаров, препараты, и все это запустить. Конечно, со временем, лет через 5, это станет возможным. Есть цикл природы, которую не обманешь: чтобы получился сыр, нужно сначала, чтобы была корова. Российские производители будут. Скорее всего, сейчас вырастет импорт из стран, которые еще не попали под запрет. Это наиболее быстрая замена. 

 - Например, подмосковные фермеры сейчас утверждают, что, напротив, им не хватает возможности сбыть свой товар. Как Вы считаете, действительно ли есть проблема в том, чтобы российские покупатели приобретали наш же продукт?

 - Для многих компаний трудно пробиться на полки. Это извечная проблема. Также торговцы говорят о том, что им нужны местные товары, они заинтересованы в них. Вопрос в том, что не все местные производители могут соответствовать стандартам, к которым мы уже привыкли. Мы ожидаем от продуктов, например, отсутствие определенного запаха в молоке, который слишком природен. Берешь иногда молоко, чувствуешь, что оно пахнет не тем, что коровка ела, а отходами. Я надеюсь на то, что хоть какой-то будет позитив от этого запрета, хоть один, хотя я пессимист в этом вопросе, что там кому-то станет легче продавать местное молоко. Если это получится, то тактически, может быть, это верно, но стратегически - нарушать отношения между странами проще всего через торговую войну. 

 - Можем ли мы ожидать, что увеличится импорт из соседних стран, той же Белоруссии?


 - Да, конечно. Насчет Литвы не уверен, но Белоруссия может активно играть. Они занимают достаточно высокие позиции на российском рынке по молоку, по овощам и фруктам. Я думаю, что выигрыш от этого получит Турция, которая завезет чуть больше своих круглогодичных помидоров, которые так не любят российские потребители. Природные помидоры у нас, конечно, исчезнут, потому что они, как правило, шли в сезон из Молдавии и из Украины. Возможно, Краснодарский край что-то сможет поставлять в большем объеме в Москву, но за все эти 20 лет, за исключением мяса птицы и зерна, прорыва в сельском хозяйстве не получилось. Мы все-таки достаточно серьезно зависим от поставок из стран, где больше солнца, земли, где люди работают за меньшую зарплату, где дешевле выращивать огурцы, помидоры, виноград и т.д. У нас пока еще таких климатических зон нет, а инвестиций в эту сферу мало. 

 - Кстати, говоря о санкциях, которые принимаются в США и ЕС. Нам придется аккумулировать собственные силы. Как вообще Вы относитесь к этой ситуации? Если мы будем говорить об автономности, безопасности нашей страны, возможно ли это, и какие могут быть выводы?

 - Санкции пока не затрагивают потребительский рынок. Я напомню исторический сюжет. Даже в советские годы, когда шла война в Афганистане, и Американцы поддерживали одну сторону, а СССР поддерживал другую, Россия поставляла зерно, никто не ограничивал поставки мяса. Я не думаю, что нам надо выстраивать экономику, которая будет полностью независима от импорта. Никто не ограничивал поставки в СССР лекарств, и всего, что касается жизни простых людей. Я надеюсь, что санкции до этого не дойдут.  Санкции в отношении оборонного комплекса, банков, безусловно, чувствительны для работников этих сфер. Скорее всего, будет подорожание кредитов для населения, потому что цена заимствования для российских структур вырастет, если еще это заимствование будет. Самые большие неприятности нас ждут в финансовом секторе. На потребительском секторе, я надеюсь, что блокады по поставкам продовольствия в Россию не будет, потому что этого не было даже в худшие годы "холодной" войны. 

 - Может ли негативно повлиять то, что мы будем сосредоточены только сами на себе в рынке сельского хозяйства?

 - Конечно, это будет негативно, потому что любой железный занавес - это более высокие цены. Если вы начнете в Якутии выращивать собственные помидоры, то килограмм этих помидор будет равняться 500-700 рублей. Это можно сделать. Приблизительно так. Если мы полностью закрываемся, то цена производства будет запредельна, и качество, соответственно. Мы помним автомобили в условиях железного занавеса, телевизоры, одежду. Мы можем закрыться, но рынок будет менее качественным, конкуренция будет менее серьезная, какие-то производители местные от этого выиграют, но платить за эту автономию будет население. Я надеюсь, что это понимают в Министерстве экономики и других структурах, потому что сейчас ответные санкции пока направлены на те страны, которые не занимают серьезной доли на российском рынке, и их поставки не критические. Если по-серьезному это начнется, то это приведет к росту цен. Это неправильно.