Артур Парфенчиков, директор ФССП России. Должники в кризис

Почти 430 млрд рублей взыскали судебные приставы в 2014 году. Это самый большой показатель за всю историю службы. С чем это связано? Стало больше должников или появились  более эффективные инструменты? Узнаем у эксперта, у  нас в студии директор федеральной службы судебных приставов России Артур Парфенчиков, это «Интервью 360». 

 - Артур Олегович, здравствуйте. Кризисное время, к сожалению, оказалось непростым и для заемщиков, уже известно, что число должников растет с каждым днем. Как это отразилось на Вашей работе и пришлось ли корректировать ее?

 - Пока испытываем рост поступлений исполнительных документов, у нас в прошлом году было порядка 62 млн исполнений. В первую очередь за счет роста взыскания административных штрафов, это связано с внедрением информационных технологий в сферу безопасности дорожного движения. Поэтому, сегодня практически 18 млн исполнительных документов, это как  раз мы получили за счет вот этих взысканий. И пока еще, конечно, мы не отслеживаем какого-то взрывного роста от поступления кредитов или каких-то других взысканий, связанных с возможными последствиями кризиса.  

 - Ну Вы же наверняка учитываете, что люди не платят не потому, что не хотят, а потому что большая  часть из них не может.  Будут ли  какие-то, может быть, поблажки?  Будете как-то это учитывать?

 - Есть разные, конечно, ситуации, действительно, бывает, когда человек и не может заплатить, но мы работаем в рамках закона, самое важное, что с 1 июля этого года начинает действовать закон о банкротстве физических лиц, поэтому, в принципе наше законодательство сейчас адаптировано ко всем тем проблемам, о которых Вы говорите, если гражданин хочет, желает как-то решать эти проблемы, но сегодня их не может, и он находится в правовом поле, то вполне возможно он воспользуется вот этой процедурой личного банкротства, и проблема невыплаты долга будет решена именно таким правовым прозрачным понятным способом. И безусловно мы поддерживаем и такие процедуры. Наша задача выяснить, каково материальное положение, какова  кредитная способность сегодня должника, гражданина или юридического лица, и принять законное процессуальное решение. Это может быть не только взыскание долга, но и признание факта неплатежеспособности со всеми вытекающими отсюда последствиями. 

 - Для меня работа судебных приставов - это команда людей в специализированной форме, которая заходит в квартиру и начинает так довольно серьезно, жестко разбираться с должниками. Сейчас такой подход изменился, или действительно люди понимают только тогда, когда к ним приходят Ваши коллеги и начинают ставить их перед фактом?

 - Мы стараемся менять этот подход. Понятно, важно сегментировать исполнительные производства, и мы стараемся как-то влиять, чтобы и законодательство менялось в этом направлении, как эксперты и как правоприменители, конечно, мы даем соответствующую информацию, которая в дальнейшем становится основой для принятия тех или иных законодательных актов. Мне кажется очень важный был закон принят практически год назад, когда был установлен предел суммы, с которого возможно наложение ареста на имущество за исключением денежных средств, до 3-х тысяч рублей было принято это соответствующее решение,  был установлен порог, и мне кажется, что это правильно, когда сумма небольшая, не надо применять вот эти достаточно болезненные меры, в том числе связанные с приходом в квартиру, с описью имущества, но все должно быть соразмерно. Одно дело, когда гражданин не отдает алименты, когда сумма большая долга, понятно, что здесь уже не обойдешься от этих болезненных процедур, от даже принудительного проникновение в жилище должника. А если долг 500 рублей, тысяча рублей, наверное, все таки нужно искать какие-то более гибкие способы взыскания, но в первую очередь вот как раз в прошлом году мы активизировали работу по применению электронных различных способов поиска активов должника. 

 - И, кстати, эта мера очень эффективной оказалась. 

 - Конечно. Она в принципе и дала тот рост, о котором Вы говорили в начале. 

 - То есть, получается, Вы делаете запрос в банк, есть ли какие-то счета должников, и забираете деньги?

 - Конечно, если у должника  есть счет в банке, если у должника есть даже пенсия, если есть место работы и заработная плата, зачем идти к нему домой? Проще обратить взыскание на эти деньги и, самое главное, в электронном формате. Поэтому, в прошлом году уже 9,5 млн исполнительных документов было исполнено за счет таких электронных списаний со счетов должников. 

 - Кстати, Вы уже упомянули алименты, Ваша известная фраза: «не платишь алименты, значит, твое лицо будет на коробке из-под пиццы», почему именно на коробке из-под пиццы, и как это может помочь мужчине вспомнить, что он все таки отец?

 - Не знаю, конечно, говорил ли я такое, может быть, я приводил пример из правоприменительной практики зарубежной, но у нас тоже это применяется, причем применяется во взаимодействии судебных приставов с таким, как мы говорим, социально ориентированным бизнесом, и есть бизнесмены, которые неравнодушно к этому относятся, и в рамках деятельности наших общественных советов при территориальных органах принимают такие меры, когда, я точно знаю, что в Ростовской области на тортах…

 - Отбить аппетит сразу. 

 - Да. И причем, уже есть случаи, когда размещение фотографий должника на коробке из-под торта помогло его найти, этот случай уже есть в Ростовской области. Видимо, кто-то открыл торт и  на обратной коробке из-под торта увидел знакомую физиономию, в Красноярске тоже, я даже не исключаю, что бизнесмен, он не член ли общественного совета нашего при Красноярском управлении, он помог, и эти фотографии были размещены на этих подставках, у них сложное название, в пивбаре для пива, то есть, подавали людям кружки с пивом, и когда они ставили кружку пива, то эта подставка была. 

 - Оборот пива, наверное, сократился, но зато алименты стали платить больше. Как вообще вот эта работа с недобросовестными алиментщиками сейчас проводится, улучшились ли сборы?

 - Мы с удовлетворением отмечаем, что последние 6 лет у нас каждый год снижается количество злостных алиментщиков в стране, в прошлом году оно вновь снизилось, даже с учетом прибавки за счет Крыма и Севастополя. У нас на 1 января 2015 года злостных неплательщиков алиментов было 937 тысяч, это практически на 50 тысяч меньше, чем в 2014 году, чем год назад. 

 - Как мне кажется, последние несколько  лет существует такая проблема, которую Вы периодически озвучивали. Это недостаточное количество полномочий у судебных приставов, с 2016 года все должно измениться, потому что Вы уже станете не столько гражданской службой, сколько частично правоохранительной. Чего ждете от этих нововведений, и как должна измениться Ваша работа в связи с этим?

 - Самое важное, чтобы все таки этот закон появился, потому что сегодня действительно служба судебных приставов, она особый характер носит, это безусловно, и многие позиции законодательство о гражданской службе, они, конечно, препятствуют надлежащему исполнению, организации надлежащей деятельности судебных приставов, потому что это и работа в условиях риска, я могу сказать, что в прошлом году наши сотрудники при исполнении обязанностей более 9 тысяч преступников, находящихся в розыске, задержали и передали полиции, из них 855 - это лица, разыскивавшиеся за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, понимаете, да, что это достаточно сложная и опасная работа. Конечно, это работа, связанная с обеспечением безопасности, связанная с особыми требованиями к состоянию здоровья, к подготовке. это необходимость внеурочной работы, в таком неожиданном формате, то есть, пристав может задержаться на службе и более суток, например, если он сопровождает выдворяемое лицо за пределы РФ., вместе с  ним едет через всю страну, и при этом он должен обеспечивать безопасность. Поэтому, конечно, мы надеемся, что это законодательство появится, и конечно, оно позволит нам укрепить кадровую составляющую службы, потому что в прошлом году, все таки,  текучка, хоть и снизилась, но была достаточно высокой, почти 25%.

 - Ну и для Ваших сотрудников это будет дополнительным стимулом для того, чтобы работать лучше, эффективнее. 

 - Конечно. 

 - Будем надеяться, что закон все таки примут, а Вам - хороших результатов! Спасибо большое за интересный разговор.