Сергей Катырин, президент ТПП РФ. Поддержка бизнеса в условиях кризиса

Бизнес-сообщество сегодня твердо уверено, что стране необходим институт государственно-частного партнерства, почему же работа в этом направлении идет не теми темпами, которыми хотелось? Узнаем у президента Торгово-промышленной палаты, у нас сегодня в студии Сергей Катырин, это "Интервью 360". 

 - Сейчас многие специалисты вспоминают Америку и кризисные времена, и говорят о том, что тогда устойчивая система государственно-частного партнерства помогла стране выйти из кризиса. На Ваш взгляд, можно считать это панацеей сейчас для России?


 - Я думаю, что вот так вот однозначно, что только государственно-частное партнерство - панацея от всех бед, я бы  так не взялся утверждать, хотя, конечно, очень важный рычаг, и мы об этом неоднократно говорили, говорим, и наши встречи в Государственной Думе, в Совете Федерации, мне кажется, принесли определенный результат, по крайней мере, мы сейчас ощущаем понимание со стороны депутатского корпуса и сенаторов, и последняя встреча у нас с Валентиной Ивановной Матвиенко, которая была, как раз показывает о том, что у сенаторов большой интерес форсировать события как раз вокруг нового закона о государственно-частном партнерстве.

 - Но вот все мы знаем, что так или иначе на территории страны около 10 лет эта система имеет место быть, тем не менее, правовая база абсолютно неустойчива в данном смысле, и признаемся честно, многие инвесторы просто боятся начинать что-то, потому что нет никакой юридической стабильности. На Ваш взгляд, есть ли повод думать о том, что на законодательном уровне эта стабильность появится в скором времени?

 - Во-первых, я не соглашусь, что у нас вообще никакой законодательной базы нет. У нас есть закон о концессионных соглашениях, который недавно был очень серьезно дополнен, на мой взгляд, по крайней мере, и с 1 февраля начинают действовать новые нормы этого закона, которые достаточно серьезно расширяют рамки возможности по этому закону. Первое  - сегодня там определены в этих дополнениях порядок и сроки взаиморасчетов между государством и концессионером, это одна из важнейших позиций. Второе - сегодня дана возможность продлевать концессионные соглашения сроком до 5 лет. Третье, одно из главных, наверное, для любого концессионера, это возможность преимущества, преимущественное право выкупа объекта, который по концессионному соглашению создан. В прошлом году, я могу сказать, 131 соглашение работало по территории РФ. Не мало, да.  Лидером является Новосибирская область, если мне память не изменяет, Свердловская область там среди лидеров, Нижегородская область, причем из этих 131, я хочу вам подчеркнуть, 56 - это социальные проекты, это медицина, это физкультурно-оздоровительные комплексы, которые здорово идут как раз в Нижегородской области по этим соглашениям.

 - Но в принципе основным, насколько я знаю, направлением является именно объекты инфраструктуры?

 - Да. Ну вот я хочу сказать, что если вы посмотрите 131, то основными как раз получились социальные проекты, потому что это не такого масштаба проекты, как инфраструктура, с точки зрения количества проектов, инфраструктурных меньше, потому что они все практически глобальные. Поэтому, опыт такой есть, практика есть, но все понимают, что этого недостаточно, нужно, чтобы закон о государственно-честном партнерстве был принят в ближайшее время. У меня есть такая теплая надежда на то, что все таки в весеннюю сессию нам удасться вместе с депутатами над этим поработать.

 - Многие считают, что министерству строительства и ЖКХ успешнее всего удалось реализоваться, это тому пример система очистных сооружений в Балашихе, и в связи с этим многие специалисты утверждают, что эффективнее всего было бы неэффективные унитарные предприятия вообще в целом передать в руки системы концессии.

 - Первый, кто это считает, как раз Президент страны, который к 16-му году обязал все неэффективные теплоснабжающие и водоснабжающие организации, МУПы, ГУПы и т.д. передать в конццессию, и полагаю, что это мнение готовили в том числе с участием специалистов, которые  эту тему изучали. Но одна из острейших тем, потому что тема ЖКХ  и все, что вокруг нее, она касается  каждого жителя страны. Проблем там очень много, изношенная до предела инфраструктура, естественно, что государство в одиночку с этой темой не справится. Нужны частные деньги, нужно найти оптимальную форму взаимоотношений государства и бизнеса, где, каким образом, как будет вкладываться бизнес в такого рода проекты, чем должно государство прогарантировать, как наладить взаиморасчет, чтобы потом окупились для предпринимателей эти затраты, поэтому, здесь нужно искать формы и чем больше возможности будет с точки зрения меньше ограничений по законодательству, не концессия, а там какая-нибудь другая форма взаимоотношений, тем, я думаю, что будет проще найти решение этих вопросов и привлечь бизнес туда.

 - Давайте поговорим немного о малом и среднем бизнесе, сейчас по крайней мере телевидение очень активно муссирует эту тему. Все утверждают, что поддержка малому и среднему бизнесу будет оказана серьезная, со всех сторон, и Премьер-министр об этом говорит, и во всех ведомствах об этом говорят. На Ваш взгляд, Вы заметили какие-то изменения?

 -Сколько ни говори слово «халва», а во рту слаще не будет. Поэтому, пока все, конечно, говорят…

 - Очень непозитивное!

 -Ну почему непозитивное? Со временем, наверное, и халва появится во рту малого бизнеса. Но если серьезно говорить, конечно, изменения есть. И их немало, это правда, это факт, и никто его отрицать не может. Даже если мы посмотрим и международные рейтинги, там «Дуинг-бизнес» тот же самый, мы там на 60 позиций поднялись за последние годы. То есть, подключение к сетям, доступ к финансам и т.д. Конечно, на каждом участке есть какие-то продвижения, где-то они достаточно серьезные, где-то, может быть, не так далеко мы продвинулись, но они есть, это факт. Мне кажется, что в первую очередь сегодня испытывает малый бизнес, да в общем-то не только малый, это весь бизнес испытывает - это недостаток финансовых ресурсов. Запредельнаяставка, она сегодня запретительная для малого бизнеса, она и для крупного-то, не каждый может осилить, а тем более длинных денег и раньше бизнес  малый их имел, то есть, в этом плане это самая большая проблема, поэтому программ, с одной стороны, достаточно много.

 - Но я знаю, что торгово-промышленная палата разрабатывает некую стратегию развития малого и среднего бизнеса, на что будете акценты делать?

 - Нам бы хотелось, чтобы она была государственной, а не торгово-промышленной палаты, потому что деньгами обладает государство, и в первую очередь, естественно, нам кажется, что надо грамотно распорядиться финансовыми ресурсами, которые есть у государства. И я бы начал с госзаказа, с заказа госкомпаний, которые сейчас обязаны тоже определенную  часть размещать, там госкомпании - 18%, государственный заказ на 15%, должен попасть  в руки малого бизнеса. Сегодня государство, наверное, самый серьезный инвестор, который есть и для малого бизнеса, да и не только для малого. У нас очень серьезный заказ где-то порядка 6-7 триллионов рублей - это сверху до низу государственный, примерно такая же сумма, даже, наверное,  больше, у госкомпаний, у компаний с госучастием. Вот если действительно вот эти 15-18% придут в малый бизнес и заработают там, то я думаю, что это будет один из серьезнейших факторов, который может повлиять на дальнейшее развитие малого бизнеса. Говорить о такой единой программе, мне кажется, что нужно поставить совершенно конкретные цели перед собой. Если вы посмотрите на цифры, мы последние годы ни в количестве предприятий, ни в вкладе в ВВП, очень серьезно не продвинулись. Более того, у нас даже там по количеству было, после того, как увеличились страховые взносы, мы даже снизились по ИП чуть ли  не на полмиллиона этих предпринимателей. По-разному можно оценивать, кто-то говорит, что их и не было, они на бумаге только были, кто-то говорит, что были, исчезли, не суть, суть в том, что статистика сухая показывает, что так было, а стало меньше. Поэтому, мне кажется, что мы должны ставить совершенно конкретные задачи, и кто-то должен этим дирижировать. У каждого ведомства есть какие-то программы, которые, у министерств всех практически есть, которые нацелены на малый бизнес, но вот мне кажется, что так врастопырку достаточно действуют многие из этих программ, мне кажется, что должна быть скоординирована и поставлена совершенно конкретная задача: вот мы хотим, например, чтобы к 20-му году или  в 16-17 году мы там не 20% ВВП имели, а 22%, и количество предприятий малых там должно быть таким-то. Если мы хотим какие-то отрасли особенно быстро развивать, куда хотим в том числе малый бизнес пригласить, и может быть там даже малый бизнес инновационный, мы должны обозначить преференции по этому направлению, сказать, что для инновационных предприятий вот такие-то преференции, налоговые каникулы, освобождение от каких-то налогов, так, как мы делаем для туров на Дальнем Востоке. Достаточно много серьезных преференций на мой взгляд нарисовали. Ну, туры - это удел крупных предприятий, которые, надеюсь, за собой потащат и малый бизнес. Но если в целом в стране говорить, не о турах на Дальнем Востоке, а в целом по  стране, то надо говорить о преференциях тех направлений, которые для нас самые важные. У нас процентов на 70 малый бизнес сосредоточен в торговле, посредничестве и услугах. И промышленное производство, у нас еще более-менее неплохо в строительстве. А там в промышленном производстве, в инновационных предприятиях, медицине, образовании, у нас там совсем  минимум.

 - Будем надеяться на поддержку малого и среднего бизнеса, с Вашей помощью в том числе, спасибо!

 - Будем стараться.