Борис Титов, уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей. Дольщики Климовска

Случай уникальный - так охарактеризовали ситуацию с дольщиками в Климовске. Жильцы два года ждали новоселья. Чем же так примечательна эта история, узнаем прямо сейчас. У нас в студии бизнесомбудсмен Борис Титов. Это "Интервью 360".

 - Уникальной ситуацию в Климовске назвали именно Вы, расскажите, почему.

 - Обычно бывает, что жильцы высказывают свои претензии к тем, кто не построил их квартиры, то есть обманутые дольщики - это те, кто вложил деньги, а квартир не имеет, потому что предприниматель не справился со своими обязательствами и квартиры не построил. Здесь все наоборот. Квартиры стоят, готовы к заселению, есть все решения приемочных комиссий, даже решения арбитражных судов, подтверждающих это, но дома не подключают. Жильцы не могут в них въехать. Они опять обмануты, хотя в этом виноват не предприниматель, который полностью выполнил свои обязательства, местные власти, которые не хотят подключать этот объект к сетям: к газу, к воде, к электроэнергии. Почему? Непонятно. Еще раз - все обязательства выполнены, арбитражные суды это подтвердили, потому что это нарушает интересы чиновников, потому что они хотят еще чего-то. И у них конфликт с предпринимателем, который это "чего-то" им не обеспечил, и они не хотят подключать квартиры. 2 года. Круги адовы вокруг всех согласований, уже подключена прокуратура, возбуждено уголовное дело против чиновников, и все равно не хотят. Только в результате того, что мы убедили региональные власти, московское областное правительство, губернатора МО, который встал на сторону предпринимателя. Это действительно победа со стороны здравого смысла, победа серьезной, вдумчивой, сильной региональной власти, и немножко победа со стороны нашего института уполномоченных, потому что мы тоже участвовали в этом процессе. В этой ситуации выявились основные вопросы в области строительства - это огромные проблемы взаимоотношений предпринимателей с местными властями, которые считают, что они разрешают строить, не разрешают, нравится им предприниматель, не нравится, они сами выше закона, иногда выше региональной власти и принимают решения, исходя из своего понимания ситуации. 

  -Почему мы имеем дело именно с такой расстановкой сил? Почему не наоборот?

 - Так сложилась наша система распределения...

  - Это менталитет?

 - Нет, это закон. Местная власть достаточно самостоятельна: они сами могут принимать решения, но не всегда эти решения соответствуют интересам региона, страны, да и самого города. 

 - Ситуация серьезная, несправедливая. Виновные будут наказаны? Вы как-то будете отслеживать дальнейшую судьбу?

  - Конечно, Главное, это было решить горячий вопрос, чтобы дома были введены, чтобы люди смогли въехать, и в результате предприниматель закрыл бы эту тему для себя, и вопрос был бы решен с этими конкретно домами. Но вопрос того, что чиновники преднамеренно чинили препятствия, остается. Я думаю, что у нас есть реальные возможности, мы можем требовать дисквалификации сотрудников и даже возбуждения уголовных дел по 169 статье за преднамеренное воспрепятствование предпринимательской деятельности. В общем, мы доведем дело до конца. 

 - У нас, к сожалению, еще остаются обманутые дольщики. Вы не боитесь, что сейчас люди возьмут и выйдут с палатками, развернут городки возле всех объектов? Пусть их будут не тысячи, но сотни так могут поступить, потому что они видят реальный результат, что это работает. 

 - Во-первых, не могу сказать, что именно палаточный городок оказал какое-то серьезное воздействие на то, что происходило. Этот палаточный городок действует тоже определенное время, и то, что люди проявили инициативу, они понимают, что какие-то меры уже не работают, письменные обращения исчерпаны, им приходится, они пошли по этому пути. Это создание внешнего агитационного инструмента давления на власть. Я еще раз хочу сказать, не палаточный городок имел здесь значение. Если бы предприниматель был в чем-то неправ, то есть он каким-то образом пытался решить свою проблему, которая незаслуженно образовалась, то никаких бы решений со стороны власти и нашей стороны не было бы, никакие палаточные городки не могут повлиять на власть. 

 - МО предполагает решить эту проблему к 2018 году. Осталось 4 года. Дольщиков около 8-ми тысяч, по разным данным. Как Вы считаете, реально в нашем регионе решить вот этот вопрос за 4 года? Можно ли утверждать, что к 2018 году их не станет?

 - С тем спросом, который существует на квартиры, с тем, что у нас сегодня растет жилой фонд, вводятся все новые и новые квадратные метры жилья, я думаю, что абсолютно реально решить любые проблемы. Я не вижу сегодня больших барьеров. Когда есть реальный спрос, то начинается инвестиционное движение. Инвестиции в строительство не уменьшаются. Даже если есть какие-то проблемы на отдельных объектах, то за счет общего развития ситуации их можно решать. 

 - Когда Андрей Воробьев только начал заниматься проблемой обманутых дольщиков в Подмосковье, он открыто заявил, что Подмосковье для застройщиков будет закрыто, если система не будет прозрачной. Как Вы считаете, сейчас можно сказать, что эта проблема реально решается и рынок Подмосковья стал более прозрачным? 

 - В целом, ситуация, меняется. Но не все проблемы еще решены. Я тут вижу два фактора: с одной стороны, он имеет позитивный тренд для тех, кто покупает квартиры, то есть для населения. Их защита улучшается, для них вводится все больше жилья. С другой стороны, защита предпринимателей реализуется лучше, чем это было раньше, потому что предприниматель более уверен, вкладывая свои деньги в развитие, в строительство, в покупку земли под строительство, что это будут нормальные, прозрачные отношения. Если раньше надо было обойти 5 кабинетов, оставить там где-то что-то, чтобы получить, это уже ненастоящее не только потому, что это коррупция государства, это плохо, но это уже и ненастоящий предприниматель, потому что он уже не может думать нормальными инвестиционными категориями. Он понимает, что все зависит не от того, насколько эффективно он будет работать как предприниматель, но насколько эффективно он будет работать как делец, раздающий взятки. Когда этого становится все меньше и меньше, возникает больше и больше нормальных, реальных предпринимателей, которые думают инвестиционными категориями, а не категориями взаимоотношений с властью. Все это приводит к нормальному развитию рынка. Сейчас мы видим совершенно точно позитивный тренд в эту сторону. 

 - Завершая наш разговор, можете подвести некий итог, как в нашей стране решить проблему с обманутыми дольщиками. Вы в ходе разговора назвали много способов. 

 - Я могу сказать, что она в большинстве своем решена, Даже на примере Климовска. Если раньше проблема была в том, что нет квартир, вложили деньги, а квартиры не построены, то сегодня уже другая проблема - квартира есть! Построена, просто уже есть  другая проблема - не вводится в эксплуатацию по вине не бизнеса, а по вине местных властей!

 - Что людям делать? Куда идти, к кому обращаться, если их не слышат на местах?

 - МЫ же решили проблему, делайте так же. Я не говорю, что я защищаю интересы предпринимателя, надо идти к власти, обозначать проблему, обращаться и требовать, чтобы это решение было принято. А бизнесменам, если их права нарушены, идти в институт уполномоченных. Есть уполномоченный по МО - В.А. Головнев. Он тоже в прошлом был предпринимателем с богатым опытом, в том числе в строительстве, поэтому можно идти к нему. Он поставлен в МО для защиты прав предпринимателей. 

 - Ситуация в Климовске показала, что застройщик тоже не всегда виноват...

 - Давайте так, не всегда виноват застройщик, застройщик чаще всего выполняет свои обязательства, и в таких конфликтах, да, часто бывает, что именно застройщик прав, а власть, местная власть, не права.