Анатолий Аксаков, председатель комитета ГД по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству. Проверки малого бизнеса отменят на 3 года

Привлечение инвестиций, расширение инноваций. Способен ли малый и средний бизнес стать основной структурной перестройки российской экономикой? Об этом  и не только мы поговорим с председателем комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Анатолием Аксаковым, это "Интервью 360". 

 - Итак, 19 июня Госдума приняла закон о развитии малого и среднего предпринимательства в России. Как вы думаете, что это значит для бизнеса? Это поддержка или очередные препятствия? К чему готовиться?

 - Я думаю, что это поддержка, это создание условий, это наконец-то старт реального развития малого и среднего бизнеса. Много об этом говорили, результаты пока не очень хорошие, доля малого бизнеса в ВВП около 20%. Президент говорил о необходимости удвоить эту долю. И вообще в мире как правило с помощью малого и среднего бизнеса производят ВВП, и она достигает 50-70%. К этому надо стремиться. 

 - Кстати, меня очень удивили цифры. Когда я готовилась к интервью, прочитала, что в случае принятия законопроекта доля должна увеличиться с 20% до 21%. Это же капля в море, как мне кажется?

 - Закон охватывает разные направления развития малого и среднего бизнеса, в том числе предусматривает увеличение доли государства, крупных компаний, иностранного бизнеса в малом и среднем бизнесе. Сейчас доля должна быть не более 25%, она увеличивается до 49%. И за счет уже существующих малых и средних предприятий де-факто, по количеству работников, по обороту, как раз на 1% увеличится количество малых предприятий, потому что их туда начнут де-факто включать. Раньше они исключались из перечня малых и средних предприятий. 

 - То есть, пугаться такой цифры не стоит? 

 - Это формальная часть реализации закона. Но есть содержательные моменты, которые связаны с тем, что будет улучшена координация между всеми институтами, потому что они объединяются в одном месте. И свой банк поддержки малого и среднего бизнеса, агентство кредитных гарантий. Те полномочия, которые были у Министерства экономического развития малого и среднего бизнеса так же перетекают в корпорацию. Соответственно, в одних руках легче координировать, легче оперировать. Будет одно окно, куда надо обращаться за этой поддержкой. 

 - Вы сейчас говорите о федеральной корпорации по развитию малого и среднего бизнеса? Это новая структура. Разное мнение у экспертов, кто-то говорит, что это очередная организация, от которой не будет толку, или наоборот, будет толк, как всегда. Хочу услышать от вас реальное объективное мнение. Не будет ли так, что эти государственные вливания не дадут результата? 

 - Я сторонник того, чтобы такая структура была создана, и на самом  деле на первом этапе никакого вливания не будет. По крайней мере особого. Поскольку просто объединяются в одном месте все  институты, которые раньше действовали независимо, разрозненно и нескоординировано. Сейчас агентство кредитных гарантий будет давать гарантии под присмотром этого органа, МСП-банк будет выдавать кредиты тоже под присмотром этого органа. И те деньги, которые шли от чиновников и распределялись через субъекты Федерации тоже через чиновников, перейдут в эту корпорацию и уже будут выделяться на рыночной основе, а не на административно-чиновничьей, когда эти деньги могли дать приближенным лицам, организациям. 

 - То есть, какие-то коррупционные схемы?

 - Возможно, и коррупционные, но по крайней мере не все очень здорово, когда чиновники распределяют деньги - это опасно. А это все таки рыночный институт, он должен зарабатывать. Когда компания зарабатывает деньги, она отбирает те проекты, которые являются эффективными, а не те, где родственник или близкий человек. 

 - Да, здесь уже главное - деньги. 

 - Очевидно, здесь тоже возможны методы, в том числе основанные на коррупции, но все таки действуют коммерческие, рыночные стимулы, основы для коррупции меньше. 

 - Общаясь с предпринимателями, продолжаю слышать, что очень много административных барьеров. Это секрет. Станет ли их меньше? Направлена ли программа и на это в том числе? Если говорить о корпорации. 

 - Корпорация должна взаимодействовать и с бизнесом, и с чиновниками, и оказывать давление. Она на стороне бизнеса против чиновников. И в этом плане она будет помогать. Но принимаются и другие законы. Вот на днях был принят закон, который ограничивает проверки, в том числе и плановые. И особенно неплановые проверки. 

 - То есть, проверок станет меньше?

 - Будет меньше. По нашей оценке это затронет около 40% бизнеса, потому что отмена проверок на 3 года касается тех бизнесов, которые не имели грубых нарушений. Плюс с 1 июля начал действовать так называемый реестр проверок. Его ведет прокуратура. И прокуратура может вносить протест, и она его вносит на всякие незаконные проверки. У нас там тысячи и тысячи незаконных проверок, проводимые всякими органами, институтами власти - муниципальными, государственными, силовыми. И прокуратура будет следить за этими проверками, вести реестр, насколько они законны. И вносить протесты. В том числе я был на совещании Генпрокуратуры, когда Генеральный прокурор Чайка говорил о том, что надо вводить очень жесткие меры ответственности за незаконные проверки. 

 - Я хочу вас процитировать. Буквально на днях вы сказали, что малый и средний бизнес должны стать основой диверсификацией и основой перестройки российской экономики. В вашем представлении какой должна стать российская экономика?

 - Она должна производить продукцию с высокой добавленной стоимостью. То есть, мы должны опираться на продукцию, которая является не только сырьевой, но и готовой, либо с высокой добавленной стоимостью. 

 - И вы говорите сейчас о полном процессе? Что весь цикл производства должен быть на основе нашей продукции?

 - Чтобы весь цикл производства желательно был в России. Крупный бизнес - это как правило сырье. По крайней мере у нас в стране. Ну, металлургия, есть конечно и машиностроительное производство. А малый и средний бизнес все таки с сырьем не работает. Как правило. Поэтому, если мы хотим изменить структуру экономики, если мы хотим быть независимы от внешнего влияния, в том числе от поставок продукции, которую вполне можем производить в России, то должны опираться на малый и средний бизнес. И поэтому я и говорю, что малый и средний бизнес - это основа диверсификации экономики, основа изменения структуры экономики. Ему надо дать простор, для этого прежде всего освободить от этих проверок. Корпорация в случае необходимости должна выделять деньги либо гарантии перед банками для того, чтобы реализовывались проекты этим малым и средним бизнесом. В том числе технологичные, научные. Головастиков, креативных людей хватает. Им только надо дать свободу и возможность реализовать свои идеи. 

 - По крайней мере не мешать. Согласно принятому закону предельная доля участия российских и зарубежных юрлиц в уставном капитале субъектов малого и среднего бизнеса возрастает с 25% до 49%. Что это значит и для чего это делается? 

 - Есть требования о том, чтобы поставки продукции для госнужд или нужд корпорации, то есть, есть требования, которые обязывают, чтобы малый и средний бизнес в этих поставках составлял не менее 15%. Но если он не готов поставить эту продукцию, если он не может ее произвести, либо эта продукция не является соответствующего качества, то кто это будет делать? И вот мы рассчитываем, что эти компании, организации малого и среднего бизнеса, где доля участия крупных компаний, государства, иностранного бизнеса будет больше, до 49%, они смогут выполнить задачу, и мы все таки добьемся 15% поставки продукции для нужд согласно закону о поставках продукции для соответствующих юридических лиц. 

 - Это подстраховка своего рода? 

 - Это и подстраховка, и расширение сферы деятельности малого бизнеса, потому что для реализации некоторых проектов не надо создавать большую структуру. Могут на аутсорсинге работать. 

 - Спасибо вам за интересный разговор и хочется верить, что все ваши меры, предпринятые депутатами Госдумы, все таки начнут работать, и малый и средний бизнес почувствует это на себе в хорошем смысле слова. 

  - Я тоже рассчитываю, что мы наконец-то дадим старт такому мощному развитию малого и среднего бизнеса, который, во-первых, экономику вытащит из кризиса и изменит ее облик, содержание, структуру. И на мой взгляд корпорация является хорошим импульсом для такой работы. 

 - Удачи вам, спасибо большое.