Герман Стерлигов, предприниматель. Уголовное дело - способ не выпускать из России

Вернулся один. Бизнесмен Герман Стерлигов, покинувший Россию из-за возникшей угрозы жизни членам его семьи, вернулся в Москву. Пока временно. Когда насовсем и что дальше, об этом и не только мы поговорим с самим Германом Стерлиговым, это "Интервью 360". 

 - Герман Львович, когда мы готовили интервью, мы рассчитывали, что встретимся с вами в Слободе. Но вы сами выбирали место, и вот мы с вами в гостинице. Что выглядет странно, потому что это одна из самых дорогих гостиниц Столицы. А вы аскет и выбрали старообрядческий образ жизни. Что вы здесь делаете помимо встречи с нами?

 - Во-первых, я не старообрядец, я православный христианин. Аввакум и Никон были абсолютно одинаковыми еретиками, которые поссорились между собой, и я подробно это излагаю в своем учебнике истории, вы можете посмотреть у меня на сайте. Просто я же бывший богатый человек, и привычки трудно искоренимы, поэтому я комфортно себя чувствую в самых дорогих отелях. Здесь, в фойе, я просто провожу встречи. И для того, чтобы не ездить по разным местам, потому что я сейчас без машины, у меня её нет. Я приглашаю людей на встречу сюда. И таким образом не передвигаюсь по Москве. 

 - А встречи деловые, или те самые, про которые вы говорили, объясняя, что ждете гарантий безопасности? 

 - Да, связанные в основном с этими вопросами. У меня сейчас нет никаких дел, кроме безопасности моей семьи. И кроме безопасности моей страны, потому что это в данном случае тесно связанные вопросы. Чем лучше сейчас будет в России, тем легче моей семье будет вернуться обратно в Слободу. 

 - Сегодня сразу свежая новость: некая гражданка Израиля сегодня инициировала здесь, в России, возбуждение уголовного дела против вас и вашего адвоката. С чем это связано и чем это чревато?

- Формально адвокаты сказали, что это связано с клеветой в ее адрес. Какой, не знаю, потому что я с ней не знаком, с этой гражданкой. А фактически это повод в случае возбуждения уголовного дела, которое сегодня инициировано, не выпускать меня с территории России на время рассмотрения этого дела. Так мне прокомментировали адвокаты. То есть, это невозможность моего выезда обратно в Нагорный Карабах и невозможность воссоединения с семьей на неопределенный срок. 

 - То есть, таким образом вас пытаются удержать в Москве?

- Похоже на то. Причем, делают это не московские власти, не российские власти, не наши правоохранительные органы, которые, как я понимаю, не имеют ко мне никаких вопросов. Это делает Израиль, Азербайджан.

 - Вы неожиданно исчезаете из России и неожиданно появляетесь в Нагоном Карабахе. При этом сами в первое время ничего не комментируете. Но при этом ваши помощники здесь комментируют, что это опасность жизни, но это не криминал, берите выше. Что значит, "берите выше"? Что имеется ввиду? Что за опасность?

 - Во-первых, я уехал вообще без всякого дыма и шума. Я уехал и начал создавать крестьянское хозяйство в Нагорном Карабахе. Потом прошло немного времени, я не помню, сколько недель, и вдруг СМИ прорвало, стали писать, что я уголовник, что я скрываюсь в Карабахе, мне грозит 15 лет. И стали приезжать в Слободу и задавать вопросы моим соседям и помощникам. 

 - Давайте перефразируем вопрос, почему вы не вернулись в Россию в тот момент, а оказались в Нагорном Карабахе?

 - Я специально уехал туда, когда появилась опасность для моей семьи. Я спокойно, тихо, без шума уехал в Нагорный Карабах, никаких интервью не давал. 

 - Что за опасность?

 - Это были угрозы, которые закончились выступлением двух уже осужденных уголовников по поводу того, что я их финансировал, и они на моей территории готовились к убийствам или еще чему-то. Поскольку я точно знал, что ничего этого не было, я тут же это увязал с теми угрозами, которые были до этого, что меня и мою семью разорвут, и предпочел спрятать семью в надежном месте. Мое возвращение прежде всего связано с тем, что я поставил в неудобное положение моих армянских друзей. С одной стороны, если бы Россия потребовала моей выдачи, и они бы меня выдали, это было бы нехорошее пятно на армянском гостеприимстве. Тем более, по требованию Азербайджана, которые звучали постоянно. А с другой стороны, если бы они меня не выдавали, это была бы тень в отношениях Карабаха и России. Что недопустимо из-за меня. 

 - А что было бы, если бы семья Стерлиговых срочно бы не покинула Россию?

 - Что могло бы быть? Могло бы быть приглашение меня в качестве свидетеля по делу Борна, переквалификация из свидетеля в обвиняемого. Дальше, психиатрическая экспертиза и передача меня и старших детей, и жены в руки врачей-психиатров. Карательная психиатрия в действии. Несколько уколов, и вопрос был бы решен навсегда. 

 - Вы здесь, у себя в Слободе, все распродаете. Кроме земли и домов. Значит, все таки, уезжаете надолго. Там, в Нагорном Карабахе, обзаводитесь новым хозяйством, значит, оседаете надолго. Ваши прогнозы возвращения? Вы говорите о возвращении? 

 - И то, и другое правильно. Я оседаю там надолго и создаю основательное крестьянское хозяйство в Карабахе. И в то же время не продаю здесь главное - землю, дома и лошадей. И поэтому у меня сохраняются все возможности жить на два хозяйства. Тем более, что у меня четверо сыновей. 

 - Вас уже называют новым представителем бизнес-эмиграции из России. Только большинство едет в Лондон, а вы в Нагорный Карабах. 

 -  Ехать в Лондон - это становиться предателем. Потому что объективно Англия сейчас - это враг России. А мы едем к друзьям России, в Карабах. Потому что Россия - это наша страна. И мы не враги нашей стране. И так получилось, что сложилась та ситуация, при которой нам надо выехать для того, чтобы обезопасить семью. Но это мы сделали, сейчас разберемся с врагами. 

 - Вы-то сами сейчас в Москве с адвокатом как передвигаетесь? Опасность? 

 - Я хожу пешком, когда мне надо передвигаться. 

 - Телохранители?

 - Да какие телохранители? Кого вообще защитили телохранители? Кеннеди застрелили! 

 - Я к тому, что вы приехали и говорите, что не возникает никаких вопросов того, что вы опасались. Этого вроде как и нет?

 - Нет вопросов со стороны правоохранительных органов. И не правоохранительные органы устраивали эту провокацию. Это устраивали силы, которые действовали внешне, через адвокатов Фейгена и Полозова. 

 - Так чьих гарантий тогда вы ждете?

 - Это я вам расскажу тогда, когда я получу эти гарантии. 

 - Когда вы на это рассчитываете?

 - А может быть, правильнее сформулировать, что я вам об этом скажу, если я не получу эти гарантии. 

 - Вы больше 10 лет прожили в Подмосковье, стали фермером, очень гордитесь своей экологически-чистой продукцией. Как у вас выстраивались ваши взаимоотношения с властями Подмосковья?

 - У меня нет никаких отношений с властями Подмосковья. А вот власти Подмосковья оказывают большую поддержку не только мне, но и вообще тем, кто сейчас создают свои крестьянские хозяйства. Очень легко стало получать землю, ускорилась процедура оформления. Лично районные власти, с которыми мы общаемся, с ними у меня есть взаимоотношения, они лично интересуются проблемами людей. Это невозможно было себе представить 2-3 года тому назад. При том, что власти сельских районов всегда хорошо относились к крестьянам. Но так, как относятся сейчас, это такое неправдоподобное состояние, когда крестьянина все время спрашивают, что ему надо! Власти! И это замечательно. Это тот тренд, та направленность   отношений  власти, об этом можно было только мечтать. И нам очень обидно уезжать из страны, если придется уезжать, не оставляя здесь хозяйство. Потому что то, о чем мы говорили, о чем мечтали, что посильно подготавливали, сейчас все это происходит, наступила уже желанная жизнь, а приходится уезжать. Это обидно. 

 - И каковы дальнейшие действия? В связи с сегодняшней новостью, что могут пресечь ваш выезд.

 - Будем решать проблемы по мере поступления. Если сейчас это синициировано Израилем, если это уголовное дело будет возбуждено, будем действовать в соответствии с создавшимся положением. 

 - Сейчас вы уезжаете, когда мы вас увидим вновь? 

 - В конце лета у нас 9 августа намечен у жены показ мод ее модельного дома в армянском городе Шуши. И там на высоком плато будут расстелены сотни старинных армянских ковров, и красивейшие армянские девушки будут показывать новую модельную линейку моей супруги. Это целомудренные платья с армянскими сюжетами. А вот после этого, после того, как мы наладим там и мельницу, и продажи, и Российско-Карабахский торговый дом, то есть, дела, которые уже начаты, если у нас здесь в России все будет хорошо (я на это очень надеюсь), то мы приедем с семьей в Россию. И будем функционировать на 2 хозяйства, будем одним из мостиков, соединяющих наши народы. В рамках поставок той продукции во встречном режиме, которых нет у нас или у них. То есть, то, что производится у нас или у них. 

 - Желаю удачи, ждем вашего возвращения.