Ольга Голодец – зампред Правительства РФ. ЕГЭ

Депутаты Госдумы предлагают обнародовать задания единого госэкзамена 2015 года. Поможет ли эта мера будущим абитуриентам, и как  изменится ЕГЭ, узнаем у заместителя председателя правительства России Ольги Голодец в программе "Интервью 360".

 

- Как Вам такая инициатива - публиковать задания, и почему она возникла именно сейчас, как Вы считаете?

 

- Задания не противоречит практике, которая сегодня существует.Учебники для подготовки к ЕГЭ и тесты прошлых лет, которые доступны, это, фактически, основа для вариантов ЕГЭ, которые существуют. Ничего нового в ЕГЭ не добавляется с точки зрения содержания, потому что ЕГЭ подводит итог обучения за предыдущие годы. Всё, что проходили, это отражается в ЕГЭ, никаких новаций и открытий там не бывает. Подготовленные дети сдают ЕГЭ без особого напряжения.

 

- Почему инициатива возникла именно сейчас?

 

- Существует много инициатив. Я думаю, что любая инициатива, она имеет право на жизнь, мы её с удовольствием обсудим и вполне возможно, что и с таким вариантом можно согласиться. В этом году мы реализовали несколько совершенно новых подходов, позволивших нам впервые за всю историю ЕГЭ сдать его честно. Прежде всего было установлено видеонаблюдение, которое решило целый ряд серьезных вопросов. Если раньше мы очень долго спорили: подсказывали ребенку - не подсказывали, родители апеллировали, ребенок был недоволен, то сейчас наличие архивного материала видеонаблюдения позволяет очень быстро воспроизвести всю картину. Кроме того, по часовым поясам были разделены все контрольно-измерительные материалы, то есть, те, кто писали на Камчатке, они не могли поделиться своими вариантами с москвичами и жителями Петербурга, потому что вариант у них был другой. Нововведение еще было в том, что задания выставлялись не через систему образования, а доставлялись по спецсвязи. Они привозились непосредственно перед экзаменом и распаковывались. Так что задания ни разу не проходили через тех людей, которые их проверяли. Сегодня материалы, которые мы получили, да, они показали нам честный и хороший результат. Он, во-первых, не принципиально по среднему баллу отличается от прошлогоднего, а изменения произошли только в верхнем и нижнем уровне. У нас резко сократилось количество стобальников, то есть, макисмум смогли получить только те, кто действительно очень хорошо подготовлен. В принципе, написать на 100 баллов - это проявить хорошие способности и хороший уровень подготовки. У нас увеличилось количество детей, которые написали хуже обычного, которые не перешли порог, так что нам в этом году даже пришлось понизить порог, при котором выдается аттестат. Это говорит о том, что нам предстоит серьезная развивать наше образование.

 

- Зато картина стала реальной, и вы смогли понять, где нужно работать, над чем нужно работать, а где можно расслабиться. Кстати, о том, что ЕГЭ прошел действительно хорошо, впервые Вы заявили на итоговом совещании. Какие регионы в числе лидеров, а какие еще немножечко отстают.Конечно же интересует, в том числе, и Московская область, как справились наши ребята?


 

- Абсолютно все регионы сдали ЕГЭ честно, и это самый лучший результат. У нас нет ни одного скандального случая, где были бы массовые нарушения, хотя в прошлом году такие случаи были. Мы в этом году отметили, что регионы, которые традиционно допускали сбой в ЕГЭ, это, прежде всего, республики Северного Кавказа (Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария), в этом году честно написали ЕГЭ, то же самое произошло в Башкирии. Экзамены все написали хорошо, но теперь мы видим, где нам необходимо провести полностью переподготовку преподавателей, например. Мы уже провели такое всероссийское совещание у себя и просили регионы, чтобы они тоже проанализировали у себя, ведь разные результаты даже у разных школ. Сегодня, когда вы приходите  в школу и хотите сориентироваться в этой школе, какие предметы сильные, какие слабые, вам в общем достаточно познакомиться со средним ЕГЭ по школе. Если ЕГЭ по математике сильно превосходит среднероссийский, это значит, что в школе очень сильная математика, если по русскому, значит, хорошо работают филологи. Есть независимая система, которая всему обществу дает возможность оценивать, если для кого-то это важно, преподавание того или иного предмета.

 

- В идеале такого быть не должно? Я имею в виду, разных показателей?

 

-  У нас не должно быть плохих результатов. То, что все должны быть не ниже, средний уровень должен быть высокий - это точно. Дефекты образования - это низкие баллы ЕГЭ, но к низким баллам тоже надо очень аккуратно относиться, есть разные школы и разные дети. Например, коррекционная школа, где массово обучаются детишки с отклонениями в развитии, для них важен не абсолютный бал ЕГЭ, а важно, насколько они поднялись сами над своим результатом, для них эти баллы нормальные. Но если вы приходите в обычную среднюю школу, то средний балл ЕГЭ, он показателен. За этот год пройдет очень серьезная работа по переподготовке преподавателей, по изменению планирования занятий. Наша задача в том, чтобы в период, который выделен на обучение тому или иному предмету, ребенок достигал максимального результата, и она должна быть решена в течение этого года.

 

- То, что касается изменений ЕГЭ. Общественная палата просила не убирать тестовую часть. Как Вы к этому относитесь, действительно ли есть необходимость избавиться от этого пункта?

 

-  Здесь скорее вопрос к специалистам, которые формируют задания. Мне кажется, что тестовая часть, она тоже оправдана, но это предмет обсуждения и дискуссий. Проверять знания можно различными способами, главное, чтобы это была независимая оценка. На следующий год нас ждет несколько новаций, и, наверное, одна из самых важных в том, что мы попытаемся по отдельным дисциплинам ввести разноуровневый экзамен.

 

- Разноуровневая система, о которой Вы тоже заявляли.

 

- Если молодой человек или девушка хочет сдать базовый, например, русский язык или математику, который необходим для получения диплома, то это будет один вариант. Если нужна повышенная сложность для поступления в вуз, то это другой уровень сложности. Если это профильный предмет, то есть, если вы собираетесь на филфак и сдаете язык, то придется самой высокой сложности сдать экзамен. Это, я думаю, не страшит тех, кто с такой задачей готов справиться.

 

- Я так понимаю, что это пока инициатива, но многие критики уже выступают против неё. На ваш взгляд, это действительно поможет при поступлении и при сдаче ЕГЭ абитуриентам?

 

- Многоуровневая система и образования, и сдачи ЕГЭ - это возможность остаться на самом высоком уровне. И это разовьет, как мы надеемся, мотивацию учащихся. Потому что к 9-му классу многие ребята уже определяют свой будущий профиль, но при этом очень важно, чтобы сохранялось полноценное общее образование, базовый уровень по целому ряду предметов. Дальше, если вы очень хотите заниматься математикой, русским, иностранным языком, биологией, физикой, химией, у вас должно быть время и возможности для того, чтобы своему любимому предмету уделять больше времени.

 

- Завершающий вопрос. Есть предложение принимать украинских учеников в российские вузы без ЕГЭ, как Вы относитесь к такому подходу?

 

- В этом году эта программа реализована в отношении крымчан, потому что у них нет дипломов о среднем образовании российского образца. Сегодня крымчане получили возможность поступить в российские вузы и для них выделено 18 тысяч квот. Это большая очень цифра. Мне кажется, здесь общество абсолютно солидарно, то есть произошли тектонические изменения. Мы должны поддержать молодежь, в, том числе, и эту молодежь, чтобы они продолжили обучение и чувствовали себя членами нашего общества.