Владимир Груздев, губернатор Тульской области. Помощь украинским беженцам

Уже в шести российских регионах введен режим чрезвычайной ситуации в связи с обстановкой на юго-востоке Украины.  Почти 6 тысяч беженцев приютила у себя Московская область. О том,  какую помощь оказывают переселенцам в  Тульском регионе, в программе "Интервью 360" рассказывает губернатор области Владимир Груздев.

- Для координации работы с беженцами в Московской области создан оперативный штаб, а какая работа в этом направлении ведется у Вас?

- Аналогичная, потому что такие же оперативные штабы созданы во всех регионах, которые сегодня работают по приему вынужденных переселенцев с Украины. Мы этот штаб создали более месяца назад, когда поняли, что  уже возрастает количество желающих разместиться в Тульской области. Всего за время конфликта на Украине к нам обратились 1800 украинцев. Более 500 человек на сегодняшний день размещены в государственных учреждениях.

- Как они все к вам поступили и сколько всего сейчас беженцев находится в регионе? И где они находятся?

- Поступают совершенно разными путями. Последние партии приехали из Ростовской области, потому что там наплыв беженцев очень большой, и, соответственно, условия для размещения исчерпываются. Это наша совместная работа с МЧС, порядка 500 человек размещены в наших государственных учреждениях, остальные люди - это те, которые обратились за всевозможными видами помощи, и, в основном, они проживают у своих родственников.

- Очень многие уже запросили в нашей стране официальный статус беженцев, а какие льготы предусмотрены в Тульской области именно к такой группе граждан?

 - Вы не совсем правы. Официальный статус беженцев возможно получить только тогда, когда происходит геноцид. Пока те события, которые происходят на Юго-Востоке Украины, геноцидом официально не признаны, соответственно, такой статус они получить не могут. Есть несколько путей размещения украинцев на территории РФ. Пока они все находятся у нас в соответствии с действующим миграционным законодательством, все заполнили миграционные карты и находятся 90 дней из 180. Это последние изменения, которые были внесены с 1-го января текущего года. Дальше мы разбираемся в каждом случае индивидуально. Госдумой принят так называемый закон о носителях русского языка, он касается тех граждан, которые проживали на территории бывшего СССР либо еще Российской Империи, либо там проживали их родственники. Эти граждане имеют право на получение в ускоренном порядке гражданства РФ. Пока еще не все переселенцы определились со своим будущим статусом, потому что это вопрос всё-таки личный, семейный.Мы в данном случае людей не делим на какие-то категории, мы оказываем помощь вне зависимости от возможностей дальнейшего трудоустройства либо размещения, которое им понадобится. Мы пока принимаем всех. 85% - это женщины и дети. Сейчас лето, так что мы занимаемся детьми, чтобы они свободное время могли проводить с пользой для себя и своего здоровья.

- Немаловажный вопрос трудоустройства. Сколько бы ни находились эти люди в качестве беженцев в нашей стране, им нужно как-то работать. Как в этом смысле будет организован процесс?

- Вы совершенно правы. Этот вопрос очень важный, так как на сегодняшний день мы полностью взяли на обеспечение людей. Они проживают и питаются бесплатно.Мы оказываем все необходимые бытовые услуги, детишек возим в цирк, отдыхать в парки и т. д.  Эта работа у нас организована. Ну, конечно, скоро грядет и 1 сентября, лето заканчивается. И если те события, которые происходят на юго-востоке Украины будут продолжаться, то, конечно, для людей очень важно начать зарабатывать. Этот вопрос, опять же напрямую связан со статусом. Если люди захотят остаться и найти себе работу, то есть возможность работы в личных подсобных хозяйствах, для этого нужно оформить соответствующий патент, и на сегодняшний день Госдумой принят закон, правда, он вступает в силу с 1-го января 2015 года, по которому каждый регион самостоятельно определяет стоимость рабочего патента и нужду в рабочих руках, которые для него необходимы на данном этапе.

-Как Вы очень правильно отметили, дети - это особая категория беженцев. Сейчас лето и нужно им как-то организовать досуг, а дальше? Детские сады, школы, вот на этот счет тоже интересно.

- Мы начинаем готовиться к этой ситуации, и мы четко понимаем, что все дети, которые будут находиться на 1-е сентября у нас, они будут учиться либо в школе, либо в техникумах, в зависимости от того, где они учились у себя на родине, либо пойдут в детские сады. Мы этот вопрос у себя решим полностью.

- А в данный момент они тоже находят, как время провести?

- Сейчас мы занимаем их время. Мы специально детишек вывозим в цирк, в парке отдыхаем, вывозим на природу. Ребята заняты, у них продолжается лето, каникулы. Конечно, это не домашние каникулы, но условия приближены к домашним.

- Если предположить, что конфликт на Украине затянется, чего бы нам, конечно, не хотелось, как Вы будете действовать в этом случае?

- Это наша совместная работа с РФ. Потому что, если будет всё-таки определен статус переселенцев, как статус беженцев, это работа прежде всего ФМС. Если конфликт будет затягиваться, мы пока не объявляли у себя ЧС, хотя, в принципе, мы уже размышляем над тем, чтобы вводить подобный статус и на территории Тульской области тоже.

- Нужно полагать, что это не такое уж и дешевое удовольствие - содержать у себя приезжих, беженцев, откуда изыскиваете средства?

- Пока это благотворительные средства, нам помогают туляки. У нас очень добрые и хорошие жители, они помогают нам в разных ситуациях, в том числе, в этой ситуации они нашли возможность из своего, в общем-то небогатого, небольшого личного бюджета, своим рублем  поддержали переселенцев с юго-востока Украины. И за это им, конечно, большое спасибо.

- А что касается гуманитарной помощи, существует ли у вас какая-то служба, которая целенаправленно этим занимается?

- У нас кроме волонтеров органы власти централизованно организовывают подобного рода помощь. У нас организованы места сбора гуманитарной помощи, но в большей степени сегодня людям нужны решения вопросов их статуса и дальнейшего пребывания, вопросов трудоустройства.  Это, прежде всего, зависит от них самих, они должны принять решение, остаются  ли они на территории РФ, либо они будут возвращаться  к себе домой.

- Если Вы будете смотреть на эту ситуацию не как большой политик, а как человек, какие Вы чувства испытываете, когда наблюдаете всю эту картину, в том числе и ту, которая происходит и в Вашем регионе?

- У нас в регионе условия, в  которых размещены наши украинские братья, очень хорошие, то есть, я вчера был в одном из таких пунктов временного размещения вместе с уполномоченным по правам ребенка Павлом Астаховым. Условия очень хорошие, поэтому здесь, честно говоря, жаловаться не на что. Что касается в целом ситуации, я, как и все, как любой гражданин России, конечно, мы наблюдаем с определенной осторожностью за тем, что происходит на юго-востоке Украины. Не только с точки зрения руководителя, который должен организовать размещение переселенцев, оказать им помощь, решить вопросы их трудоустройства и статуса, но и просто как человек. Это ненормально, когда фактически на юго-востоке Украины идет война, Вы прекрасно понимаете, что это худшее из того, что могло бы быть на Украине.

- В общем и целом, как Вы думаете, долго ли это всё может продлиться? На нашем телеканале очень часто проходят сюжеты, где мы видим, как подмосковные жители совершенно безвозмездно едут  на границу, привозят к себе людей, таких историй очень много. Вы знакомы с такими ситуациями, которые происходят у вас?

- Да, у нас очень много туляков откликнулись. Они готовы у себя размещать беженцев, но мы это держим, как резерв. Пока размещаем всех переселенцев на территории наших государственных учреждений, которых у нас достаточно, в которых созданы все необходимые условия. И, конечно, то, что это братский народ для россиян, это небезразлично людям. Не только тем, кто облечен властными полномочиями, но и у простых людей. Каждый из нас участвует в меру своих возможностей в оказании помощи тем, кто оказался в очень непростой ситуации.