Иван Валентик, глава Рослесхоза. Лесное хозяйство: проблемы и их решение

Природные ресурсы и пополнение к бюджету. Как увеличить вклад лесного сектора в экономику России? Для чего продлевать срок аренды земельных угодий и насколько защищено Подмосковье от торфяных пожаров 2010 года? Об этом и не только поговорим с заместителем министра природных ресурсов и экологии России, руководителем Федерального агентства лесного хозяйства Иваном Валентиком, это "Интервью 360". 

- Вклад лесного сектора в экономику России сейчас составляет порядка 1,3% от ВВП. Предполагается, что в обозримом будущем эту цифру можно будет удвоить. На Ваш взгляд, за счет чего это можно сделать?

 - К сожалению, пока это так. Действительно, 1,3% - совершенно не те цифры, которые были бы убедительны  для такой великой лесной державы, как Россия. Я хотел бы напомнить телезрителям, что Россия -  ведущая лесная держава по площади лесных угодий. Мы уступаем Бразилии по запасам, но там есть специфика, связанная с тем, что это тропические леса, поэтому они растут быстрее. Наши леса в основном северные. Леса, которые достаточно медленно растут, но вместе с тем достаточно серьезно влияют на климаторегулирующую функцию. То есть, обеспечивают достаточно серьезное скопление углерода и в то же время обеспечивают достаточно большие объемы чистого воздуха,  являются легкими нашей Планеты в более значительной степени. Конечно, мы должны создать необходимые условия, с точки зрения инструментов для повышения эффективности лесного сектора. Речь идет прежде всего о тех законодательных изменениях, над которыми мы сегодня работаем. Мы должны создать необходимые условия для притока инвестиций в лесной сектор. Сегодня, к сожалению, в законодательстве  есть ограничения, связанные с тем, что пока еще не созданы предпосылки для участия малого и среднего бизнеса в лесном секторе экономики. 

- Что будет ждать малый и средний бизнес?

- Малый и средний бизнес по этому закону получит возможность заготавливать древесину по договорам купли-продажи лесных насаждений, то есть, без предоставления лесного участка, как это сейчас делается в отношении арендаторов. При этом разница заключается в том, что арендатор сегодня несет бремя выполнения всех лесохозяйственных мероприятий, это дополнительные издержки, которые  может себе сегодня позволить не каждый субъект малого и среднего предпринимательства. Поэтому, с этой точки зрения, закон как раз-таки предполагает увеличение цены для субъектов малого и среднего предпринимательства, но ровно настолько, насколько это необходимо для выполнения лесохозяйственных мероприятий на тех площадях, где будет проходить  вырубка. А выполнение этих мероприятий уже будет возложено на специализированные государственные организации, которые профессионально будут заниматься уходом, лесовосстановлением и противопожарными мероприятиями. 

 - Если так же говорить про новые внедрения в лесном хозяйстве, с 1 января 2015 года на федеральном уровне внесен мониторинг воспроизводства лесов. Вот расскажите, что кроется за этой формулировкой и как будет работать новый правовой механизм?

 - Завершение лесовосстановления, качественное лесовосстановление - это главный итог нашей работы. Сохранение, сбережение наших лесов. Понятно, что достаточно значительные объемы лесов вырубаются ежегодно, и важно, чтобы леса восстанавливались в том же самом объеме,  в котором они вырубаются. И в дополнении к этому обеспечивался бы естественный прирост. Поэтому государсвенный мониторинг лесовосстановления - это тот инструмент, который необходим для того, чтобы следить не за процессом лесовосстановления. Этот процесс  занимает несколько лет - от посадки саженца или сеянца, на протяжении 7-8 лет происходит рост этого саженца для того, чтобы понять, что он прижился, он будет расти дальше и т.д. То есть,  только по истечении этого срока происходит перевод в лесо-покрытую площадь. И государственный мониторинг лесовоспроизводства  позволит оценивать эффективность лесовосстановления по факту перевода в лесо-покрытую площадь ценных лесных насаждений. То есть, мы будем следить не за процессом, а будем ориентированы на результат. 

 - То есть, получается, что раньше какой-то этап мог проседать? А сейчас Вы хотите смотреть от и до? 

 - Да, это системная проблема. С одной стороны, мы понимаем, что сегодня основное бремя лесовосстановления все таки несут арендаторы, значительный объем лесовосстановления выполняется именно ими. Как правило, сроки аренды достаточно длительные, и в рамках государственного мониторинга мы сможем следить, как на региональном уровне осуществляется федеральный лесной надзор за работой арендаторов, это с одной стороны. А с другой стороны, на тех площадях, которые сегодня не переданы в аренду для лесозаготовок, мероприятия выполняют органы власти Российской Федерации. И мониторинг позволит нам смотреть, как региональные власти  справляются с этой работой на ежегодной основе. Раньше это было достаточно сложно сделать, потому что только с 2014 года предприятия получили юридическую возможность работать на основе государственного задания. 

 - Насколько мне известно, сейчас так же готовится законопроект, который увеличит максимальный срок аренды лесных угодий с 49 до 98 лет, и документ тем самым должен позволить улучшить инвестиционную привлекательность отрасли. Вот насколько, на Ваш взгляд, это будет эффективной мерой?

 - С моей точки зрения, эта мера очень эффективная и крайне необходимая. Это тот законопроект, который появился по итогам реализации поручений Президента Российской Федерации, данных по итогам президиума Государственного совета 2013 года в городе Улан-Уде. Этот законопроект не увеличивает срок аренды, он предусматривает заключение срока аренды на новый срок с добросовестным арендатором. То есть, сейчас  предельный срок для заготовки древесины - это 49 лет. С учетом принятия этого закона, срок может составить 98 лет. 

 - В 2014 году финансирование лесоустройства увеличилось в 2,5 раза. Деньги, подозреваю, немалые. Чего удалось добиться в связи с этим за последний год?

 - Лесоустройство само по себе - важнейший элемент системы ведения лесного хозяйства, потому что лесоустройство позволяет достоверно понять, что реально растет на конкретной территории. Какой это лес, какого он качества, каковы преобладающие породы, какова его динамика, подвержен ли он вредителям, болезням, пожарам и т. д. С этой точки зрения лесоустройство необходимо вести на постоянной основе на большинстве территорий Российской Федерации. Вместе с тем, с учетом ограниченности бюджетных средств, сегодня мы концентрируемся на том, чтобы лесоустройство проводилось на тех территориях, которые предполагается вовлечь в оборот. Потому что это  важный элемент повышения инвестиционной привлекательности. Инвестор будет вкладывать деньги в лесной сектор, когда он будет понимать, что там за лес, какое насаждение он там получит, сколько он сможет вырубить и т.д. Если он этого не знает, то и принять инвестиционное решение очень сложно. Поэтому лесоустройство проводится, объемы достаточно большие, мы считаем оптимальной цифру проведения лесоустроительных работ порядка 30 млн гектаров в год. 

 - Если коснуться немаловажной темы пожаров в лесном хозяйстве, скажите, областные чиновники признали 2014 год успешным с точки зрения противопожарной безопасности. Площадь пожаров в Подмосковье значительно уменьшилась. Однако, была аномально теплая зима, и в связи с этим прогнозируют увеличение пожаров в этом году. Как можно бороться и не допустить ситуацию, которая была 5 лет назад?

- По мнению и Федерального агентства лесного хозяйства, и Министерства природных ресурсов и экологии, у областных чиновников были основания признать результаты пожароопасного сезона  прошлого года удовлетворительными. И я уже публично высказывал эту точку зрения: действительно, при значительном количестве лесных пожаров, а их было, если мне не изменяет память, 434, при высоких классах пожарной опасности, при достаточно сложной пожароопасной обстановке, сухой и ветреной погоде, удалось удержать лесопожарную ситуацию под контролем. Региональное областное правительство работало эффективно, пожары обнаруживались на очень малой площади, что не позволяло им разгореться и создать неблагоприятные условия, которые в 2010 году очень затрудняли (иногда это заканчивалось очень трагическими случаями) жизнь жителей Москвы и Московской области. Мы видим, что система в целом выстроена. Причем, внедрена достаточно серьезная система видеомониторинга лесных пожаров. На выставке  сотрудники Комитета лесного хозяйства Московской области нам демонстрировали, что порядка 70% Московской области уже находится под видеонаблюдением, что позволяет оперативно обеспечивать информирование и привлечение сил и средств для тушения лесных пожаров. Мы надеемся, что область и в этом году, даже с учетом аномально ранней  весны и незначительного количества осадков, будет работать на том же уровне. А мы будем со своей стороны помогать. 

- Будем на это надеяться, и если можно коротко последний вопрос: расскажите о Всероссийском дне посадки леса, который пройдет в рамках празднования 70-летия Победы в Великой отечественной войне, что будет?

 - Это масштабная сеть массовых мероприятий, которые проводятся под различной эгидой. Различные движения участвуют в том, чтобы их организовать. Мы поддерживаем все эти мероприятия. Я знаю, что в Московской области тоже запланированы достаточно крупные мероприятия. Очень много площадок, несколько десятков, которые сегодня в Московской области созданы для их реализации. Мы будем проводить мероприятия и федерального уровня, и участвовать в крупных мероприятиях. Дерево - это то, что позволяет обеспечить связь поколений, сохранить память людей. И посадка именных деревьев - это тоже очень интересный опыт. Я думаю, что важно принять в этом участие. Я призываю всех жителей Подмосковья и Москвы, и других регионов принять в этом самое активное участие. Это будет очень интересно, полезно и запомнится надолго. 

- Иван Владимирович, благодарю Вас за интервью, спасибо!