Евгений Хромушин, министр ЖКХ Московской области

ЖКХ - сложнейшая отрасль. Но Московская область активно реформирует эту сферу. Как столичный регион подготовился к отопительному сезону, как гасит долги за газ. На эти и другие вопросы ответит министр жилищно-коммунального хозяйства Московской области Евгений , это "Интервью 360". 

 - Предлагаю начать с проблемных тем. В ЖКХ их не так уж и мало. Начнем с обустройства дворовых территорий. Закон о благоустройстве принят, можно ли говорить, что вид этих территорий качественно изменится в ближайшее время? 

 - Год назад, когда мы с вами встречались, и закон только должен был начать работать, было много сомнений, как он начнет работать, и какое качество дворовых территорий вообще мы получим. 

 - Были сомнения.  

- Да. И у ваших коллег-журналистов были достаточно серьезные сомнения. Сегодня мы можем сказать, что задача, которую поставил Андрей Юрьевич Воробьев, губернатор, 10% дворовых территорий комплексно привести в порядок, она перевыполнена. То есть, при общем количестве дворовых территорий более 14,5 тысяч, план должен был составлять 10%, порядка 1460 территорий. На сегодняшний момент уже документально подтверждено Административно-техническим надзором более 1600 дворовых территорий, которые сделали комплексно. Это в первую очередь информационный стенд, это чуткая власть, это то, как власть должна общаться с людьми, где рассказывается, что такое управляющая компания, что такое надзорные органы. Второе - это детские площадки, которые должны быть современными, травмобезопасными, удобными, красивыми и соответствовать всем действующим нормативам. Третье - это контейнерные площадки. Они могут ставиться одна на двор, или, если жители согласны, одна на несколько дворов. Это обязательно освещение двора. И это озеленение, дорожки и такая болезненная для городов тема - парковочные места. Вот 1600 территорий с лишним в этом году приобрели такой облик. 

 - Вы сейчас перечислили очень много проблемных факторов. Возникает вопрос: 10%. А в каком состоянии сейчас в принципе находится дворовой фонд? Можно ли говорить, что только 10% находится в каком-то ненадлежащем состоянии? Или это количество намного больше, и просто 10% - это то, с чем мы имеем дело только сейчас

 - Здесь очень простой расчет. Когда мы стартовали с программой, мы провели оценку. За счет нового строительства, комплексного развития территорий и застроенных территорий, у нас порядка 30% дворов были в нормальном техничном, эксплуатационном состоянии. 

 - 30% из 100%? 

 - Из тех возможностей, которые есть у Московской области, в муниципалитетах, мы посмотрели оставшиеся 70% и поставили себе четкую и понятную задачу: за 7 лет все дворы сделать полностью нормальными. Соответственно, появилась эта цифра - 10% в год. Это то, что может быть связано и обеспечено ресурсами муниципальных образований и Московской области. Поэтому мы говорим о том, что через 7 лет начала нашей работы, то есть, к 2021 году, у нас не останется неблагоустроенных территорий. Они либо попадут под комплексную застройку, комплексное развитие территорий, либо будут благоустроены в рамках нашего закона о благоустройстве. 

 - Вы говорите о 7 годах - это достаточно долгосрочная перспектива с точки зрения стратегического планирования. Современные экономические реалии достаточно непросты. Эта программа как-то изменилась с точки зрения финансирования

 - Нет, мы еще раз фиксируем то, что все зависит от тех приоритетов, которые определила власть. Во-первых, мы понимаем, что есть дворовые территории, может быть не очень оснащенные, не очень красивые, но жители которых радуются тому, что у них есть то, что есть. 

 - Довольствуются имеющимся

 - Да. Но это как правило связано с кварталами сложившейся застройки, где не так много детей. Где много пенсионеров. Если там есть лавочки, освещение, озеленение, то уже довольны. А мы мгновенно должны реагировать на те реалии, когда жители что-то просят, когда наболело. Когда должна появиться детская площадка, которой нет, потому что много детей во дворе. Когда проблемы с вывозом мусора - некуда складывать мусор, нет контейнерных площадок. Поэтому, конечно, срок достаточно длинный, но он выгодный. Потому что даже с учетом сегодняшних экономических тяжелых условий мы можем говорить о том, что мы этот план выполним. Если экономические условия улучшатся, сделаем за 5 лет. Как раньше говорили - пятилетку в 3 года. 

 - Хороший советский лозунг. Давайте тогда пройдемся по каждому из пунктов. Конечно, самым важным является детские площадки. Надо признать, что в очень многих регионах детские площадки находятся в ужасающем состоянии. Более того, многие из них достаточно ненадежны с точки зрения безопасности. Как здесь проходит работа? Как реагируют службы? Как разобраться, какая площадка безопасна для детей, какая вызывает некие опасения, и туда нужно отправить какую-то ремонтную группу? И в принципе, как определить, что здесь должна быть площадка?  

 - Здесь есть достаточно четкий алгоритм работы. До 2012 года в Российской федерации не было единых требований к детским площадкам. Потом появился… 

 - То есть, площадки строились стихийно?  

 - Да. 

 - Каждый подрядчик сам выбирал, что он поставит, какие материалы использовать

 - Верно. А многие площадки делались так называемым хозспособом, когда рабочие с промышленных предприятий в свои выходные дни сами собирали для своих детей площадки. 

 - Чем это для нас обернулось

 - Сейчас для нас это обернулось тем, что у нас порядка 1,4 тысячи площадок из 11 тысяч, которые есть в Московской области, содержат в своем составе небезопасные элементы. 

 - Химические элементы

 - Нет! Химии у нас там никакой нет! Это обломанные железные конструкции, торчащие элементы, обломанные доски, качели с небезопасным подвесом (то есть, с жесткими рычагами подвески, а не с мягким цепным приводом). Таких площадок у нас порядка 1400. Но большой плюс в том, что с 1 января 2014, еще до принятия закона о благоустройстве, на Главное управление Административно-технического надзора Московской области была возложена функция контроля за детскими площадками. И эта работа ежедневно в планомерном режиме осуществляется. Потому что, если старая площадка, даже если там выявили какой-то элемент, отремонтировали, через 2 зимних месяца там еще что-то сломается. И мы это прекрасно знаем, и административный надзор выставляет штрафные санкции владельцам этих площадок, это либо управляющая организация, либо муниципальное предприятие, с тем, чтобы они эту ситуацию поправляли. Но мы прекрасно понимаем, что от таких площадок нужно уходить в принципе. И опять же за оставшиеся 6 лет до 2021 года мы понимаем, что порядка 300-400 таких вот площадок, которые есть. Нельзя сказать, что их нет, мы знаем, что они старые, некрасивые, неинтересные. Самое главное, что они опасные. Мы будем порядка 300-400 таких площадок в год просто менять на современные, новые и красивые. 

 - А кто  принимает решение ремонтировать ли старые площадки или сносить и делать новые?  

 - Это опять же тот вопрос, по которому в свое время очень сомневались журналисты, как общественность будет участвовать. Потому что с законе четко написано, что все планы благоустройств будут согласовываться с жителями. И где тот житель, как говорится? Кого мы найдем подписать? Либо находим в подрядной организации рабочего, который подписывает за всех жителей сразу, и жителей никто не слышит. Здесь нам очень помогло областное движение "Управдом", то есть, это советы домов, старшие по домам, те, которые по закону имеют право представлять интересы жителей. Активисты. Но если раньше они были просто активистами, по своему желанию, то теперь федеральный закон, жилищный кодекс их уполномочил. 

 - На основании чего

 - На основании закона и собрания собственников они могут представлять интересы собственников. И мы сейчас требуем, чтобы все планы благоустройства, а это состав элементов, как раз приоритет, какие площадки мы делаем, обязательно согласовывались с управдомами, нашими старшими по домам, председателями советов домов, и, как правило, старшими по подъездам. Это дало свои результаты, потому что даже те площадки, которые мы делали по губернаторской программе, по некоторым площадкам мы 2 или 3 раза меняли набор элементов еще перед установкой. То есть, мы предлагали эскиз, муниципалитет выносил его на обсуждение, нам меняли состав элементов, в том числе и по возрастным группам, мы опять его дорабатывали, опять представляли, и потом жители соглашались или еще раз давали на доработку. 

 - Но этим занимается не подрядная организация, а непосредственно ваше министерство

 - По площадкам в рамках программы губернатора этим занимается непосредственно Министерство ЖКХ, по муниципальным программам занимаются муниципалитеты. 

 - А что все-таки дешевле: отремонтировать старую площадку или поставить новую

 - Практически одно и то же. Даже иногда старую площадку чуть-чуть дороже сделать, потому что еще надо затратить средства на демонтаж существующих элементов. Практика показала, у нас последнее обращение к Андрею Юрьевичу по поводу установки площадок пришло 13 ноября этого года. И вот сегодня как раз Андрей Юрьевич проводил прием населения, и из Подольска, микрорайон Кузнечики, застройка военных семей, 13 ноября его попросили в 00:39, как сейчас помню. Я могу сказать, что за 5 недель мы полностью эту площадку сделали под ключ. 

 - 5 недель - это быстро

- Я считаю, что это очень быстро, с учетом того, что площадка оснащена резиновым покрытием. То есть, нам еще очень повезло с погодой, не было сильных морозов, дождей, снегопадов, и вот за 5 недель от пустыря до шикарной, красивой детской площадки мы этот путь прошли. 

 - Вы говорите, что разнятся подходы в зависимости от того, какого возраста дети, что предпочитают жильцы. Тем не менее, есть ли какой-то стандартный, базовый набор, которому должна соответствовать любая площадка с точки зрения технического оснащения

 - Зависит от того, какая площадка. Есть межквартальные площадки, которые обслуживают несколько домов, эта площадка предназначается для всех возрастов. То есть, там должны быть элементы для детей до 6 лет, от 6 до 14, и воркаут для подростков. Это межквартальные площадки. Дворовая городская площадка как правило делается для детей до 6 лет и от 6 до 14. То есть, без воркаута. Воркаут можно поставить в других местах или предусмотреть в непосредственной близости. И на тех, и на других площадках должно быть резиновое покрытие. А вот сельские площадки - это группа, как правило, где так же совместно делается до 6 лет и от 6 до 14, но там нет обязательных требований по резиновому покрытию. Потому что в сельской местности достаточно тяжело его эксплуатировать, и мы идем на песок. Просто раз в год менять песок перед весенним периодом - это разрешено законом, предусмотрено ГОСТами, песок тоже относится к травмобезопасному покрытию. 

 - Он экологичный

 - Да. Он должен быть экологичным. Это не просто так песок, это должен быть просеянный речной песок, который прошел проверку на санитарные нормы, имеет сертификат, то есть, не имеет превышений по радионуклидам и другим химическим соединениям. 

 - Вы заговорили о воркауте и местах для него. Если детские площадки - достаточно распространенная история, ее можно найти практически в любом дворе, то вопрос с местами для активных занятий спортом стоит довольно остро. Насколько в данном случае продуктивно идет работа? Потому что хорошую спортивную площадку можно встретить довольно редко.  

 - Мы имеем ограниченные ресурсы, мы должны определять приоритеты. Из того, что хотят жители. Ну, вот пацаны 19 лет и старше, если нет воркаута, могут просто турник себе найти. Хотя бы. И из двух железок сварить брусья, это можно. Хорошо, что сегодня у молодежи  есть более высокие потребности. И конечно, воркаутные площадки ставить проще, чем детские, потому что нужно гораздо меньше места. Во-вторых, проще понтаж, то есть, это как правило фиксированный набор элементов. Не надо никаких ухищрений с крашеной фанерой или с цветовой гаммой по пластмассе. То есть, все решаемо. Я думаю, что по мере насыщения детскими площадками для детей до 6 лет и от 6 до 14 лет, следующим приоритетом будет становиться воркаут. И сейчас он делается. Хотя, вот только что мы открывали в военном городке Монино 1 шикарную большую площадку, там есть все, и для маленьких, и спортивное поле. И практически все площадки по губернаторской программе шли, где позволяло место, с игровым полем, и плюс к этому еще современных хороший воркаут. 

 - Мы не можем не обсудить тему подготовки к зимнему сезону. Она, конечно, начинается еще летом. Предлагаю начать с теплотрасс. Нужно признать, что немало проблем, и в СМИ очень часто освещаются истории, когда теплотрассы не выдерживают и происходят прорывы, в том числе, когда теплотрассы пытаются спускать под землю. Насколько граждане Подмосковья сейчас обеспечены теплом, насколько качественное оборудование сейчас стоит

- Чтобы понимать, в Московской области протяженность тепловых сетей - 18 тысяч километров. То есть, если взять еще водопроводные и канализационные сети, мы получим 38 тысяч километров. То есть, сети одной Московской области могут обогнуть Экватор. Так, чтобы понимать масштабы хозяйства. К сожалению для нас, как для отраслевиков, для людей это счастье, чем меньше они о нас знают, тем, значит, лучше мы работаем. На самом деле, представляете, какой колоссальный потенциал людей и оборудования занят в этом процессе? По сетям и по котельным мы сделали достаточно большой прорыв. В этом году мы ввели 62 новых котельных. Такого нет ни в одном регионе Российской федерации. Почти 600 гигакалл мощности. Это, может, непонятная цифра, но это 600 тысяч человек. 

 - Мы меняем котельные на угле на котельные на газе?  

 - Не все. Где это экономически целесообразно. Есть в сельских населенных пунктах очень маленькие котельные, которые топят 3-4 дома, они на угле. Если есть рядом газ, никаких проблем нет, мы ее переведем. Но если газа там нет, вы знаете, что приоритет программы по газификации - это населенные пункты больше 200 человек. Если мы понимаем, что замена такой котельной стоит 1,5 млн рублей, а тянуть для нее газ - 200 млн, то конечно, тут никакая экономика не…

 - В целом, мы понимаем, что газовая котельная намного эффективнее с точки зрения и затрат, и содержания, нежели угольная. 

 - Из 2600 котельных Московской области у нас 1400 - это котельные, которые требуют перевода либо с жидкого топлива, либо с угля на газ. Но из них всего 140 - это большие котельные. То есть, те, которые реально портят экономику предприятий. А с остальными еще можно 10 лет нормально жить и ремонтировать все по тем параметрам, которые есть. Как только туда будет приходить газ, конечно, тут же вопрос снимается. Но опять же все зависит от приоритетов. 

 - А какой темп предполагается по переводу их на газовую систему

 - Чтобы никого не пугали эти цифры, у нас всего 5 муниципальных районов, в которых экономика угольных и жидкотопливных котельных сильно влияет на качество услуг и стоимость платежей. Это Коломенский район, Орехово-Зуевский район, Рузский район - из крупных потребителей. Частично это Волоколамский район, частично Истринский район. В остальных местах, особенно в городских округах, эта проблема практически решена. Истринский район закончит полный перевод за следующие 2 года. В этом году мы открывали большую котельную, там больше не будет. Я не назвал Дмитровский район, потому что неделю назад мы как раз открывали там реконструированную котельную, тоже в следующем году полностью перейдет на газовые котельные. По Коломенскому району уже начаты работы, причем они будут вестись в рамках региональной программы Московской области по развитию ЖКХ. 5 крупных котельных будут переведены в течение этого отопительного сезона на природный газ. Самый тяжелый район - Можайский, потому что там 44 таких котельных в одном районе. 

 - Планируете перевести все

 - Да. Все, кроме пяти маленьких, которые отапливают населенные пункты меньше 200 человек. Эти котельные за 2 года должны быть полностью модернизированы. Что касается Можайского района, он на особом контроле, потому что там самая тяжелая ситуация была по ЖКХ. В этом году мы там тоже сделали серьезный прорыв - мы только за летне-осенний период поменяли там 10% сетей. То есть, все крупные сети Можайска, гидроузла в этом году были переложены. Я уже не говорю про ремонты самих котельных в рамках производственных программ. Но самая главная цифра по сетям. То есть, из 300 км сетей 31 км был переложен. Причем, это очень большие диаметры - 300 и 200, и 140 мм. И достаточно ударными темпами, то есть, практически за 2,5  месяца был завершен такой колоссальный объем работ. И мы уже сегодня видим, что количество технических сбоев по Можайскому району сократилось в 2 раза. Это наш принцип - мы не все меняем общим чохом, а мы выбираем только самые проблемные места. У нас была по этим участкам статистика аварийности, что они самые тяжелые, вот мы ровно их и поменяли. Все остальные мы будем ремонтировать, подлатывать в рамках текущего ремонта, каждое лето. 

 - Вы говорите об аварийности. Какие-то серьезные аварии по теплотрассам были в предсезонный период? Были какие-то сбои в подаче тепла в квартиры

 - У нас и прошлый зимний период мы прошли без аварийных ситуаций. 

 - Ни одной не было

 - Ни одной. У нас были технологические сбои, когда действительно прерывается теплоснабжение, но срок устранения не больше 3 часов. Вот если больше 3-х часов - это уже считается аварийной ситуацией. У нас таких ситуаций в прошлом году не было ни одной, кроме Рошала. И то, там теплоснабжение фактически приостанавливалось только на 40 минут. Только на момент сварки. Слив системы не проводился. Был перекрыт большой кусок теплотрассы задвижками, 40 минут не было подачи, теплоноситель остывал, но в квартирах у батарей все равно была температура от 28° до 40°. 

 - А в этом сезоне

 - В этом сезоне очень хороший показатель. Если в прошлом году и до этого тепло в Московской области включалось в среднем в течение полутора месяцев, то в этом году все котельные вышли  на режим за 12 дней. То есть,  благодаря той работе, которая проводилась летом, за 12 дней, несмотря на всю нашу разношерстность - крупные большие поселения, городские округа и т.д., за 12 дней все тепловое хозяйство Московской области подключилось. И по котельным у нас при включении не было ни одного сбоя. 

 - То есть, сейчас везде тепло

- Сейчас везде тепло. У нас есть жалобы граждан, и вот на прошлой неделе как раз "Добродел" показал резкое сокращение их количества - это когда в отдельных квартирах нет отопления, но это связано уже и с работой управляющей компании. Это как правило завоздушенные стояки, или в доме не провели нормальные опресовочно-наладочные работы. Но при этом абсолютно все котельные в Московской области находятся в работоспособном состоянии. 

 - Предлагаю встретиться через пару месяцев, когда завершится зимний сезон, чтобы еще раз обсудить этот вопрос. Надеюсь, все будет в таком же состоянии. Продолжим разговор о подготовке к зимнему сезону. Коммунальная техника - наше все. Особенно учитывая погодные аномалии, которые так или иначе появляются. Сегодня первый снег, например. Тем не менее, очень много разговоров о коммунальной технике, и многие высказываются очень критично. Говорят, что техника очень устарела, мало современной техники. И количество ее в арсенале ЖКХ тоже не очень большое. Недостаточное как минимум. Что можете сказать о технике, в каком состоянии, какое количество, чего не хватает

- У нас сейчас, если говорить из норм закона о благоустройстве, современной уборочной техникой обеспечено порядка 30% территорий. Понятно, что не убирается, но это идет с перекрытием режимных карт и технологических маршрутов. Как вы знаете, практически целиком на себя взяло эту работу в помощь муниципалитетам Правительство Московской области. И в прошлом году, и в этом году мы централизованно покупали технику и раздавали ее муниципальным образованиям. Причем, если с прошлом году и в первом этапе этого года процент софинансирования составлял 20%, то почти 100 единиц техники последнего этапа этого года отдавались по софинансированию 1%. Это как, вы знаете, была известная игра в футбол, когда нас принимал Сбербанк и учил членов Правительства и глав муниципальных образований. И для того, чтобы это был азартный вопрос, Правительство выделило на какие-то социально-значимые цели 200 млн рублей. Но потом, когда все сыграли, поняли, что сейчас самой востребованной социально-значимой задачей реально является покупка техники. Поэтому было принято такое решение. И важно, что должна быть современная техника. Но опять же, где? Бесспорно, в городских округах. Химки, Балашиха, Жуковский - должна быть современная техника, маленькие вакуумные машины, которые ездят  по тротуарам. Когда мы говорим про сельские поселения, где и тротуаров-то нет, там нужен хотя бы трактор. 

 - Но есть проблемы с трактором, неужели?  

 - Количество тракторов, да! Мы в этом году покупали. 

 - Тракторы производит Российская федерация

 - Тракторы производит республика Беларусь. И только с этого года Владимирский завод взял по лицензии выпуск тракторов МТЗ, которые в основном мы покупаем. 

 - И они будут в следующем году

- Да, в следующем году. А что касается вакуумных машин, как раз 3 недели назад в Одинцовском районе открыли производство, мы теперь сами собираем вот эти маленькие машинки, которые всем нравились. 

 - Вот оно, импортозамещение

- Да. Пока остается импортным только двигатель, все остальное собирается здесь. Но я хочу сказать, что если в прошлом году, почему я сказал, что есть разница между городскими округами и сельскими поселениями, если в прошлом году 33 муниципальных образования участвовало в покупке техники, то в этом году 69. То есть, в 2 раза больше. Именно потому, что в этом году мы покупали в основном трактора. Когда в прошлом году вручали технику, Андрея Юрьевича попросили главы районов, что мы сейчас покупаем для городов, а что ж сельскими поселениями? И вот в этом году основной акцент был на сельских поселениях. Потому что трактор в деревне - это не только уборочная техника, это все. Это и поливочная, это, где нужно, покосить. 

 - Многофункциональная машина.  

 - Абсолютно верно. Круглый год без остановки работает. 

- Зимой и летом одним цветом.  

 - Бочки разные. 

 - Но если вернуться к вопросу, насколько Московская область обеспечена техникой, и чего не хватает, если говорить в процентном соотношении? 

  - Как эти ни страшно звучит, не хватает 70%. Мы обеспечены техникой на 30%. Понимаете, 25 лет ничего не делалось по покупке техники. Не покупалось вообще ничего. Отдельные муниципалитеты что-то себе покупали, где главы к этому подходили ответственно. В целом же не покупалось вообще ничего. Парк полностью устарел. Была схема, когда работали подрядные организации, которые никто никогда ни в какую технику не вкладывал, все хотели заработать деньги и уйти. И только сейчас переход на муниципально-бюджетные учреждения, когда мы понимаем, что это фактически муниципальный подрядчик, который никуда не сбежит, дал нам возможность покупать технику. Но мы продолжаем эту программу. 

  - Насколько она долгосрочная

 - Пока она предусмотрена на все 3 года реализации программы. То есть, 16-17 год мы точно будем покупать. И я думаю, что эта программа еще будет продлена. 

 - А есть ли понимание, когда эти 70% будут полностью объяты?  

 - Сейчас идет параллельный процесс - и область покупает централизованно, и муниципалитеты, которые создали МБУ, и понимают, что они капитализируют свои предприятия, а не "дядю Васю", тоже начали покупать технику. Но я думаю, что такой процесс будет не меньше, чем 5 лет идти. Все опять же зависит от экономической ситуации. Но не меньше 5 лет. 

 - Еще одна проблемная тема для области: долги. В первую очередь долги за газ. Достаточно весомые, серьезные, об этом сейчас идет очень много разговоров. Что происходит в данный момент?

 - Мы на начало отопительного сезона вышли с падением по сравнению с прошлым годом на 50 млн рублей. Но это не такая большая цифра. С учетом того, что две организации, подведомственные Минобороны РЭО и Славянка за этот же период накопили 1,2 млрд рублей, то есть, если бы они не создали дополнительных долгов, мы фактически бы вышли с сокращением в 1,2 млрд рублей. С Минобороны мы работаем, у нас там есть понимание, и процедура банкротства, появились новые управляющие организации. И постепенно эти долги будут гаситься. Тем не менее, если вспомнить окончание отопительного сезона, у нас сумма долгов была 12,6 млрд рублей общей задолженности. То есть, за летний период мы фактически 6 млрд погасили. То есть, 1 нас была общая задолженность 5,9, и 5,05 млрд - это просроченная задолженность. Но дело даже не в этом. Впервые даже в этой цифре в 5 млрд, она очень четко расписана. Это не какие-то непонятные долги. Миллиард рублей из этой суммы - это долги по водоканалу Московской области предприятия, которое вошло в фазу банкротства, и они будут напрямую погашены бюджетом. То есть, их как бы нет, это только этапность погашения. Соответствующий график подписан губернатором и Межрегионгазом. 2,4 млрд рублей - это реструктуризированная задолженность, по которой подписаны графики между регионом и соответствующими муниципальными образованиями. То есть, она тоже на контроле. 

 - Просто растянут срок.  

 - Да, на 2-3 года срок растянут. Из них 1,5 млрд рублей - это те районы, куда мы планируем заход инвестора от Газпрома. Газпром-теплоэнерго. То есть, фактически у нас остается 900 млн - это ранее накопленная мораторная задолженность, то есть, та задолженность, которая уже просужена в результате банкротств. К сожалению, это было в течение предыдущих 10 лет, и сейчас мы ничего с этим не сделаем. Тем не менее мы будем находить какие-то общие точки соприкосновения с Газпромом, чтобы тоже погашать. Но это самая сложная задолженность. И у нас остается порядка 1 млрд рублей той задолженности, над которой надо работать и предприятиям, и муниципалитетам для того, чтобы ее так же постепенно сокращать за год, за два. 

- Кто не платит за газ, жители или управляющие компании?

 - Ситуация кардинально поменялась. Если до лицензирования у нас были случаи, когда и жители не платят, и управляющая компания, то сейчас все-таки у нас произошел перелом. И сейчас все долги, которые имеются сейчас - это уже долги жителей. 

 - То есть, можно говорить о том, что управляющие компании стали прозрачнее, эффективнее с точки зрения работы, и на них нет никаких нареканий?

 - У нас есть 3 муниципальных образования, где есть нарекания по управляющим организациям,  и там нам активно помогают правоохранительные органы. 

 - Какие нарекания

 - Это Одинцовский район, Щелковский район и городской округ Орехово-Зуево. Там действительно есть проблемы с управляющими организациями, но по остальным у нас практически в 6 раз вырос охват областного ЕИРЦ, а переход на расчет по ЕИРЦ гарантирует прозрачность управляющей организации, потому что коммунальные деньги к ней не заходят. И если мы начинали этот год с 200 тысяч лицевых счетов, то заканчиваем его с 1,34 млн. Это значит, что не только вопрос нашей постановки задачи, это то, что управляющие компании, которые остались после лицензирования, готовы работать по прозрачным и честным механизмам. Но эта цифра действительно пугает. Долги населения Московской области - 28 млрд рублей. Это как долги управляющим организациям, так и долги тепловикам, ресурсникам, газовщикам и т.д. 

 - Я знаю, что сейчас проходит акция "В Новый год без долгов". Это может как-то кардинально изменить ситуацию

 - Пример Химок показывает, что за 2 недели можно собрать 90 млн рублей. 

 - Неплохая сумма. А каким образом

 - Это при очень активном взаимодействии муниципальной власти, областного ЕИРЦ и в первую очередь службы судебных приставов. Это реальные рейды по квартирам. 

 - Просто изымаются… 

 - На основании судебного приказа, судебные исполнители приходят в квартиру, описывают имущество. И те люди, которые забыли или не считали приоритетом платить по счетам на 90% сразу бегут платить. Потому что понимают, что имущество описано. Выявляется очень много случаев так называемых "резиновых" квартир, а это сейчас по закону при выявлении фактическое проживание лиц, мы имеем право выставить платежный документ за предыдущий период  с учетом того количества лиц. 

 - На месте

 - На месте. И те люди, которые превратили свои квартиры в прибыльный бизнес, сдают их под хостелы, под 12-20 человек. 

 - Естественно, вырастают объемы.  

 - Потребления, счетчики не ставят, потому что счетчики ставят те, кто потребляет мало. И такие товарищи, которые нам не товарищи, получают единый платежный документ уже рассчитанный не на одного проживающего, а на 12. В противном случае у него описывается имущество, и в том числе надо понимать, что сейчас закон позволяет из муниципальной квартиры вообще переселить в квартиру с меньшей площадью (18 метров, это может быть даже общежитие), или через суд продать квартиру. 

 - То есть, можно забрать жилое имущество

- Человека нельзя лишать единственного имущества, но это единственное жилое имущество - 18 квадратных метров. То есть, если человек живет в трехкомнатной квартире один, и не платит, у него большие долги за ЖКУ…

- То есть, вы можете предоставить ему однокомнатную, а разницу забрать?

 - Да, на погашение долгов. Эт предусмотрено законом. 

 - А нет ли необходимости сделать обязательным установку счетчиков, это же логично?  

 - Здесь играет экономика. С 1 января вступят нормы федерального законодательства, если их чуть-чуть не подвинут, такое тоже может быть, о том, что в квартирах, в которых не установлены приборы учета, нормативы потребления увеличиваются от 3 до 10 раз. То есть, человеку крайне невыгодно становится получать услуги без приборов учета. 

 - А зачем вынуждать человека, если можно просто создать правила, которые обеспечат… 

 - Такое правило есть. По федеральному закону собственники должны были обеспечить все свои квартиры приборами учета до 1 января 2012 года. Но не обеспечили. 

 - А это по желанию? Я могу поставить, а могу и не поставить

 - Нет. Это уже норма 261 федерального закона. Если вы не поставили, то с 1 января 2012 года запускается следующий механизм: ресурсоснабжающая организация за свой счет должна поставить приборы учета и выставить эту цену жителям в рамках платежного документа, не превышая ставку рефинансирования по увеличению стоимости инфляции на 5 лет в рассрочку. Но так же ресурсы у коммунальных предприятий не на все хватает, надо и сети перекладывать, и котельные ремонтировать. Поэтому часть приборов была поставлена, часть не была поставлена. И сейчас вступает уже более серьезный механизм. 2 пряника было, остается только кнут. Если ты не поставил прибор, ты можешь такое сделать, но тогда ты заплати в 10 раз больше, чем ты потребил по нормативу. И это уже самый хороший стимул. Это действует сильнее, чем норма закона. 

 - Вы уже заговорили об ЕИРЦ. Эта система развивается достаточно активно на территории области. О каких результатах сейчас можно говорить

 - Такое снижение долгов за газ в 2 раза только за летний период - это результат работы ЕИРЦ. По самым проблемным районам было внедрено ЕИРЦ, и это их основная заслуга - сокращение долгов. Потому что надо понимать, что в зимний период долги все равно накапливаются. Потому что население платит равномерно каждый месяц в году, а потребление максимальное зимой. И вот эта разница, в наших терминах 1/7 - 1/12 разница, она по области составляет 930 млн рублей в месяц. То есть, мы можем каждый зимний месяц прирастать на 930 млн. Но мы должны за летний период полностью их компенсировать. В этом весь смысл. До 1 октября мы должны полностью это компенсировать. Так вот, когда не было ЕИРЦ, долги накапливались зимой, и летом их не спешили компенсировать. Мы проваливались точно так же. А сейчас мы это все собрали. Работа ЕИРЦ за летний период дала дополнительно 1,8 млрд рублей сборов, почти 2 млрд рублей за летний период. По сравнению с прошлым годом. 

 - Вода - это наше все. Тем не менее, качество воды оставляет желать лучшего. Подмосковье в этом смысле сейчас только начинает какую-то более-менее активную работу с точки зрения очистки, доставки конечному потребителю нормальной удобоваримой воды. Что происходит с точки зрения изменения технологий очистки, происходит ли вообще что-то

 - Да, у нас регион находился на 17-м месте в начале этого года по обеспеченности населения чистой питьевой водой. И это, конечно, тот приоритет, который Андрей Юрьевич определил как один из самых важнейших. Вода - это приоритет. Была составлена достаточно четкая программа с тем, чтобы к 2018 году полностью уйти от районов так называемой красной зоной. Это те районы, где население обеспечено чистой питьевой водой менее чем на 70%. У нас таких на начало года было 12 муниципальных районов. Здесь опять же надо разделить. В городских округах все проще, там централизованная система, там достаточно просто добыть воду, очистить ее и подать. Ф федеральном рейтинге первые места занимают 2 республики, у которых вода течет с гор, ее просто надо собрать, а дальше идет Москва и Санкт-Петербург. То есть, централизованные мощнейшие системы современной водоочистки, водоподготовки. 

 - То есть, у нас существуют сильнейшие и прорывные технологии очистки воды

 - Да. 

 - Откуда тогда столько информации об алюминии, остатках хлорки в воде? Люди очень озабочены этим вопросом, часто проводят личную экспертизу, относят в частные лаборатории. Очень много информации о том, что вода достаточно часто наполнена тяжелыми металлами, в том числе какими-то серными соединениями. Откуда это берется

 - Я специально разделил. Я говорил про крупные города. У нас в области ситуация другая. У нас географически очень тяжелая ситуация с водой. У нас практически нет чистых заборов воды подземных вод, которые соответствуют санитарным нормам. У нас всю воду, которая поднимается из подземных источников, надо в обязательном порядке чистить. Всего 2 муниципальных образования берут воду из поверхностных источников - это Дубна и Мытищи. Как водоканалы Москвы, из открытых источников. Все остальное - это подземная вода. Тут 2 подхода. Первый подход - это наша восточная область, это те 11 муниципальных образований, которые находятся близко к восточной водопроводной системе. Наша задача до 2018 года перевести их на эту владимирскую воду. Эта вода шикарного качества, она, во-первых, сама по себе очень вкусная. 

 - Существует вкусная вода

 - Да. Которая при заборе отвечает всем санитарным нормам. То есть, она не не содержит в себе минимальный ПДК по тяжелым металлам, по всему остальному. Это первая задача, это мы должны 600 тысяч человек до 2018 года перевести на эту воду. И второй вопрос - это локальные станции очистки, так называемые водозаборные узлы и станции очистки воды. Здесь ситуация такая: я уже сказал - 12 проблемных районов. 

 - Что это за районы?  

 - Это Можайский, опять же. Как и по теплу. Но это география, это не то, что кто-то лучше или хуже. На начало года были Дмитровский, Луховицы, Жуковский, Егорьевский, Рузский, Рошаль, Железнодорожный, часть Балашихи - вот эти районы у нас в красной зоне. Наро-Фоминский район. Но несмотря ни на что мы в этом году так же сделали прорыв. Из 12 районов мы выходим в 2016 год - 6 районов у нас вышли из красной зоны. То есть, перешли порог, когда население обеспечено чистой питьевой водой более 70%. У нас вырвались в лидеры Дмитровский район, Жуковский район, Егорьевский. 

 - За счет чего

 - Они построили современные высокоэффективные станции очистки. 

 - Это дорогостоящий проект

 - Конечно. Только по Луховицам общий объем затрат составлял почти 100 млн рублей, ну, 80 с копейками. Но зато впервые, никогда не было в Луховицах, в городе, чистой питьевой воды. Я уже не говорю про поселения. Сейчас мы можем сказать, что на конец декабря осталось всего несколько маленьких населенных пунктов, в которых нет современной чистой воды. То же самое Егорьевский район. То же самое Железнодорожный. 

 - Это выполняется силами муниципалитетов, или как-то в целом помогает район

 - Да, у нас есть государственная программа Московской области по развитию ЖКХ. И у нас есть четкий критерий отбора. Вот мы говорим, что маленькие котельные и маленькие станции очистки - это зона ответственности муниципалитетов. Они должны у себя ставить такие задачи как приоритет, включать их в муниципальные программы, давать на них финансирование. 

 - Должны. Они это делают?  

 - Делают. Вот сейчас, так как мы перевели это на жесточайший контроль, у нас по каждому из этих муниципальных районов есть подписанные главами дорожные карты, практически помесячные, что делается в 15, 16, 17 году и т.д. И я считаю, что моя задача как министра, чтобы главы почувствовали вкус от этой работы. Потому что это та работа, которая дает результат. Да, это достаточно большие деньги, но люди ничего так не оценивают, как детские площадки и чистую воду. Все остальное вторично. Тепло, к нему очень быстро привыкают. Проблема, когда его нет, но к нему очень быстро привыкают. А вот чистую воду и детские площадки люди оценивают сразу. 

 - Потому что это качественно меняет жизнь.  

 - Да. Проблемы с канализацией мы знаем, с недостатками очистных сооружений, проблемность коллекторов. 

 - Давайте поговорим про коллекторы.  

 - Пока не случилась аварийная ситуация и канализация не попала в реку, жители даже не знают, что с канализацией есть проблемы. А у нас очень много населенных пунктов, где до сих пор дедовским способом идет утилизация канализационных стоков на рельеф. А чистая вода - мы ее наливаем и смотрим, что мы пьем из крана, какой у нее вкус и чем она пахнет. Поэтому здесь, если мы переходим к канализационным коллекторам, подход точно такой же, как и в тепле. Мы собираем самые проблемные участки, мы их сортируем и ремонтируем по самым проблемным. 

 - Недавно, кажется, в Балашихе произошел очередной прорыв

 - Это не очередной прорыв, это была аварийная ситуация на Окатовских очистных сооружениях. Коллектор находился в зоне риска, то есть, мы его смотрели. Но в Балашихе есть еще один очень тяжелый коллектор, который у нас стоял в приоритете уже 2 года. Это коллектор Заря. 

 - А почему за 2 года с ним ничего не произошло?

  - Очень сложные изыскания. Это коллекторы, которые делались в 60-х годах. 

 - Чем они отличаются?

  - Они практически ничем не отличаются. Труба, которая идет по определенной местности. Где-то напор, то есть, есть насосная станция. Вопрос в грунтах, в их смещении, в трассировке, потому что очень много тогда строилось хозспособом, даже трасс никто не знает. И только получается, когда идет прорыв какой-то канализации, в поле появляется лужа из канализационных стоков. Или в речку течет. 

 - Неужели нет какой-то глобальной системы учета этих канализационных каналов?

  - Вот теперь она появилась. В этом году мы полностью заканчиваем работу по схемам водоснабжения и водоотведения, и сегодня мы понимаем. В будущем году, я даже думаю, будет сделан сводный план сетей Московской области, где все эти сети будут наложены на один геоинформационный ресурс. Сейчас мы это понимаем. 2 года назад  мы этого вообще не понимали. 

 - Насколько изношена система сетей на территории области?

  - На самом деле не так много - 58%, это не критическая ситуация. По канализации это точно. 

 - Что-то модернизируется?

  - Да. Та же Балашиха. Я сказал, что был прорыв на Окатовских сооружениях, но у нас уже в плане стоял ремонт Зари, на которой тоже были аварийные ситуации. Но они просто не получили такого общественного резонанса, потому что там канализация вытекала в поле, никто этого не замечал. 

 - И никого это не волновало. 

  - Волновало! Мы это контролировали, Минприроды это фиксировал. Поэтому мы еще полтора года назад внесли этот объект в государственную программу. Но вы понимаете, что там разрабатывается проектно-сметная документация, проводится ее экспертиза, и мы знаем, что в следующем году мы начнем делать Зарю. Точно так же по Окатовским сооружениям, там, где был прорыв. Сейчас мы сделали временный пластиковый байпас по поверхности. Сейчас заканчивается разработка проектно-сметной документации, и в следующем году мы так же этот кусок поменяем. Колоссальная работа была проведена по Щелковскому району, был даже очень хороший сюжет об этом у вас на канале. Мы называли это "из пяти больных коллекторов". Это огромные коллектора, которые идут от Королева к Щелковским очистным сооружениям. Там диаметры 1000, 1500 мм, то есть, трубы практически в рост человека. Тоже 66 года строительства. Никто ничего там все эти годы не делал. И мы эти коллектора перекладываем практически полностью. Огромный парк техники, машин, механизмов, людей, очень интересные технологии, тоже у вас был сюжет. Гибкие рукава, которые потом обуровываются. То есть, работа идет колоссальная. И самый большой по диаметрам это Егорьевско-Воскресенский коллектор, который тоже 60-х годов. На него завязаны 2 больших города - Это Егорьевск и Воскресенск. Мы тоже его ремонтируем. И в этом году, и в следующем году еще будем продолжать ремонты. 

 - О каких перспективах с точки зрения времени можно говорить? Когда завершится полная модернизация коллекторной системы?

  - Чтобы завершилась полная модернизация ЖКХ в Московской области, надо 200 млрд рублей, тут много ума не надо. 

 - Денег всегда надо. 

 - Да, поэтому  и говорю, что этот процесс будет постоянны. Просто мы должны работать так, чтобы скорость обновления превышала скорость старения. И тогда будет нормальный рабочий процесс. Условно говоря, мы в год будем перекладывать 2 км труб, а выходить из строя километр. Это нормально. Тогда постепенно, к какому-нибудь 2050-му году мы повысим свой процент износа до 28%. А может, так и будем находиться на 50%, но это не будет создавать проблем для жителей Подмосковья. 

 - Перед новым годом не могу не спросить: стоит ли ожидать какого-то повышения тарифов в сфере ЖКХ, потому что традиционно после Нового Года такие случаи происходят. Стоит ли этого ожидать после этого года?

  - Как вы знаете, тарифы у на будут подниматься с 1 июля, то есть, с 1 января у нас ничего не изменится. Средний индекс тарифов по Московской области составит порядка 6%, он будет отличаться от муниципальных образований друг к другу. Но если считать, что у нас инфляция более 14%, рост в 6% тарифов вполне оправдан. При том, что минимальный уровень роста тарифов на электроэнергию закреплен, на газ определен уже на сегодняшний момент. Поэтому я думаю, что это будет воспринято каким-то негативным образом, потому что к тому же люди сейчас видят результат. Просто повышение тарифов, когда ничего не меняется, действительно вызывает вопросы. Когда мы понимаем, что в начале года в Луховицах мы открывали кран, из него текла ржавая вода, а сейчас из него течет прекрасная, чистая вода…

 - Мы понимаем, что за это придется заплатить. 

  - Да. То же самое Сергиев Посад сейчас выходит на большие концессионные торги, и там совет депутатов выходил на губернатора с просьбой повысить тариф сверх индекса на 2%, сейчас закон такое позволяет, именно для того, чтобы презентовать концессионное соглашение по водопроводу и канализации. Жители тоже почувствуют, поэтому депутаты это и поддержали. 

 - На ваш взгляд волнений на этот счет не будет?

  - При таких цифрах - нет. Это не 14, не 15, не 20%. 

 - А можно говорить, что управляющие компании обеспечат прозрачность счетов, прозрачность работы с точки зрения предоставления услуг?

  - Здесь 2 кубка. Первый кубок несет на себе ответственность областное Правительство, регулирует тарифы за коммунальные услуги. То есть, в платежках строго должны указываться те коммунальные услуги (это вода, тепло и электричество, газ), которые регулируются на уровне субъекта. Не муниципалитета, а субъекта Российской федерации - Московской области. Здесь все понятно и прозрачно. Для жителей всегда была черным ящиком вторая часть платежного документа - так называемые жилищные услуги. 

 - Ящик Пандоры. 

 - Да. Плата за содержание и ремонт многоквартирных домов. Сегодня мы говорим так: если управляющая компания вступила в нашу хартию, которая разработана по инициативе совета многоквартирных домов Правительством Московской области, то все ее расчеты, даже по содержанию и ремонту жилья, будут для жителей понятны. Они должны в обязательном порядке размещаться на внутриподъездных досках, на сайтах, на информационных щитах во дворах. И жители должны понимать, какие ремонтные работы, работы по содержанию должны проводиться в течение этого года, и сколько они будут стоить. 

 - Я знаю, что с 1 декабря Фонд капитального ремонта подчиняется вашему ведомству. Это как-то серьезно изменит  ситуацию?

 - Ситуация изменится в том, что мы сможем наконец консолидированно подходить к такой теме, как текущий и капитальный ремонт трасс. Мало кто об этом знает, но если с 1 января плата за капитальный ремонт 8,3 рублей будет в Московской области, то на текущий ремонт жители собирают от 10 до 12 рублей с квадратного метра в тот же месяц. То есть, если весь объем Фонда капитального ремонта 12 млрд рублей, то за содержание и текущий ремонт жители собирают те же 12 млрд рублей. И крайне преступный и негативный бизнес управляющих организаций как раз заключался в том, что как раз эти 12 рублей не шли на текущий ремонт домов, а направлялись неизвестно куда. 

 - Как бороться с преступными схемами управляющих компаний?

  - Бороться только через наши активы, через наши управдомы. Очень просто. Мы говорим: мы стандартизировали расценки по каждому типу домов. Серийных домов и плюс дополнительные коэффициенты, которые есть для современных домов, где есть скоростные лифты, котельные и т.д. Житель сегодня может открыть хартию, посмотреть, сколько должно стоить содержание и ремонт квадратного метра его квартиры в месяц, посмотреть, сколько ему выставляет управляющая компания. Если это выше, он должен потребовать от своего управдома, чтобы тот бил в колокола, собирал собрание, чтобы управляющая компания объясняла, почему она превышает этот уровень. Все может быть, бывает ветхий фонд, бывают какие-то отдельные мероприятия, например, жители захотели построить шлагбаум или дополнительную клумбу. 

 - То есть, они захотели, наверное, они сами знают о том, что они захотели?

  - Верно. Второй вопрос: управляющая компания должна сказать, какие ремонтные работы будут делаться за эти 12 рублей. Любимый ответ управляющих организаций: мы не ремонтируем крышу, потому что мы ждем капитального ремонта. Это не так! Ремонт крыши сидит в текущем содержании и ремонте! То есть, идите и делайте!

 - То есть, это обман?

  - Это обман, которым любят пользоваться. Вы должны идти и ремонтировать до 20% кровли ежегодно! Если есть такая потребность. И то же самое, вы должны до 15% инженерных сетей менять в течение года только текущим ремонтом. Не ожидая капитального ремонта. Отмостку вы должны делать текущим ремонтом, тут не надо ждать капитального ремонта, чтобы в подвал не стекала вода и прочие неприятные вещи. И когда житель понимает, что вот это должна сделать управляющая компания, и есть управдом, который не сам по себе, которого могут обидеть, а есть мощнейшая ассоциация Управдом в Московской области, председатель совета домов, то они в праве требовать от управляющей компании. 

 - Но жители знают эту информацию, она размещена на каких-то стендах, жители сознательны, сами обращаются, я правильно понимаю?

  - Да. Конечно. Но мы же с вами понимаем: мы приходим с работы поздно, у нас как правило нет времени заниматься вопросами, связанными с управлением дома. 

 - "Добродел" должен помогать, теперь есть портал. 

  - Вот. Портал "Добродел" - это текущие вопросы, это не горит лампочка, нет горячей воды, проблема с температурой в квартире, нет освещения во дворе. Это понятно. Но когда стоит вопрос, когда надо управляющую компанию загнать в рамки, тут уже появляется абсолютно законный механизм. Есть управдом, который уполномочен законом прийти к управляющей компании и сказать: почему? Если она не может ответить на этот вопрос, есть Государственная жилищная инспекция. И когда она задает вопрос "почему?", конечно, у управляющей компании сразу появляется гораздо больше проблем. Потому что эти либо штраф на само юридическое лицо, либо штраф на физическое лицо, руководителя управляющей компании, либо его дисквалификация. И на рынке все борются за это место. Управление. Все плачут, что оно крайне нерентабельно, но при этом никто с домов не уходит. И мы провели анализ, получается, что у нас при всем разнообразии управляющих компаний (их более тысячи, получивших лицензию), 80% многоквартирных домов управляют всего 50 управляющих компаний. 

 - Рынок практически монополизирован?

  - Из них 30 - это МУПы, то есть, те организации, которые напрямую подчинены управам районов. Где директора напрямую назначает глава муниципального района или городского округа. То есть, вертикаль замкнулась. Если у тебя проблемы с такой управляющей компанией, ты через "Добродел" показал, что она плохо работает, мы теперь уже выходим с другим требованием. Мы теперь выходим с требованием к главе поменять своего заместителя, который курирует работу ЖКХ. И поменять этого директора. 

 - Очевидно, что работа в Министерстве кипит. Мы будем наблюдать за вашими взлетами, несомненно, вам большое спасибо.