Андрей Цариковский, заместитель руководителя ФАС РФ. Монополисты - беда регионов

Играть по правилам. Что такое стандарт развития конкуренции и почему Федеральная антимонопольная служба и Минсельхоз отказались ввести коридор цен на закупку молока? Об этом спросим у заместителя  руководителя Федеральной антимонопольной службы России Андрея Цариковского, это "Интервью 360". 

  - Начнем с антикризисного плана, он включает в себя 7 пунктов, но интересна роль вашей структуры в реализации этой программы?

 - Мы подготовили инициативы, которые вводят иммунитеты именно для малого бизнеса. То есть, которые не превышают 400 млн рублей и тот, который не аффилирован с крупными структурами. Чтобы у нас просто не превратилась помощь малому бизнесу в помощь крупному. Потому что естественно создадут какие-то конторки, в которые будут сливать свои дела. 

 - Люди быстро ориентируются. 

 - Да. Очень быстро, когда дело касается прибыли. И такие малые предприятия будут ограждены от наших преследований кроме самых самых серьезных случаев, картеля, сговора. Потому что когда происходит сговор и картель, тут уже часто идет речь не о том, крупное или маленькое, потому что просто это деньги выдали из вашего кармана. 

 - Если продолжать тему  малого бизнеса, здесь хочется затронуть поддержку аграриев. Почему ФАС и Минэкономразвития отказались ввести, я сейчас говорю о молоке, какой-то коридор для того, чтобы контролировать ситуацию по ценам?

 - У моряков было такое средство последней надежды, когда они попадали в страшный шторм, а пред ними были рифы, они выливали масло и образовывалось такое пятно, по которому можно было спокойно пройти. Но дальше волны начинали бушевать с удесятиренной силой. То есть, не проскочил - все, точно разобьет. Такие коридоры, такое ограничение цен, такие временные заморозки - это такая же мера. Она может помочь в самой сложной кризисной ситуации, но потом это действительно сбивает все настройки экономики и шторм начинается с удесятиренной силой. Именно поэтому и отказались. Потому что введение этого коридора может, так же как и любая заморозка цен, привести к хорошему разовому эффекту, но потом он вызовет полное расстройство всей экономической ситуации и может привести к такому же повышению цен, с которым мы не раз уже сталкивались. Что как раз уже после заморозок начиналась оттепель и цены поднимались как на дрожжах. Хотя, казалось бы, что лучше, большие цены или маленькие? 

 - Маленькие? Смотря для кого?

 - Смотря для кого. А вы знаете, что на Алтае в прошлом году, и в этом году, наверное, тоже, придется рассматривать кучу дел по сговору на снижение цен? Когда скупщики молока у крестьян предлагали им цену не больше, чем… Вы знаете, сколько стоит пакет молока в магазине, а они предлагали им продавать молоко за 8 рублей за литр. 

 - Потребитель был бы счастлив. 

 - Нет, потребитель не был бы счастлив. Счастливы были перекупщики. Потому что до потребителя это дошло по высоким ценам, а люди дальше отказывались вести хозяйство по таким ценам, потому что просто разорялись. Они были готовы пускать скот под нож. И поэтому всегда важно найти баланс интересов. А тут потребителю не досталось бы ничего. 

 - Тогда импортозамещение. Тоже очень важная история сейчас. Почему, когда рассматривался вопрос об отказе от зарубежного программного обеспечения, возникло много споров? Кто-то выступал за, кто-то против, речь шла и о госзакупках, которые нужно ограничить. Ваша позиция в этой ситуации тоже была неоднозначной. Почему?

 - Наша позиция всегда в таких случаях неоднозначна потому, что мы за конкуренцию. Мы всегда понимаем, что развиваться можно только при наличии конкуренции. А очень часто защита наших потребителей рождает монополистов. То есть, кто-то привык жить при определенных ценах, и что покупают только его продукцию, и процветает, не испытывая никакой конкуренции. Конечно, лучше бы он испытывал нашу отечественную конкуренцию, но, пока ее нет, иногда и импортом можно заставить его работать. А по программному обеспечению, как всегда - дьявол в деталях. То есть, надо четко, мы не против, мы продолжаем работать с Минкомсвязи именно по реестру программного обеспечения. И надо очень четко прописать, чтобы просто не было подделок, чтобы под маркой отечественного программного обеспечения к нам не попадало то же импортное. Что касается импортозамещения вообще, мы считаем, что на это надо пойти только тогда, когда есть конкуренция на нашем рынке. То есть, наш основной подход: при импортозамещении (мы очень много разговариваем с Минпромом на эту тему, потому что действительно нужно найти баланс) должна быть конкурентная среда в России. 

  - И можем ли мы это подтянуть? Это основной вопрос к нашим предпринимателям, способны ли мы подтянуть импортозамещение, или же это крайность, в которую нам не стоит вдаваться в нынешних условиях?

 - Я думаю, что мы должны, не дергаясь и не спеша, просто выращивать нашего отечественного производителя. Помогая ему, защищая, но не ставя его в искусственные абсолютные преференции, когда он просто разжиреет без всякой конкуренции. И получите те же огромные цены и низкое качество. 

 - Конкуренция, вы уже о ней много сказали. Стандарты развития конкуренции, есть сейчас такая программа, которая внедряется повсеместно. В чем она заключается? Как можно вообще ввести здесь какие-то стандарты и тем более контролировать их? 

 - Часто субъектам федерации, их руководителям бывает невыгодно, чтобы у них была конкуренция. Что проще, управлять 10-20-30 ручными предприятиями, или действительно конкурирующими предприятиями, с которыми не договоришься, особо их не попросишь, но которые действительно конкурируют и производят продукцию? И поэтому мы предложили Правительству принять, и Правительство приняло стандарты развития конкуренции. Тогда это некие общие принципы, которые, когда каждый регион принимает программу развития конкуренции. Там очень простые вещи, во-первых, если за дело отвечают все, это значит, что за него никто не отвечает. Следовательно, если принимается программа развития конкуренции, назначаются те должностные лица, которые за нее отвечают. Ведомства, которые должны разрабатывать эту программу. 

 - В регионах это губернатор, глава…

 - Вицегубернатор может отвечать. Но должно быть конкретное лицо. Когда отвечает губернатор, это тоже означает, что не отвечает никто. 

  - Возьмем руководителя, что он должен делать? Он должен контролировать, чтобы была конкуренция? Чтобы не одно предприятие занималось производством чего-то?

 - Да, во-первых, все ведомства должны  написать, кто отвечает, комитеты, министерства, должны написать свою внутреннюю отраслевую программу развития. 

 - Все индивидуально в каждом регионе?

 - Естественно, каждый должен написать такой проект. Одной из главных целей должно быть исчезновение монополистов в регионе, потому что монополисты - это сразу беда. 

 - Но в регионах сложно, потому что сравнивать Московскую область с каким-то другим регионом сложно. 

 - А у нас достаточно сложная ситуация. Очень часто достаточно маленькое предприятие на какой-то локальной территории является просто монополистом. И нет ему альтернативы. 1 магазин, 1 хлебопекарня. 

 - А если этого достаточно, все равно главы должны настаивать на открытии аналогичного предприятия? 

 - Когда этого достаточно, они не должны настаивать, но они не должны и мешать. К сожалению, очень многие губернаторы выставляют региональные барьеры. 

 - Еще один очень важный вопрос, это цены на бумагу. Казалось бы, тут ничего нет, но в конце 2014, начале 2015 года произошел скачок на 40%, причем это данные Гильдии издателей печатной продукции. ФАС обратил на это внимание, и ваши действия?

 - Возбуждено дело против Архангельского целлюлозо-бумажного комбината по выпуску целлюлозы. Мы столкнулись с тем, что по разным видам бумаги цены повышались не одинаково. То есть, меньше всего они повысились как раз на газетную бумагу. Здесь повышение составляет на 10-12%. Больше всего они повысились на мелованную бумагу, на офисную бумагу. Но здесь повышение разными предприятиями было разное. Для нас наша целлюлозо-бумажная промышленность экспортоориентирована. И мы смотрели на то, чтобы цены на внутреннем рынке не превосходили те цены, по которым они торгуют за рубежом. То есть, для нас совершенно нетерпимая ситуация, когда цены, по которым торгуют в России выше, чем цены, по которым продают зарубеж. Вот тут мы сразу начинаем антимонопольное дело. 

 - Главное, что в ситуации разобрались. 

 -  Разбираемся. 

 - Все получится. Спасибо вам большое за интересный и откровенный разговор, удачи вам!