Ольга Баталина, зам.пред. комитета ГД по делам семьи. Семейные ценности. Как их понимает общество

Россияне отмечают День любви, семьи и верности. Праздник учредили в 2008 году,  и, по мнению экспертов, именно с этого момента государство обратило внимание на институт семьи. У нас в студии первый заместитель председателя комитета  Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Ольга Баталина. Говорим о главном. Это "Интервью 360". 

 - Расскажите, как Вы отмечаете этот праздник? Отмечаете ли его вообще, и... Вам цветы дарят в этот день?

 - Я по долгу службы, как Вы понимаете, отмечаю этот праздник не дома. Чаще всего, на тех открытых мероприятиях, которые проводятся в этот день в регионах. Замечательный праздник в Муроме, например. Этот город, наверное, стал центром нашего государственного праздника Любви, семьи и верности. Однако сегодня во многих регионах находят свои интересные интерпретации этого праздника, новые подходы к нему. Праздник молодой, тем более, что у каждой конкретной семьи есть и свои значимые даты. Как правило, день семьи - это День рождения первого ребенка, или День рождения ребенка вообще, возможно, день, когда родители браком сочетались. Поэтому, мне кажется, не столь важно, чтобы все семьи в этот день были объединены какой-то одной традицией, главное, чтобы семьи были и у них были свои традиции. 

 - Вы говорили о том, что папы требуют своего праздника. На Ваш взгляд, может быть, стоит разбить этот праздник, сделать День Любви отдельно, День Семьи отдельно?

 - Дело в том, что помимо Дня Семьи у нас есть День Матери, который укореняется в сознании россиян и приобретает свои традиции. Поэтому позиции отцов, что у них должен быть свой день, тем самым уравнивающий их права в воспитании детей, показывающий общественное значение роли мужчины как отца, что должно быть общественное признания этого статуса, потому что из этого очень многое вытекает. Отсюда появится равенство в дальнейшем супругов на суде, когда решается вопрос о месте проживания ребенка. 

 - Какая проблема для российских семей сейчас стоит наиболее остро? 

 - Я бы говорила не о том, какие проблемы характерны для семьи, а  о том, какие проблемы препятствуют развитию семьи. Семья - это в том числе и дети, вернее, это, прежде всего, дети. И здесь препятствия есть. Россияне их называют сами. Основная проблема - недостаточное материальное  обеспечение семей, особенно с рождением каждого последующего ребенка. Всем известно о том, как снижаются финансовые возможности семьи, когда в ней появляется очередной, второй, третий, последующий ребенок. И это, конечно, вызывает необходимость в улучшении жилищных условий, которые только благодаря собственным ресурсам и возможностям многие семьи не могут себе позволить. 

 - Мы можем говорить об улучшении ситуации в плане жилищного вопроса?

 - Конечно, можем. Я бы сказала, что внимание к семье началось не с 2008 года. Появление такого праздника стало одним из этапов проявления внимания. Началось с очень убежденной позиции нашего президента Владимира Путина, который в середине 2000-х годов, увидев катастрофическое положение в демографической сфере, отсутствие каких-либо существенных посылов к изменению ситуации, действительно, внедрил ряд очень серьезных мер, которые с 2006-го, 2007-го года начали поэтапно, постепенно стали изменять ситуацию к лучшему. Национальная стратегия появилась в 2012-м году. 

 - Национальная стратегия по интересам детей? А как Вы относитесь к этому документу? Считаете ли Вы его эффективным?

 - Напомню, что этот документ в нашей стране появился по инициативе Валентины Ивановны Матвиенко, которая возглавляет сегодня СФ и координационный совет по реализации этой стратегии. Если нет единого вектора в направлении детской семейной политики, то 83-ем, а сегодня 85-ти регионам выстроить единую детскую семейную политику на своей территории, обеспечить тем самым равные возможности для семей, которые живут в регионах, практически невозможно. Мы должны дать понять, каковы наши приоритеты, куда мы идем. 

 - В 2012 году стратегия была принята. 2014 год - это первый этап реализации, и мы уже можем говорить о каких-то результатах. Тем не менее, алиментный фонд еще не создан, многие дети-сироты продолжают бороться за право получить свое жилье на законных основаниях. В чем проблема реализации этой стратегии? Почему есть еще какие-то препятствия, которые мешают решить элементарные вопросы?

 - Стратегия исполняется, и исполняется успешно, потому что в целях реализации национальной стратегии выработан план действий, правительством РФ расписаны ответственные лица, сроки, конкретные направления поручений, и контроль за этим планом мероприятий по реализации стратегии очень жесткий. На первом этапе реализации стратегии до 2014 года предусмотрена разработка комплекса мер по обеспечению регулярности выплаты алиментов. Не создание самого алиментного фонда, это один из возможных инструментов, от него сегодня не отказываются, но он требует дополнительного обсуждения. Действительно, проблема выплаты алиментов стоит очень остро, и цифры многократно называли. На постоянном исполнении в службе судебных приставов находятся порядка 1400 тысяч судебных решений по уплате алиментов, часть из них исполняется в полном объеме, но часто речь идет о просто мизерных выплатах. 300 тысяч решений суда не исполняются ни рублем. Сегодня есть несколько концепций того, как решать проблему алиментов. Мы пытаемся достичь общественного согласия в отношении этих концепций. Есть предложение введения меры ответственности алиментонеплательщиков, утвердив дополнительные ограничения к ним. 

 - Понятно, что предложений очень много. Стратегия рассчитана еще на ближайшие несколько лет, до 2017 года. На заседании координационного совета, которое прошло в мае, Владимир Путин сказал, что все субъекты страны должны иметь собственные программы. В Московской области, кстати, она тоже есть и реализуется. Например, программа укрепления здоровья подростков. Нужно учесть в том, что есть, уже имеющийся опыт, определить приоритеты, привлечь инвестиции. Меня заинтересовал этот последний пункт  - привлечь инвестиции. Кого привлекать? Кто хочет вкладывать деньги и во что?

 - На последнем заседании координационного совета вопрос рассматривался более масштабно. Речь шла о текущем положении дел, состоянии здоровья, прежде всего, подростков, о том, как его сохранять, какие проблемы не решены и что делать, для того чтобы дети у нас до совершеннолетия не только сохраняли тот природный потенциал, который в них заложен, но и укрепляли его. Возможны ли здесь инвестиции? Конечно. Во-первых, речь шла о создании сети реабилитационных центров. 

 - А инвесторы охотно идут в эту сферу? Они активно вкладывают свои деньги на создание подобных центров, или приходится прикладывать усилия?

 -  Начнем с того, что таких центров у нас в России крайне мало. Вернее, их практически нет. Поэтому говорить о том, что у нас в эту область идут инвесторы, конечно, преждевременно. Но речь на заседании координационного совета шла обо всем спектре и учреждений, и возможностей по сохранению здоровья детей и по профилактике такого рода мероприятий. И здесь возможно сочетание и государственного, и частного партнерства. Сейчас в Госдуме разрабатывается нормативная база под государственно-частное партнерство именно в сфере здравоохранения. Такого типа партнерство, например, хорошо идет в социальной сфере, где есть сочетания привлечения и банковского капитала, и иностранного капитала, и отечественного, в создание сети учреждений, которые оказывают как бесплатные услуги, так и услуги на возмездной основе. Сегодня сеть социальных учреждений развивается очень динамично. Участие негосударственных организаций, в том числе самых разных фондов, общественных организаций, только приветствуется в этой сфере. 

 - Скоро завершится очередная сессия Госдумы. Как Вы считаете, что самое важное было сделано за этот период?

 - Такие итоги подводить достаточно тяжело. Лично я в комитете занимаюсь вопросами, прежде всего, детей-сирот. Очень активно развивается нормативно-законодательная база, количество принятых федеральных нормативных документов, и федеральных законов, и подзаконных актов, действительно велико. Из ключевого, что я бы отметила на текущем этапе, нам удалось в прошлом году внести изменения в семейный кодекс, которые стали толчком принципиальной перестройки всей системы учреждений для детей-сирот. Мы понимаем, что какие-то дети останутся проживать длительное время в таких учреждениях, потому что не смогут очень быстро найти себе семью. Поэтому наша задача - создать комфортные условия, максимально приближенные к семейным, в которых воспитываются и развиваются дети. Сейчас вышло, это такая наша общая маленькая победа, постановление правительства РФ в развитие нашего федерального закона, которое вводит семейный принцип воспитания и развития детей в учреждениях. Это семейные воспитательные группы, это группы разновозрастных детей, состоящие из 2-8 ребятишек, у которых своя отдельная территория из нескольких комнат, у которых есть закрепленные 2-3 педагога-воспитателя. Все это позволяет ребенку, даже находясь вне семейных условий, все-таки максимально ощущать себя дома настолько, насколько это возможно. Реализация этого проекта станет, безусловно, шагом вперед.