Ольга Свиблова, директор Мультимедиа Арт Музея. Премия Кандинского. Современное искусство

Оргкомитет одной из самых престижных в России премий Кандинского объявил шорт-лист претендентов, в него вошли проекты "Куда бегут собаки", "Синий суп" и "Утопический скелет". Номинации две - "Проект года" и "Молодой художник". О современном искусстве поговорим в программе "Интервью 360" с академиком российской академии художеств, директором Мультимедиа Арт Музея Ольгой Свибловой. 

 - Раз мы начали с премии Кандинского, давайте немножко разовьем тему. Премия была основана в 2007-м году и тогда делалась ставка на то, что она будет открывать новые имена, представлять нам новых художников. Как Вы считаете, справилась ли премия с этой задачей?

 - Да. Более того, я могу Вам сказать, что начать просто – продолжать сложнее. Это касается всего: стройки, жизни, семейной жизни, искусства, потому что всё, что новое –  есть такое французское выражение: с'est nouveau tous beau – всё, что новое – хорошее. Задача премии - найти то новое, что потом остается на правильном уровне, не утопнет, не уйдет, потому что любая премия в области искусства субъективна.  Если посмотреть на время существования премии, то мы можем сказать, что все практически художники, которые были указаны  в премии Кандинского и в виде лауреатов, и в виде кандидатов, они все так или иначе остались тем чернозёмом, на котором растут сегодня уже не всходы, а  деревья. Вот недавно The Art Newspaper сделала экспертный опрос 50-ти молодых художников, самых многообещающих, тех, на которых мы все возлагаем надежды, был большой экспертный совет с очень разными мнениями. И все лауреаты премии Кандинского, которые получали ее когда-либо в номинации "Молодой художник", они туда вошли. Это значит, что художник сделал не случайное произведение, что он продолжает работать, потому что стабильность у художника и развитие инновации, если современным языком говорить, это очень важное свойство. Более того, премия Кандинского не бросает художников, а делает им выставку здесь. Все выставки премии Кандинского всегда очень посещаемы. Издается прекрасный каталог, после этого премия Кандинского вывозит лучшие произведения за рубеж, это лучшие площадки – Лондон, Италия, Испания. Это действительно работа с художниками, промотирование их и здесь, и за рубежом, это серьезный шанс. Дальше от художников зависит, потому что выбор премии Кандинского подтверждается временем, говорит, что это очень правильно. Я горжусь тем, что я третий год в жюри премии Кандинского, это мне очень много дает. Всем кажется, что премии очень субъективные. Это не правда, битва в жюри идет ужасная всегда! И в жюри премии Кандинского, в том числе. Я была много раз в жюри и в крупнейших кинофестивалях, и в художественных премиях. Я ни разу не видела, где было бы лоббирование, потому что если ты попадаешь на премию, где всё правильно в базисе заложено, это определенный репутационный риск для тебя, как для члена жюри. Все бьются, у каждого есть свое мнение, иногда эти мнения расходятся, и иногда они меняются кардинально в процессе обсуждения, но это всё таки определенный репутационный риск, так что все стараются проявить максимум своей профессиональной подготовки. Есть выявление номинантов и определение  лауреатов, которое происходит,  уже когда готова выставка, когда каждый может посмотреть работу. Я фанат того, чтобы всё переходило в виртуальное пространство, но есть вещи непереводимые. Ты видишь работу на картинке, видишь её в трёх измерениях, когда  стоит у тебя скульптура, видеоинсталляция, которую ты видишь на огромном экране, на нескольких экранах, и ты видишь на картинке в досье. Это очень часто огромная разница, поэтому надо ходить в музеи, потому что музей дает возможность жить в другом пространстве. Искусство в музее, как оно инсталлировано в музее, как оно смотрится - это совершенно другое ощущение. Идешь за переживанием, пережить его можно по-настоящему только тогда, когда искусство приспособлено к месту, к которому нужно. Премия Кандинского делает огромные усилия, потому что каждый раз из работ, которые были приспособлены под какие-то совершенно другие пространства, надо собрать выставку, где каждая работа показана максимально во всей своей красе. 

 

 - Очевидно, что мы с Вами должны встретиться накануне премии, чтобы уже гораздо более плотно об этом поговорить. А сейчас не могу Вас об этом не спросить, по поводу резонансного закона, который вышел совсем недавно. Он касается того, что нецензурная лексика у нас запрещена в кино, он действительно произвел определенный резонанс, в том числе...

 

 - А не только в кино, в жизни тоже. 

 

 - В жизни тоже, но сейчас бы хотелось бы расспросить про кино. Не так давно удалось побеседовать с Никитой Сергеевичем Михалковым, он резкий противник этого закона. Говорит, что в любом случае те, кто это делает на постоянной основе - не прекратит, а на искусство это может повлиять самым дурным образом. Как Вы к нему относитесь, хотелось бы узнать?

 

 - Желание изменить течение вспять, оно ни к чему хорошему не привело. В лучшем случае, это выкинутые деньги, в худшем - это непоправимый ущерб экологической ситуации. Есть вещи, у которых надо понимать их природу, надо понимать, что не всегда можно взять и, как палку об колено, переломить природу. Язык мощнее любой социальной системы, любого депутатского напряжения мысли.  Он есть, он великий, русский, если мы это запрещаем, мы должны запретить того же А. С. Пушкина, который "наше всё", и многих-многих других писателей и поэтов. Я не люблю этот язык там, где его не надо использовать, этот диапазон, но я понимаю, что есть ситуации, где он крайне к месту, и, если он существует, надо понять, почему он существует, что он маркирует, и лучше бороться с ситуациями, которые он маркирует, чем бороться с языком. У русского языка есть широкий, большой диапазон. Ты не можешь обрубить этот диапазон, и все знают, в каких случаях используется эта лексика, и в каких не используется. Да, он режет слух, но он и существует для того, чтобы резать слух. И правильно  использованное слово иногда очень понятно. Я понимаю, что вот в этом месте на другом языке объясниться нельзя, более того, там сверху до низу все объясняются на нём. Почему этот так возникает, давайте задумаемся. Если у тебя люди в данной ситуации используют это слово, или эта категория граждан использует это слово, как лексику, на которой идет главная коммуникация, надо задавать вопрос, а почему это возникает? Потому что это диапазон очень четко эмоционально определен. Людям всегда приятно использовать нормальный диапазон языка, всегда! Возникает категория людей, которая вообще другого языка не знают. Может быть, они должны получить лучшее образование в школе, может быть у них должно быть меньше социальных, материальных стрессов, тогда этот диапазон будет сужаться. Если он неестественно расширяется, давайте посмотрим, из чего это произрастает. 

 

 - Большое спасибо за содержательную беседу! Напомню, что сегодня в тонкостях современного искусства, в том, как пересекаются сферы государства и культуры мы разбирались с директором "Мультимедиа Арт Музея", академиком российской академии искусств...

 

 - О! Вот я Вам вместо академика скажу, академик - это последнее. Самое главное – директор музея. Он говорит - летний сезон это не значит, что не надо иметь культурный отдых и не надо ходить в музеи. Поэтому, я всем говорю, что невозможно пропустить великий выставочный блокбастер на Остоженке, 16 – "50 лет стилю Джеймса Бонда". Музей работает, заметьте, до 21:00 каждый день, кроме понедельника. Нельзя пропустить невероятную мультимедийную инсталляцию, где можно действительно и прочувствовать, и продумать Первую Мировую войну, выставку под названием "Война, покончившая с миром", что нам сегодня крайне важно, в начале XXI века вспомнить начало века ХХ-го, трагическое, это важно. Пропустить  – значит, не увидеть самолёты, вертолёты, первый легендарный "Остен Мартен", не увидеть костюмы, не побывать в "Роял Казино", "Голден-рум", "Айс-рум". Поэтому – добро пожаловать! Сейчас жаркое лето, в музее, заметьте, всегда прохладно, кондиционеры работают. У нас чудесный климат, а наверху еще дивная терраса, где можно выпить прохладительные напитки, полежат на лежачках, увидеть лучший вид Москвы: вот у тебя 2 Собора, вот у тебя Красная площадь из окошка. Туда надо идти, и не забыть о том, что до 21:00 мы ждем всех.