Оксана Пушкина, уполномоченный по правам ребенка в МО. Новые вызовы и задачи

У подмосковных детей новый защитник. Что заставило известную на всю Россию телеведущую стать детским омбудсменом и какие главне задачи перед ней стоят? Об этом спросим у нее самой, у нас в студии уполномоченный по правам ребенка в Московской области Оксана Пушкина, это "Интервью 360". 

 - Оксана, здравствуйте. Я вас поздравляю с назначением, это действительно, наверное, очень важный момент в вашей жизни. Но честно говоря, не совсем понятна мотивация: вы и так в Общественной палате занимались проблемами детей. Вы довольно знаменитый человек. Почему понадобилось что-то менять в своей жизни?

 - Поработав в Общественной палате, я сделала вывод, что в какой-то степени тема детей буксовала, а это очень широкая тема - помощь детям, их защита. Но это мое личное мнение. Если бы это было не так, не было бы у меня столько несчастных мам. А мы собирались каждые 2-3 недели. Я не знаю, как другие комиссии собирались, но наша комиссия по качеству жизни, здравоохранения и трудовым отношениям собиралась каждые 2-3 недели. И это каждый раз были крики о помощи. Я была в некотором недоумении, мне казалось, что все идет, все хорошо. И наверное, все шло. Но настало время, когда надо что-то изменить, с учетом вообще всего, с учетом меняющегося мира, меняющихся детей, технологий, надо что-то менять. А все остальное, как было со мной, так и есть. Я говорила, и вы в курсе, я не прохожу мимо чужой боли. Я ответственный человек. Вот я якаю-якаю, сейчас моя мама смотрит и думает: "Не надо якать!" Но тем не менее, я говорю, что это мое дело. 

 - И тем не менее, для вас не стало неожиданностью ваше назначение?  Вы об этом говорили?

 - Я даже не понимаю, что это. Это хорошо или плохо? Но сейчас, когда я захожу с теми же проблемами в кабинеты теперь уже своих коллег-чиновников, я понимаю, что это правильно, что меня назначили. Потому что у меня есть 2 ценных правила в этой жизни, рекомендую вам тоже их запомнить: я ничего не боюсь и у меня нет слова "нет". Из серии "невозможное возможно" - это про меня. А ситуации есть невозможные. Ко мне приходят и говорят: "Это невозможно!" Я говорю, что нет этого слова! Есть, возможно! 

 - Вы сейчас видите проблему изнутри. А какое наследство вам досталось, с чего вы будете начинать? Потому что ваша инициатива - проверить все лагеря после истории в Ногинске, когда не приняли деток с отставанием в развитии. 

 - Есть дети. Вот сейчас лето - дети в пионерских лагерях. Были звонки SOS, мы туда поехали, попытались разобраться, разобрались. Есть следующая тема - дети-инвалиды. Есть одаренные дети, есть просто дети. Слава Богу, сегодня мы рожаем и рожаем, тот провал, который был в 90-е, когда закрывались садики, когда их перепрофилоровали, мы наделали кучу бед в связи с этим. Никто ж не думал, что потом мы снова вдруг начнем рождать! Почему-то никто не думал. И вдруг люди стали рожать. Проблемы с детскими садами, с очередями в детские сады, в школы. Кризис в стране, это дурацкое слово, которое я не люблю, - оптимизация. Меня от него уже просто трясет. И в связи с этим я доделываю то, что не доделали мои предшественники. Я включилась в то,  над чем я работала и чем занималась год в Общественной палате. А дальше я объявила в соцсетях (к вопросу о новых технологиях и современных подходах), все свои телефоны, у меня будет горячая линия, фейсбук, твиттер, не знаю, можем ли мы об этом говорить? 

 - Об этом нужно говорить! 

 - Все подступы ко мне открыты, я сама человек открытый. Другой вопрос - хватит ли меня? Но… Вот вы бегаете каждое утро по 20 км? Вот несмотря на то, когда у вас начинается рабочий день, бегаете? Я так живу уже 25 лет подряд. Моя подруга Ирина Роднина говорит, что из нас реально делают гвозди. Наверное, пришло время таких людей? Я не боюсь работы. 

 - Задач много. Вы сами об этом сейчас сказали. Но тем не менее, нужно как-то разграничивать, вас может действительно не хватить. С чего начнете?

 - Приоритет у меня - дети-инвалиды. По определенным причинам я ими занималась. С этого началась моя работа в Общественной палате. И это огромный пласт проблем. И самое страшное для нашей страны то, что детей-инвалидов не становится меньше. И мы этим сегодня должны заниматься. Есть модели, которые я пробиваю, модели реабилитационных центров, образовательных центров. Вы не понимаете, какого уровня эти проблемы! Нет сурдопереводчиков в школах! Они вроде как есть, но их по факту нет. Какие-то вещи да, мне помогает моя известность и публичность, контакты и связи. Я просто звоню и в ручном управлении, чтобы не дергать лишний раз губернатора, стараюсь решить проблему.  У нас же, чуть что, сразу к губернатору. Но ведь губернатор и нанимает на определенные должности людей, чтобы все таки разгрузить себя. И когда любые чиновники говорят "ой, мы идем к губернатору", на мой взгляд, это неправильно. Если ты работаешь на все 100%, то ты сможешь решить эту задачу. Вот у меня задача с детьми-инвалидами. 

            Дальше у нас впереди школа. Мне надо проверить все школы. Кстати говоря, по инвалидам - наше отношение к этой категории людей делает из нас людей. А не зверей. По поводу доступной среды я бы очень хотела, чтобы мы делали это все вместе, уважаемые коллеги. Надо просто садиться в инвалидную коляску и всем делать рейд по каждому городу Подмосковья. Знаете как делают? Поставили пандус, а зимой он превращается в каток. Вот у меня запланирован рейд по городам. 

            Лагеря - мы справились с первыми криками о помощи. У нас есть штат людей, которые их проверяют. То есть, все под контролем. Но самое главное, что у меня есть обратная связь. 

 - Далеко ходить не надо. Возьмем коррекционный центр "Созвездие" в Красногорске. Там проблема с нехваткой помещений. Как там решен вопрос? Решен ли он, и что планируется делать?

 - Я предложила обнулиться, но если на сегодняшний день по определенным причинам это не получится сделать, то по крайне мере удалось сдвинуть это с мертвой точки. На мой взгляд все работало и до меня. И эта проблема возникла из-за того, что у людей закончилось терпение. Дети вырастают, места им не хватает. И в данном случае, надеюсь, что удастся что-то сделать. Во всяком случае глава, г-н Рассказов, очень профессиональный человек с огромным опытом. Он дал слово, что этот вопрос он в течение этих двух дней решит. Вот, мы ждем решения вопроса. А не решался вопрос последние 2 года - это обидно. 

 - Оксана, сейчас, слушая вас, понимаю, что люди (в данном случае родители) тоже должны вам помочь. Как они должны вести себя для того, чтобы проблемы действительно решались? Для того, чтобы вы об этом узнавали? Вам нужно писать в соцсетях и звонить, или есть еще какие-то способы? Может быть, просто не оставаться равнодушными?

 - Да нет, родители как раз моя опора. И как раз те инсайдеры, которые все и приносят. Просто они приносят и кричат от боли, а ты должна отсортировать, если и говорить о цинизме нашей профессии, журналистской, отсортировать главное от второстепенного, расчленить это все и подумать, как что на что работает. И поэтому я не слушаю все эти крики, я их заведомо знаю. Я говорю, как мы можем помочь. Первое, куда вы ходили, во что вы уперлись, история вопроса? Поэтому, я обращаюсь ко всем родителям, в основном к тем, кто будет ко мне обращаться, сделайте домашнюю работу. 

            Я всегда говорю: к чиновникам нужно идти с таким забралом, с такой подготовкой, как мы к программам не готовимся! Чтобы вообще все было! Они нам говорят, что закон запрещает, а мы им говорим, что есть обходные пути, надо посоветоваться с кем-то. Сегодня  родители привлекают юристов, есть очень активные мамы, есть очень активные районы. Это была моя команда, с которой мы сегодня пытаемся объединиться, создать ассоциацию мам. Может быть мне это удастся. Мне сказали, что до этого были пробы, и никак. Но я попытаюсь их все таки объединить, потому что первоисточник очень важен! То, как есть, вот мне дали статистику, я обязана ей верить. Но я все таки доверяю себе, и какие-то вещи я буду перепроверять. Потому что, как выглядет статистика - так все очень хорошо. И ведь эти цифры докладываются губернатору. Это счастье, что у меня такая профессия! Я покоя никому не даю. Я готова к бою! 

 - Оксана, терепния вам! И все таки, чтобы ваша фраза "Не знаю, хватит ли меня", никогда из ваших уст не звучала. Удачи вам, терпения, и пусть все получится так, как вы того хотите.