Иван Грачев, член комитета Госдумы по энергетике. Рост цен на бензин

Бензин подорожал. Об этом свидетельствуют данные Росстата. Какие факторы влияют на ценообразование топлива в России, и могут ли к этому иметь отношение западные санкции? Об этом и не только поговорим с членом комитета Госдумы по энергетике Иваном Грачевым, это "Интервью 360". 

 - Итак, свежие данные Росстата: в среднем по регионам, в 50 регионах цены на бензин поднялись где-то на 1%. С чем это связано? Ведь цены на нефть в последние месяцы колебались не так сильно. 

 - Для начала, это про розницу. А оптовые цены поднялись значительно больше. По моим оценкам там порядка 20%. А дальше все просто, в основном в цене бензина - налоги. Порядка 60%. Следовательно, если Правительство и Дума увеличивает налоги, то гарантированно идет рост цен на бензин. Налоги в прошлом году увеличивали, прежде всего акцизу - примерно 3 рубля на кг. И дальше вреднейшую для страны вещь осуществили, так называемый налоговый маневр: деньги, которые брались с граждан ФРГ, Польши, через  экспортную таможенную пошлину, перебросили на наш внутренний налог, который называется НДПИ (налог на добычу полезных ископаемых). Он сразу в самом низу, то есть, это первый налог, которые везде-везде в затратах по цепочке. Это примерно полтора  триллиона, которые теперь надо раскидывать на наше население. И естественно, первый продукт, на который они раскинутся, это бензин. Поэтому, моя оценка была, что в рознице рост в этом году будет от 8 до 12 рублей. Поэтому пока то, что в рознице получается, скорее отстает от моих прогнозов. 

 - Это только начало. То есть, вы считаете, что до конца года нам нужно ждать резкого скачка?

 - Да, я думаю, что в наиболее вероятном варианте до конца года розница вырастет примерно так же, как опт. Тут, правда, есть детали, которые уже касаются политики. Первую деталь вы упомянули - санкции. Они сильно не влияют, они в целом не значимо влияют и на экономику страны, то есть, все эти кризисные явления у нас в основном являются  результатом собственной глупости. Как этот налоговый маневр, например. 

 - Тем не менее, санкции отразились и на технической стороне нефтегазовой отрасли. 

 - Основные вложения в модернизацию НПЗ уже сделаны, то есть люди с опережением шли по Евро-4, Евро-5. Кстати, с существенным опережением плана. Так что там ничего такого, что в ближайшие пару лет критически скажется на НПЗ, на переработке, в санкциях нет. Это скорее по бурению, по сложным проблемам. А здесь нет, в тактическом плане нет. В целом нефтяная отрасль хорошо прошла прошлый год. Она чуть-чуть нарастила добычу. В этом плане, интегрально, все более-менее нормально. А самое плохое, что снижается коэффициент извлечения нефти (КИН), то есть, если он в Советском Союзе был под 40, а в мире в то время под 30 был, то сейчас у нас 25-27. Это значит, что основная часть нефти просто так бросается, остается. Снимаются сливки. Вот эта вещь на самом деле вреднейшая. Она тоже в значительной степени связана с налоговыми режимами, которые стимулируют такую хищническую добычу нефти. 

 - Если говорить об импортозамещении, это очень важная тема, насколько уверенно чувствует себя нефтегазовая отрасль? Мы можем обойтись без каких-то зарубежных влияний и того же оборудования, о котором мы уже говорили?

 - Есть вещи, которые почти полностью западные. Есть, например, телеметрия, приборы, программное обеспечение. Даже странно, что это все было отдано на откуп Запада. И их так просто и быстро не заменишь. То есть, ясно, что и интеллекта, и инновационных каких-то наших коллективов достаточно, чтобы решить проблемы, но это не быстро. А дальше опять начинаются бюрократические проволочки. Вчера выступал Дмитрий Рогозин по военной части, по оборонной части, там по крайней мере есть реестр, что надо импортозамещать. И предприятия, которые могут это сделать, например, заменить украинские нашими предприятиями. А в ТЭКе этого нет. То есть, то, что в самом начале при импортозамещении надо сделать, не сделано. 

 - То есть, только времени недостаточно? 

 - Да, надо все таки решать эту задачу более организованно, более планово. Составить список по ранжиру, что нам нужно импортозаместить в короткие сроки, по программному обеспечению, по телеметрии, по буровым. Дальше, надо посмотреть, кто в стране это может сделать. Это не рыночные вещи, это надо делать Правительству и абсолютно планомерно. Эта работа пока делается не очень хорошо. 

 - А как вы считаете, нефтегазовая структура нуждается в каких-то кардинальных изменениях?

 - Прежде всего у нас неплохо работают налоги. Я проверял, когда смотрел восточные месторождения, как до налоговых льгот они работали, и как стали работать после налоговых льгот. В этом плане наша налоговая система по коэффициенту извлечения, по тому, чтобы высокую добавленную стоимость создавать, газохимию, нефтехимию, кластеры создавать на Востоке, она не отрабатывает. То есть, налоговая система работает не в нужном направлении. Она в целом в стране плохая, ну и в ТЭКе в частности она стратегически неверная. Определенные шаги начали делать, по крайней мере в Думе наш и другие комитеты обсуждали несколько иную систему налогообложения, которая стимулировала бы нефтеотдачу на старых месторождениях. Дальше нужно давать мощнейшие налоговые льготы нашим восточным районам, если там будут газохимические, нефтехимические кластеры. А так в принципе отрасль в неплохом состоянии. 

 - Чего, наверное, не скажешь об электроэнергетике? Я права? 

 - Электроэнергетика в плохом состоянии, потому что провели абсолютно неверную реформу, концептуально неверную. Это очевидно было с самого начала. 

 - Хоть уже прошло много лет после завершения реформы. 

 - К сожалению признать этот факт… Вот мы видим результаты этой реформы, цены выросли в 12 раз в долларах, при этом энергоэффективность ничуть не повысилась, производительность труда вдвое хуже и т.д. Изношенность оборудования выросла, надежность уменьшилась, если сравнить с советской системой, с 90-м годом. То есть, результаты налицо. Но при этом вывод, что это результаты неверной реформы, не делается. Например, если начнешь считать эту модель, а я считал, в отличии от коллеги Чубайса, который считать не умеет, как она будет работать по ценам, выходит, что она никогда ни при каких обстоятельствах не может приводить к справедливой стоимости. Модель, которую реализуют в России, ведет к росту цен в геометрической прогрессии. 

 - Тем не менее, генерация, сбыт и сети разделили, и должна была повыситься конкуренция. Считалось, что тогда компании будут чувствовать себя уверенно, и мы будем двигаться в нужном направлении. 

 - Это абсолютно неверное решение. Оно базируется на идее, что если есть монополист и потребители, то наплодив множество посредников между монополистом и потребителями, мы сможем якобы увеличить конкуренцию. Ничего подобного. 

 - Значит, у вас есть своя модель? Что нужно сейчас, и можно ли что-то изменить, чтобы улучшить ситуацию?

 - Для  начала нужно провести поправку, что эти посредники не всегда нужны. Я не говорю, что нет ситуаций, когда они работают эффективно. Есть в стране и такие ситуации. Но в большинстве случаев он работают плохо. Ни одна страна в мире себе такого не записала, что обязательно между мной и поставщиком электричества должен быть посредник. Даже если он плохой, даже если я сам хочу работать с генерацией напрямую. Ни в одной стране мира такого запрета нет, а в России взяли и написали. Результат в среднем не очень хороший. Но отменить мы его пока не решаемся. 

 - Тем не менее, ситуация частично, пусть и не полностью, в ваших руках в том числе. Вы планируете в новой сессии поднимать вопросы, связанные с решением этих проблем?

 - Без сомнения! В частности, поскольку Крым работает по несколько иным правилам, которые лучше российских, то сам Бог велел, что давайте сделаем исключение. Если там эти посредники не нужны…

 - То есть, попробуем новую модель?

 - Верно. Попробуем хотя бы в тех регионах, где для этого есть все основания. Мы эти поправки попробуем провести. Некоторые вещи по энергоэффективности мы провели за время моей работы в комитете. Но там тоже абсурдные вещи были, например, человек вообще не потребляет электричества, а он все равно должен сдавать этот отчет, проводить энергоаудит и прочее. Эти вещи чуть-чуть исправили. Нельзя сказать, что Дума ничего не делает. Есть поправки, мы потихоньку пытаемся исправить ситуацию. Но такого кардинального решения, которе действительно позволит как в Америке взять и застабилизировать цены на 20 лет, нет. У них-то электричество в реальном исчислении не растет в цене. Надо просто смотреть на факты: что получается - применять, что не получается - отбрасывать. 

 - Будем ждать от вас новых решений, новых законопроектов, спасибо большое за интересный разговор.