Александр Климчук, президент компании "Аэросоюз". Моя цель - вернуть свои деньги

Выше в небо или как конкуренция между бывшими партнерами привела к обыскам в вертолетном мультицентре? Кто прав и кто виноват узнаем у президента компании Аэросоюз Александра Климчука, это "Интервью 360". 

 - В офисах компании "Хелипорты России" на прошлой неделе прошли обыски. Глава компании Александр Хрусталев связывает визит правоохранительных органов  непосредственно с вашей персоной. Как вы прокомментируете это заявление?

 - Я не могу сказать, что это произошло из-за нас. Тут надо смотреть историю, как развивались наши отношения. То есть, 2,5 года назад Хрусталев был моим курсантом, мы учили его летать на вертолете. Потом он купил вертолет, потом у нас сложились достаточно хороше отношения, и я предложил ему войти инвестором в новый проект в Мякинино. Он согласился, мы договорились войти в долях в этот проект 65х35, 35% Аэросоюз, 65% НДВ. Мы подобрали земельный участок, создали строительный проект, обучили людей, закупили вертолеты, инвестировали деньги. Хрусталев отвечал за строительство. К моменту окончания строительства мой партнер на тот момент сказал, что он все понял и будет продолжать сам. 

 - Хорошо, но сегодня Хрусталев заявляет, что визит правоохранительных органов был связан с жалобой, а жалоба непосредственно ваша. Как я понимаю, вы заявляете о том, что непричастны к этому? 

 - Абсолютно верно. То есть, про жалобу. В начале 2014 года у нас начался корпоративный конфликт. То есть, я вложил тогда 3 млн долларов, мне эти деньги не отдают. Мы действительно писали жалобы, обращались в правоохранительные органы, обращались в суд. И этот конфликт уже тянется полтора года. Совершенно официально, в судах. А уж как те жалобы начала 2014 года могли повлиять на проверки, я не знаю. 

  - Давайте все-таки уточним ситуацию, вы бывшие партнеры, а сейчас конкуренты? Он руководит одной компанией, вы другой. 

 - Вообще-то мы и сейчас партнеры, если юридически. Просто меня туда не пускают. 

 - Но при этом вы и конкуренты. Как у вас происходит взаимодействие на рынке? 

 - Я считаю, что достаточно добросовестная конкуренция. А как выясняются отношения между партнерами, в суде, это, наверное, к бизнесу уже не относится. 

 - Хорошо, позвольте тогда я вас же лично процитирую. Как можно понять ваше заявление "Не могу сказать, как они там ведут бизнес, но знаю только, что непорядочно". Что вы имели ввиду?

 - Это что за цитата?

 - Ваша цитата в одном из СМИ? 

 - Непорядочно. А как можно назвать порядочными отношениями, когда партнера выталкивают из бизнеса, охране говорят не пускать, и за своими деньгами придешь через 49 лет? Это порядочные отношения? 

 - Правда ли, что доля "Хелипорта" на рынке превышает долю вашей компании Аэросоюза?

 - Я не знаю, кто мерил. Я 13 лет в этом бизнесе, я не знаю, как это измерить. Потому что открытой информации нет. 

 - Хорошо, Хрусталев заявляет, что его доля рынка, его предприятий - 50%. Ваша сейчас около 2%. 

 - Это как в том анекдоте: "А ты тоже говори!" Ее ничем не подтвердить. Открытой информации по рынку нет, поэтому каждый говорит свое. 

 - Готовясь к интервью, я наткнулся еще на одну цитату: "Вот этот хелипорт на 35% мой проект изначально". Это так?

 - Да. 

 - Далее: "Меня Хрусталев из этого бизнеса вывел, и по принципу "лучшая защита - это нападение", делает всяческие гадости". Получается, что ваши риторики схожи. 

 - Да. Это подтверждается документами, юридически действительно хелипорт принадлежит мне. 

 - Позвольте понять, на что вы претендуете в компании?

 - Я хочу забрать деньги. Если ему хочется, как бабуину, отобрать игрушку и в нее играться, отдай чужие деньги и занимайся своим бизнесом, все! Ничего личного. 

 - Хорошо, но почему же тогда распался ваш союз?

 - Те, кто знает личность г-на Хрусталева, они понимают, что он работает только один. Второй момент, он человек глубоко эмоциональный и властный. То есть, сегодня хочу, и никого больше не интересует. А третье, на мой взгляд, сейчас так бизнес уже не ведут. Где-то он застыл в 90-х. Я это ему и в глаза говорил, тайны никакой нет. 

 - Давайте все таки расставим точки над i, будем понимать: вы на этом рынке, он на этом рынке. Насколько его компания "Хелипорты России" мешает компании Аэросоюз? 

 - Как мешает? Мы работаем на рынке, мы развиваем рынок, но мы конкуренты. 

 - Конкуренты насколько? У кого сейчас лучше дела обстоят?

 - С точки зрения строительства вертолетных центров - у нас лучше. Мы придерживаемся сетевого формата, мы его реализуем. С точки зрения денег, наличности, наверное, у него больше, потому что он выкачивает деньги из своего бизнеса недвижимости и  поддерживает вертолетный бизнес. 

 - Развитие "Хелипортов" грозит вашей компании в дальнейшем? 

 - Наверное, здоровая конкуренция никогда не помешает. Конечно, нам будет труднее развиваться, но конкуренция - движущая сила прогресса. 

 - Получается, что вы судитесь уже год, происходят какие-то препирательства. На каком уровне сейчас обстоят дела? 

 - Один суд мы выиграли, один суд он выиграл, то есть, по мелочам он досаждает. 

 - То есть, вы настаиваете только на том, что с вашей стороны происходит лишь судебные тяжбы?

 - Да. 

 - И произошедшее на прошлой неделе к вам отношения все таки не имеет?

 - Я проверками заказными не занимаюсь! 

 - Мы не говорим о заказных проверках. Хотя, может быть у вас внутри есть такая формулировка: правоохранители пришли на основании каких-то судебных исков с вашей стороны?

 - Я не знаю, по поводу чего пришли правоохранители в этот раз. Я знаю одно, что мы отстаиваем свою позицию в суде. Открыто. Мы действительно пишем заявления, но не "проверьте, пожалуйста, "Хелипорты России"", а "верните, пожалуйста, наши деньги". Все, ничего больше. Поэтому здесь некая игра слов. Да, заявления были, но на тему "верните деньги". На тему "проверьте, пожалуйста "Хелипорты"" - это не наша тема. 

 - Какие будут ваши дальнейшие действия? Кстати, вы пытались как-то с ним связаться после того, как произошло это событие на прошлой неделе? 

 - Нет, он со мной не общается. Общаются только его юристы. 

 - А вы предпринимали попытку с ним пообщаться? Выходили на контакт?

 - Нет, не выходили, потому что человек рвет и мечет, у нас круг общения один и тот же. Более того, сейчас с нашего общего круга пришло (совершенно открытая информация), что он с помощью прокуратуры и милиции  сейчас Аэросоюз закроет. Он даже не скрывает, даже называет фамилии. Не знаю, зачем он это делает. 

 - При этом он заявил, правда, сейчас уже отказывается от этой формулировки, что якобы возможно будет пересматривать форму своего бизнеса и даже пошла информация, что возможно будет уводить с рынка. Как вы к этому относитесь?

 - Зная Хрусталева как хорошего бизнесмена, надо отдать ему должное, что как бизнесмен он сильный. Но с точки зрения способов ведения бизнеса он считает, что все способы хороши. Но результата он обычно всегда достигает. Но поскольку он человек эмоциональный, я думаю, что сегодня это решение может быть такое, а завтра другое. Может быть, это такой PR, не знаю, как это прокомментировать. 

 - Вы заявляете о 35%, имеется ввиду установка ТЭЛ или что? 

 - Уставной капитал. 

 - Это примерно какая сумма?

 - Это порядка $3 млн. 

 - Вы хотите продолжать быть соучастником в этой фирме или просто вывести свои деньги?

 - Соучастником, подельником! Нет! Я не хочу работать с этим человеком, я предпочитаю вести бизнес честно, поэтому нам не по пути. Я просто хочу вернуть свои деньги и просто работать. Для меня это большая сумма, вертолетный бизнес пока не очень прибыльный, особенно сейчас. Поэтому дарить эти деньги я не хочу. Разойдемся и будем заниматься каждый своим. 

 - Дальнейшие действия? Вы же будете оставаться на рынке, ваши два предприятия?

 - Я не знаю, будет ли он оставаться на рынке. Для меня это дело жизни. То есть, это хобби и бизнес в одном флаконе. Для него это новая игрушка. 2,5 года назад он и не знал, что будет этим заниматься. 

 - Но у него получается удачно развивать? 

 - Да. То место, которое он в свое время подобрал для хелипорта, оно лучшее в Подмосковье. 

 - А почему, если верить цифрам, то получается так, что у него дела идут лучше в этой сфере рынка, а у вас поменьше?  Приостановились в развитии?

 - У него банально больше денег. Потому что он подпитывает хелипорты деньгами со своей риелторской деятельности. 

 - Вы будете развиваться?

 - Конечно. 

 - С оглядкой на "Хелипорты"?

 - С оглядкой на всех конкурентов, "Хелипорт" не единственная организация, работающая на этом рынке. Я же бизнесмен, поэтому я буду смотреть на рынок, на конкурентную среду. 

 - Удачи!