«Уметь драться — дело благородное». Футбольные фанаты — о драках по плану, «ботоксных» игроках и адекватной полиции

В начале марта вице-спикер Госдумы и член исполкома Российского футбольного союза (РФС) Игорь Лебедев предложил сделать драки между футбольными фанатами видом спорта. По мнению депутата, с нашими «футбольными фанатами нужно и можно работать, а их агрессию легко направить в мирное русло». «360» поговорил с пятью футбольными фанатами и узнал, что значит для них фанатское движение, чем отличается внезапный «махач» от запланированного и о околофутболе девяностых, который «не вернуть». Имена всех героев изменены.

Андрей, 42 года, фанат «Спартака». «Поедешь в Махачкалу — драки не избежать»

Есть два варианта — случайная и плановая драка. Ситуация номер один — вы просто поехали за любимый футбольный клуб на выезд, ни о чем не подозревая. И тут ваша команда неожиданно выиграла, у оппонента это вызвало недовольство. Команда уехала, а вас по пути на вокзал решили «наказать». В таких случаях смысл только один — это самооборона. Так раньше начинались большие противостояния с историей — ваша обида выливается в то, что, когда оппонент приезжает на ваш стадион, вы уже хотите отомстить, вас поддерживают и драка становится плановой. Все случайные или околослучайные драки сейчас в прошлом. Но раньше такого было много, многие олдовые фанаты так начинали.

Хотя, если у тебя большой опыт, ты даже случайную драку можешь предугадать. Если поедешь в Краснодар на «Спартак», понимаешь, что там отдохнешь, а если, условно говоря, в Махачкалу, то драки не избежать. Выбираешь один из двух выездов — либо как турист гонишь, поддерживаешь команду, либо как боец, которого влечет адреналин.

Это как рыбалка или охота — все друг друга знают. Каждый тебя найдет, если захочет. Сейчас все разговаривают. Например, звоните и говорите: «Ребят, мы едем». Оговариваются сценарии. Это может быть маленькая «фирма» (группировка футбольных фанатов — ред.) и встреча пять на пять, обычно больше, бывает и двести на двести, но нечасто.

Плановые драки теперь возникают от неизбежности, это как субкультура в субкультуре. Печаль в том, что начинают привлекать в движение людей, которые мало интересуются футболом. «Фирма», конечно, получает какую-то физическую поддержку, но, во-первых, сам футбол деградирует — большие деньги его убили. [Сейчас мы смотрим на] сражения миллионеров. Ребята где-то там зависают, а ты едешь на последние копейки, чтобы за них попереживать. Тут уже не переживания получаются, а какой-то цинизм.

Во-вторых, мы начинали «гонять» за идею, и ребята играли тоже за идею. Сейчас футболисты мигрируют. Превратились, к тому же, в ботоксных красавцев. Деньги убили футбол, по большому счету. Если на топовых матчах посещаемость еще держится, то в провинции вообще доходит до того, что и футбольную команду расформировывают.

Сейчас романтику делать не из чего, сейчас таких ультра-болельщиков мало. Никакого красивого футбола. Драки выходят на первый план. У вас нет других новостей из спорта? Негде рассказать о благотворительности футболистов. Или скандал найдут — бухие футболисты что-то там сделали на своих Maserati. Новость потом отмирает. А ленту надо же каждый день обновлять. А из драк зачем-то делают зло, которое всегда зайдет.

Я отошел от всех дел, это мое решение. Становясь старше, ты уже в ответе не только за себя. Ты не можешь рисковать своей семьей, серьезнее относишься к своему здоровью и к репутации, чтобы не потерять работу. Вторая причина — теряется смысл, идея. Коммерциализация, текучка, необоснованная агрессивность, все уже не так, как раньше, я не за этим сюда пришел. И третье — увидел «гнилое белье» внутри фирмы. И ушел.

Правила есть, о них известно много, но бывает всякое. Мои ребята поехали в Турцию после того, как там банеры оскорбительные вывесили. Приехали — и турки достают ножи. Порезали ребятам одежду, хорошо, самих не порезали. Если едете в другую страну, нужно быть готовым к ножам и арматуре, к летящим бутылкам. В русской среде принят принцип fair play, и если найдется подонок, который что-то достанет, то его свои же и накажут. Ты же сам не хочешь быть покалеченным — поэтому едешь с чистыми руками.

Крепкая договоренность, конечно, минимизирует адреналин и чувство эйфории. Были у нас как-то оппоненты со стороны Санкт-Петербурга. Мы были без «цветов», но они узнали нас, они нам предложили подраться, мы согласились. Они выдвинули из соточки пять крепеньких бойцов. И драка превратилась в борьбу, оппонент на меня навалился, и тут неожиданно один из моих его «погасил», только-только покончив со своим противником. Приятно в неожиданный момент чувствовать рядом плечо своих. И в итоге — мы их «выносим». Уходишь — и тебе эта сотня аплодирует. Все на уровне, никакой ненависти. Никаких ножей и бутылок. Тебя противники хвалят, что ты достойно выступил. А если цепочку, например, потерял — скажут, что потерял, и отдадут. На моей памяти, слава богу, не было ни одной смерти от увечий. Если умирали, то только от того, что разбились по дороге.

Полицейские бывают разные. Был случай — на выезде полицейский раздал протоколы и говорит: заполняйте-ка, все равно писать придется, а вы уже готовые приедете, время сэкономите. Глумится. И мы глумимся. Главное, чтобы полиция не провоцировала. К нам часто заведомо с опаской относятся — могут руки заломать, хотя можно было просто в «бобик» усадить. Как-то я в Киев приехал, и мне говорят полицейские: «Вы отдыхать приехали? А мы уже давно отдыхаем». Было им интересно нас потрепать. Но неадекватность ментов — это чаще всего байки.

Что заставляет рыбаков в тридцатиградусный мороз сидеть над лункой? А что заставляет хоккеистов снимать маску и оставаться, как Овечкин, без зубов? Это не понт, это, знаешь, такая мужская традиция — ты стал мужчиной, и даже если шайба тебе прилетит как пуля, ты к этому готов. Мужское сумасбродство нас окружает повсюду. Почему же акцент на фанатах? Политика немножко замешана, кто-то себе пиар раздувает. Не нужно на этом заострять внимание и говорить, что это фрики какие-то.

А легализовать драки — это как байкеров заставить ездить по правилам — практически неосуществимо. Выходит, если хочешь подраться, нужно делать заявку, как на митинг? Никто этого делать не будет. А если так случится, то все превратится в какую-то клоунаду. Абсурда и так очень много в этой жизни. Не надо из пальца высасывать новости про околофутбол. Лучше внимание обратите на реальный футбол — на стратегическую, спортивную, финансовую сторону. Может быть, тогда там что-то изменится. Во что это все превратилось? В какую-то «Новогоднюю ночь» на «Первом канале».

Ильдар, 28 лет, фанат провинциальной команды. «С трусами и стукачами нам не по пути»

Уметь драться — дело важное и благородное для мужчины. В моем уездном городе тебя запросто могли ограбить или избить гопники, и если ты можешь дать отпор, то они моментально отстают от тебя. Помимо этого закаляется воля к победе: битым быть не охота никому. Как это применимо к футболу? Всегда есть дух соперничества, нельзя спускать оскорбления в адрес команды, за которую болеешь с детства, и города, где родился. Конечно, воля к победе стимулирует развиваться, заниматься единоборствами, чтобы не подводить людей, с которыми ты стоишь плечом к плечу.

Раньше шныряли по городу в поисках оппонента. Сегодня драки проходят подальше от посторонних глаз. Независимо от календаря игр команд по предварительной договоренности, все четко: количество бойцов, возраст и прочее. Чаще всего темы с составом 10−15 человек с каждой стороны. В назначенное время и место прибывает состав. Возможно присутствие наблюдателей, пользующихся уважением, это для гарантии соблюдения условий драки. Проверяется состав, чтобы не было подстав. Все проходит на кулаках, без использования «аргументов», то есть подручных средств. В «махаче» нет цели причинить непоправимый вред здоровью оппонента, излишняя жесть в целом не приветствуется, но понимаешь, в этой сфере случается и такое. Для городских пересечений характерно то, что обычно они проходят во время матчей, спонтанно. Но что в лесу, что в городе всегда одно правило: на чистых кулаках без подстав.

Помню свою первую драку — сначала волнуешься, потом идешь в бой. И все, что было до, становится неважно. Главное не терять голову и помнить правила, о которых я уже говорил. С годами к этому проще относишься — драка как драка. У меня за 20 выездов, я точно не считал, у кого-то больше в десятки раз. Для каждого из нас главное — знать свое дело, болеть за команду, поддерживать на выездах и стоять до конца за «цвета». С трусами и стукачами нам не по пути.

В Марселе был. Вы сами все видели. Англичане уже не т. е. Вели себя по-свински и провокационно. Если в общем, то ни для кого не секрет, что русские хулиганы — одни из сильнейших в мире, и, естественно, есть желающие померяться силой. Но помните: никто никого не хочет нарочно изувечить, не хочет проблем для своей команды или страны. Есть и отбитые, но это не значит, что все такие.

Кто-то говорит, что с полицией и контролем мало что изменилось после Марселя. Если честно — прессинг со стороны правоохранительных органов усиливается с каждым годом, особенно в свете последних событий. Раньше можно было спокойно подраться, посидеть в отделении и разойтись. Теперь же могут спокойно завести дело «по факту», особенно с ростом количества камер в городах на каждом углу. Именно поэтому в настоящее время пересечения проходят в лесах, а не в городе, подальше от посторонних глаз.

Причина внесения законопроекта о «легализации» драк, на мой взгляд, в том, что посторонних людей никак не касаются дела фанатские. Тут интерес исключительно на взаимное пересечение противоборствующих сторон. А раз претензий нет, то и нет смысла заводить уголовное дело. Если закон примут, то, думаю, будет еще больший прирост в движение профессиональных спортсменов в погоне фирм за рейтингами.

Пересечения в городе все равно будут, но еще в меньшем количестве, да и наказание за них будет строже. Выгоду от принятия закона ощутят на себе именно фирмы, явно будет открытая медийность, что может все нормально так испортить — скатится это все до уровня шоу или бойцовского промоушена, что приведет к окончательному вымиранию фанатов старой школы. С другой стороны, интерес со стороны ментов пропадет, что позволит спокойно и честно выяснить отношения, ведь не будет проблем с законом. Другой вопрос, как этот механизм будет реализован. Поживем — увидим.

Андрей, 30 лет, болельщик ЦСКА. «Мы ни в чем не виноваты, чтобы нас выгораживать»

Люди по-разному свободное время проводят. Кто-то бухает, кто-то там бегает, например. А другие меряются силой за честь своей команды или даже страны. Не на ринге, не на поле — но суть та же. Каждый делает то, что он хочет, и если ты занимаешься чем-то всерьез, то нужно знать внутреннюю культуру, внутренний свод правил и много чего уметь. У фанатских движений — если они имеют право себя так называть — нет произвола и хаоса, все по правилам — у «фирм» футбольных так оговорено. И сами фанаты, если адекватные и уважаемые, никогда не станут эти правила нарушать. Не будут железки использовать, не будут стучать. Это и есть спорт — тут свои законы, регламенты, есть цель, понятно, кто сильнее, кто выиграл, а кто проиграл. Есть и своеобразные таблицы турнирные, но только для своих — они знают кто и где, какой состав, сколько человек, и на чью победу можно рассчитывать.

Да и в остальном как в спорте. Сюда не берут кого попало. Раньше, может, и было по-другому — приветствовали, считай, всех, кто адекватный и может быть полезен. А так — всегда ждали ребят сильных, выносливых и преданных, сейчас с этим еще строже.

Есть люди, которые проверяют молодежь и тренируют их, чтобы слабаки «отвалились». А есть такие, кто ради понтов пришел. Тренировочные драки регулярно проходят, выдерживает не каждый. Но бывает, что ребята сразу «врубаются», загораются, хотят этому больше времени посвятить, приводят кого-то еще. Нужно себя как-то проявить, показать, что ты взрослый, что ты мужик. Хотя сейчас популярность уже не такая, и околофутбол уже не тот, как лет 10−15 назад. Раньше могли целую заведуху разбить за то, что кому-то пиво разлили или придавили ногу. А сейчас все поскучнее, но цивильнее, безопаснее. И, наверное, это хорошо, на русских фанатов уже какой год наседают. А если их не «усмирить», то нужно направить их энергию в другое русло. Нам сначала намекали, потом стали говорить более открыто — аккуратнее ходите вот там, побольше думайте вот здесь — и все.

Школьникам часто не интересен футбол, правила фанатских движений, они не задумываются о традициях и уважении, они думают, что если попали в движ — неимоверно круты и есть чем похвастаться. Для них подраться — это хороший способ выплеснуть юношескую агрессию, которой навалом. Можно, конечно, просто подраться с соседом, но это же не круто, а вот за идею, за команду — другое дело. Носят одежду, в которой не то что драться — даже бегать неудобно, делают татуировки непонятные, нож таскают — так-то смешно это все. Понты — это лишнее совсем, о них можно говорить только со смехом или с горечью. Но именно такие молодые ребята и дискредитируют нас в глазах властей и обывателя — начинают думать, что много таких, что нам лишь бы подраться, поломать, поджечь что-то там. Мы не изверги и не дегенераты, хотя, наверное, так много кто думает, особенно в «европах», мол, русские — отбитые, что нам флаг оппонента покажи — мы его в клочья порвем. И флаг, и оппонента. Это не то — от фанатских дел общественность не страдает. Бывали, конечно, исключения, но это единицы. А внимания обращают столько, будто такое происходит каждый день.

Инициатива эта драки узаконить очень отчаянно и комично выглядит. Как будто есть проблема, и нам предлагают ее решение. Это как если болеешь — на тебе лекарство. Никто тут не болеет, от «больных» либо избавляются, либо вообще с ними не вяжутся. Все могут ошибаться, но в больших делах нет дураков.

Из-за этого закона можно подумать, что фанаты в России — большая проблема, такого уровня, что это уже нельзя терпеть. Что они человеческого языка не понимают, делают что хотят. После Марселя многие думают, что только свистни — и начнется мракобесие и массовые увечья, что на ЧМ уже кулак в кармане готов, да и не только кулак. Из-за такого отношения ничего не хочется вообще, стыдно становится — не за себя, а за страну.

С другой стороны, можно подумать, что нас будто бы защищают, выгораживают — мол, мы вас любим, в Марселе на вас незаслуженно наехали, а Россия добрая и сильная. А мы ни в чем не виноваты, чтобы нас выгораживать. Фанатская культура — это как хрупкий сосуд, в котором постоянно происходит движение, он живой. И если надавить слишком сильно не в том месте — все будет выведено из-под контроля, можно тугую струю в глаз получить, или еще что хуже. Я бы советовал на другие проблемы внимание обратить, их хватает в стране.

Антон, 25 лет, болельщик «Факела». «Легализация таких драк — полный бред»

Законодательная инициатива в Госдуме — это уже устоявшийся пиар жанр, и случай полностью подходит под эту категорию. Депутаты ЛДПР — основные авторы кричащих инициатив, но весь их смысл в создании повестки федеральных СМИ, реальной пользы законодательству не подразумевается, уже на стадии идеи никто не планирует, что подобный закон в итоге будет принят.

Автор инициативы — Лебедев, сын Жириновского — всегда с теплом относился к теме футбола и всегда мечтал прорваться в чиновничью элиту российского футбола. Он пытался стать главой РФС, регулярно защищает ВОБ (Всероссийское объединение болельщиков). А раз уж тема фанатов сейчас так политизирована — из-за Марселя и грядущего ЧМ — то сам бог велел придумать что-то подобное.

Хотят создать впечателние, что сейчас эта тема волнует всех, а тем временем фанаты молча продолжают драться подальше от посторонних глаз. Раньше было много драк в городе, лютого беспредела, а сейчас уже ничего подобного, как-то ушло это поколение людей вместе со многими вещами. Это как условный 2007-й, который не вернуть. Но если это уходит или меняется, на это есть причина. Не этого ли добивались наши власти?

Драка формально попадает под мелкое хулиганство, но в движе не любят стукачей — нет заявления, нет и дела. Полиция, конечно, пытается выяснить, что происходит, но инсайдера сложно найти, да и организация на уровне. Драка пройдет, и никто кроме своих не узнает. А за организацию беспорядков предъявили разве что единицам.

А вот массовые драки в городе, у стадиона, на стадионе — это, считай, всегда нарушение, в общественном месте нельзя практически ничего. Но такого все меньше, и из-за нового уровня фанатской культуры, и из-за того, что пасут и предупреждают.

Легализация именно таких драк — полный бред. Представь себе: в центре города люди перекроют движение машин дракой. Никому не объяснишь, что, простите-извините, у нас тут именно «фанатская драка», а не пьяный дебош, вот, у нас даже справка есть.

А лебедевская банальная инициатива вызовет медийный резонанс какой-никакой, все сразу вспоминают, что у нас фанаты есть. Что они каким-то иностранцам голову пробили и что они тачки жгут. Может, оно и к лучшему — посмотрят и поймут наконец-то, что все не так плохо.

Хотя, думаю, до фанатов дела нет особо никому — это направлено просто на поддержку темы в медийном поле и поддержание имиджа самого Лебедева, у которого есть свои амбиции в этой сфере. Просто попиариться захотел, повод появился.

Да и фанатам, хулиганам и болельщикам от этой инициативы — ни холодно, ни жарко, принятие ничего изменит. С одной стороны, если власти узаконят бои, то по моему мнению, драки фанатов, околофутбольные драки не сойдут на нет. Но и никакого всплеска насилия не произойдет — если кому-то надо подраться, то он это сделает в любом случае, а если не надо…

Анна, 31 год, фанатка «Спартака». «Девяностые уже не вернуть»

Прежде всего, в основе околофутбольного движения — принципы и понятия. Это юнити. Когда ты можешь постоять и даже подраться за идею/фирму, заступиться за брата и друга. Ты действуешь, а не забиваешься в угол.

Сейчас тема отходит на второй план, так как в обществе вообще популярна тема нереакции, трусости, смирения перед государством, боязни всего — соседей, боязни покурить в общественном месте, попить пива в парке, боязни слушать музыку на громкости, да и вообще обсуждать какие-то немещанские темы в присутствии обычных людей. Легче не сделать чего-то, чем потом пояснять за свои деяния. Мне кажется, такие люди не смогут воевать, защищать свою родину и семью. Ну, или смогут, если под висок подставить дуло пистолета.

Я могу лишь говорить про то, как вели себя мои друзья и знакомые. Возможно, мы и сами провоцировали беспорядки и вели себя более чем экстравагантно. Но мы могли за это ответить. Я помню, в стародавние времена у нас был небольшой конфликт с ребятами. Началась драка. И когда один из них повалил моего знакомого — даже не друга — и у меня какой-то инстинкт сработал — я просто стала пинать чувака своими «мартинсами». Звучит страшно, но никто, кстати, не пострадал. А потом он сказал, что впервые такое видит и высказал «респект».

Не каждый человек сможет стать футбольным фанатом. Как и не каждый сможет доблестно сражаться на войне.

Культура околофутбола изменилась под давлением полиции, а также под давлением времени. Если посмотреть на Англию — околофутбол там зародился в сложные тетчеровские времена. Общество протестовало, как могло. Кто-то стал панком, кто-то выражал себя в искусстве, а кто-то в уличных боях. И ближе к нулевым весь околофутбольный хайп лопнул как мыльный пузырь. Английские хулиганы сейчас вызывают смех. У нас зарождение пришлось на ельцинские девяностые. В это время основа околофутбола состояла из элиты, как и во всех только набирающих силу «проектах», там заправляли люди из хороших семей, образованные, воспитанные, а потом был прилив свежей крови — уже менее элитарный, более массовый. Здесь стоит отметить «фирму» Flint’s Crew (группировка фанатов «Спартака»). Это пример честного околофутбола, без говна, без ножей в спину, как это делает OTF (Out Terraces Firm, Динамо Москва). Девяностые уже не вернуть.

В нулевых околофутбол стал массовым явлением. Многим людям он нравился из-за внешних атрибутов — репрезентативных casual-вещей, типа шарфа Burberry или куртки Stone Island. Не у всех были деньги на фирменные вещи, поэтому молодая поросль с окраин и прочие бичи затаривались на рынках. Но даже в этом было что-то. Люди идейно ездили на рынок и покупали вещи, как у героев книг Дуги Бримсона (британского автора книг о футбольном хулиганизме и причинах этого явления). Это была униформа уличных бойцов. Это как доспехи викингов.

Мне нравится, что околофутбол у нас, в России, был связан с увлечением историей, древними писаниями («Старшая Эдда»), искусством (Константин Васильев), путешествиями (выезд на локальные и интернациональные матчи своей любимой команды). Я не встречала людей из футбольной основы, которым бы нравилось что-то некрасивое и убогое.

В нулевые драки с трибун перенесли в леса и поля. Мне этого не понять, ведь драки на трибунах перед, во время и после матча начинались от непонятного руководящего импульса и адреналина на фоне матча. А не на фоне ненависти к людям. Драка «стенка на стенку» в полях — это просто драка, даже если ты на «стоунайленде». И это смешно. Это показуха. Это неестественно. Ведь, уехав в поле, тебе надо как-то настроиться на драку с противником.

Матч и возбуждение на фоне матча — это как раз то, что нужно для настроя. Ты дерешься из-за идеи, из-за инстинкта постоять за своего брата, за честь и за кровь. Ты можешь не уметь драться вообще. Но у тебя это, скорее всего, получится, так как тобой движут уже, наверное, высшие силы.

И еще: мужчина должен показать себя в бою хоть раз в жизни. Хотя не только мужчина, а вообще человек. Это заложено природой. Если он не показывает себя как воин, то, помимо того, что он не попадет в Вальхаллу, он превратится в биомусор, развращенный диваном, пивом, телевизором и общением с недовалькириями.

Легализовывать драки не стоит, но и запрещать тоже. Я бы вернула все то, что было в девяностые в околофутбол, а преимущественно людей — воспитанных, культурных, умеющих постоять — и за себя, и тебя.